Текст книги

Эдуард Рогов
Вальс со Смертью


– Что же делать?! – не знаю, как другим, а мне в таких случаях вовсе не хочется разыгрывать из себя невозмутимого и готового ко всему суперагента. – Почему не предупредил, Аргус!? Тебя провели?

– Нет. Во-первых, я никогда не сплю. Во-вторых, анализируя ситуацию, я предусматривал и такой вариант, правда, с низкой степенью вероятности. В-третьих, она находиться в этом номере, немногим более тридцати минут.

– Зачем?

– Для этого, мне и потребовалось время. Вначале, я предположил попытку воздействия на тебя во время сна.

– И?

– Полностью исключается. Можешь мне поверить. Я уловил бы любое, даже самое изощренное «подключение».

– Тогда что?

– Установка «транслирующей» аппаратуры также отпадает – для этой цели проще воспользоваться отсутствием «объекта». Значит – возобновление контакта, анализ твоих реакций и тому подобное. Можешь не беспокоиться, за ночь, я разработал алгоритм нейтрализации любых гипновоздействий, в реальном масштабе времени. Как только возникнет необходимость, ты просто почувствуешь легкое головокружение – и все.

– Что мне с ней делать?

– Общаться, флиртовать, развлекаться, – решения принимаешь ты, вспомни наш договор. Главное – твои действия должны быть естественными. Постарайся не выходить из выбранной нами роли.

– Понятно … Значит сейчас, я просыпаюсь и …

– Натыкаешься на нее, по пути в ванную. Не переиграй, в таких случаях идиотский вид – самая нормальная реакция.

– Спасибо за совет. Последнее – это точно она? Насколько я понял, в эту комнату еще не заходили?

– Это она, я проанализировал шаги и запах. Очень редкое сочетание, вероятность совпадения – меньше процента.

– Ладно. Тогда, вперед.

Еще раз потянувшись, я издал звук, символизирующий окончательное избавление от чар Морфея и сел на кровати. Дотянуться до часов, затем положить их на место. Звуки наверняка фиксируются, а возможно, меня уже наблюдают аж с нескольких ракурсов.

Так, теперь натянуть легкие трико – это нормально, одна из офицерских привычек. Если ты и можешь позволить себе спать в белье, то сразу же после пробуждения, изволь быть готовым к любым перемещениям. Ну а сейчас – в ванную. Толкнуть полуоткрытую дверь – и в путь, через гостиную. Номер не ах, но и не каморка – спальня, гостиная, санузел – как и положено отпускнику средней руки.

– Доброе утро, прекрасный незнакомец!

Кресло стояло в дальнем углу, и если бы не это предупреждение, человек со сна вполне мог бы не заметить незваную гостью.

– Что? Что за черт? Что Вам надо? Я никого … – оборвав фразу, я изобразил досаду и недоумение.

– Вы хотели сказать, что не заказывали девушку в номер? – сегодня, ее голос звучал иначе. Насмешка, легкое кокетство, очень привлекательный, сочный тембр – но незримое ощущение Силы, исчезло. Поменяла тактику? Ладно, Аргусу виднее, а мне хватит своих забот …

– Я хотел сказать, что не помню, чтобы приглашал кого-то в гости. Кроме того, я всегда запираю входную дверь – флотская привычка, – ответ был достаточно резким, и это было правильно. Никогда не находил в себе склонности к лицедейству. Мой единственный шанс – обыграть свои истинные эмоции.

На этот раз, незнакомку абсолютно не смутил прохладный прием. И выглядела она по-другому – строгий деловой костюм, белоснежная блузка, изящные, но неброские украшения. Не светская львица в поисках приключений, но секретарша босса или администратор среднего звена, в разгар рабочей недели. Впрочем, эротический заряд все равно присутствовал, поменялся лишь оттенок. Блузка небрежно полурасстегнута и чуть более прозрачна, чем следует, юбка на уровне колен лишь подчеркивает обтянутые элегантными чулками и небрежно перекинутые друг на друга, длинные стройные ноги. Носок изящной туфельки на «шпильке», насмешливо покачивается, невольно притягивая взгляд.

– Ах, это … Некоторая сумма админу отеля, еще немного – таксисту, который Вас отвозил …

– Вы запомнили номер?

– У «Сонма небес», обычно дежурят одни и те же. Швейцар заметил, что Вас взял Поль.

– Понятно …

– Да что с Вами? Вы всегда так подозрительны с девушками, или сделали исключение для меня?

– Видите ли … – я выдержал многозначительную паузу.

– Анжелика.

– Видите ли, Анжелика, во-первых, у меня имеются некоторые личные обстоятельства, объясняющие подобное поведение.

– Можно узнать, какие?

– Не сейчас. Во-вторых, – я сделал два шага в сторону и опустился в соседнее кресло, одновременно протянув руку к стоящему на столике графину – давайте взглянем на ситуацию, с моей стороны. Накануне, Вы обращаете на меня, свой благосклонный взор. Намерение очевидно и вполне понятно. Парочка ни к чему не обязывающих часов, из долгой воскресной ночи – почему бы и нет? Но вот развлечения не получилось, наступил понедельник, и что же? Вы появляетесь в моем номере, с комфортом устраиваетесь, и заводите беседу, проявляя гораздо больше желания задавать вопросы, чем отвечать на них. Причем то, что перед Вами находиться лишь слегка одетый мужчина, абсолютно не ожидавший такого поворота событий – это так, мелочь, лишь усиливающая удовольствие. Интересно, это Ваш обычный стиль общения, или сделали исключение для меня?

Закончив тираду, я наполнил стакан, не спуская с гостьи возмущенного взгляда. В случае чего, можно плеснуть спиртное в глаза – старый, но верный трюк, оправдавший себя во многих увольнительных. К сожалению, прессинга не получилось. С легкостью выдержав мой пристальный взгляд, красавица насмешливо улыбнулась и подчеркнуто неторопливо потянулась к лежащей на столике изящной, но вполне вместительной дамской сумочке.

Глава 5.

– Скотина! Это из-за тебя!

– Остынь, Серж! Алгоритм «Кенгуру» был разработан вашим командованием, задолго до этой экспедиции. Это так?

– Да …

– Ты просто не знал, да и не мог знать всех подробностей. Извини, но в этом есть логика. Лишь капитан корабля, несет ответственность за это решение, и только он отдает последнюю команду, фатальную для всех, в том числе и для него…

– Да … В древности, были такие случаи. Капитан отдавал приказ взорвать судно, нанося ущерб врагу и спасая честь флага. Но зачем понадобилось возвращаться к этому спустя века, тем более в такой изощренной форме? Погубить экипаж, выводя из-под удара боевую технику … Грозная, но беспомощная махина, корабль-призрак, живой труп, дрейфующий в черных глубинах пространства – неужели ради этого, стоит жертвовать людьми? Не разумнее ли погибнуть в любом, пусть даже самом неравном бою, причинив хоть какой-то урон противнику?

– Все верно, Серж. Вижу, ты уже думал над этим.

– Да.

– И …

– Я не знаю. На моей памяти, таких случаев не было. Что, что, а службу на корабле, ставшем могилой для своего прежнего экипажа, запомнит каждый, от капитана до последнего матроса, как не затыкай им рот сверхстрогими приказами. Несколько внештатных субпереходов, было зафиксировано в самом начале звездных перелетов, еще парочка – в нашем веке. Во всех случаях, причиной были экстремальные ситуации – аварии, или «невыясненные обстоятельства», но никак не преднамеренные действия капитанов. Да и ценность этих несчастных кораблей, была невелика – ни один из них не вернулся в строй, окончив свою карьеру на утилизационных верфях.

– Правильно. И тем не менее, как только офицер получает допуск к несению вахты с правом замещения капитана в чрезвычайных ситуациях, среди прочих сверхсекретных инструкций, он знакомится и с этой.

–Да. Действия по коду «Кенгуру». Экстренная подготовка к прыжку, без оповещения экипажа. Ориентация корабля по заданному вектору, если на это имеется время. Обязательная передача управления капитану или вышестоящему офицеру Флота, за три минуты до прыжка. В случае невозможности – активация «красного конверта» и абсолютно точное выполнение, содержащихся в нем приказов.

– Вот, Серж, вот! Теперь ты понял, что скрывает «красный конверт»?

– Нет!

– Не лукавь. Спятивший во время прыжка экипаж, лишает акцию смысла. Можно предварительно заблокировать вооружение, но с энергоустановками это не пройдет – во время ухода в прыжок они должны работать, создавая активное ускорение. После же выхода, вся бортовая электроника реагирует лишь на ручное управление, реанимация боевых, навигационных и прочих систем производится экипажем вручную, с резервных информационных носителей. Вот почему до сих пор, в космосе воюют люди, а не машины-убийцы.

– Слушай, я уже давно не курсант, не учи меня азбуке!