Текст книги

Эдуард Рогов
Вальс со Смертью

Вальс со Смертью
Эдуард Рогов

В твоём мозгу – Чужак, и за ним охотятся практически все цивилизации Галактики. Ты – единственный выживший из экипажа звездолёта, и теперь тебе предстоит бороться за жизнь на дикой планете. Однако для мужчины самой главной загадкой и опасностью издавна была женщина. Особенно если она – красива, безжалостна, и обучена искусству убивать…

Эдуард Рогов

Вальс

со

Смертью

Пролог

Ульрик еще раз повертел в руке тяжелый бокал с рубиновой жидкостью. В этот момент по столику скользнул узкий луч прожектора, и отразившийся от сосуда веер бликов, на миг позабавил штурмана, внеся разнообразие в полуторачасовое, практически бессмысленное ожидание. А действительно, чего же он ждет? Нескольких девиц, пытавшихся подсесть к его столику, он отбривал традиционно вежливой фразой: «ожидаю даму».

Видимо и рыжая китаянка (здесь встречаются и такие!) и две ее напарницы – блондинка и брюнетка, решили, что потенциальный клиент просто набивает себе цену и желает лицезреть весь спектр возможных спутниц на вечер, прежде чем сделать выбор. Это допускалось, ведь девицы «Сонма небес» не торчали у всех на виду, например, перед барной стойкой, а независимой походкой прошествовав мимо охранника, появлялись из затянутого бисерной сеткой входа в искусственный грот. Чтобы попасть туда, новичок, а тем более, «пустотник», должен расстаться с весьма внушительной суммой …

Прервав сии нехитрые размышления, Ульрик зачем-то посмотрел на свои щегольские часы (корабельное и местное время, счетчик Гейгера, а также прочие полезные «опции») и огляделся по сторонам. Девицы больше не появлялись, что говорило или об их тотальном дефиците, во что верилось слабо, или о серьезных сомнениях бар-админа относительно его персоны.

Казалось бы, с чего? Не самый шикарный, но вполне приличный костюм, в стиле «офицер в увольнении» – штатский, но с явными намеками на форму. Престижная «галактическая» кредитка, небрежно выглядывающий из верхнего кармана «бипер» срочного вызова, те же часы … Чего же более? Пусть на кредитке осталась чисто символическая сумма, корабль, чей сигнал способен уловить прибор, находится черт те в каких краях – но откуда это может быть известно заштатному бар-админу?

– Ладно, успокойся! Ничего ему не известно. Просто чутье, интуиция, нюх на деньги и власть, которые никогда не подводят таких типов. А то ты не замечал, как подобные заведения вдруг оказывают королевский прием весьма подозрительным личностям, и чуть ли не силой выпроваживают шикарных флотских офицеров, с «посаженными» кредитками. Вопрос в другом – есть ли смысл и дальше торчать здесь, идиотски, другого слова и не подберешь, надеясь неизвестно на что.

Ответа не последовало и насмешливый голос продолжил свой беззвучный допрос.

– Слушай, все не так уж плохо! Судя по произведениям, красочно описывающим похождения бесстрашных суперменов и хитроумных частных

детективов, ты действуешь абсолютно правильно! Согласно законам жанра

стоит герою ненадолго «зависнуть» в какой-нибудь забегаловке, как тут же

возникают некие субъекты, продвигающие в нужном направлении сюжет.

Однако я бы советовал определиться с наиболее привлекательным вариантом. Так кто же тебе нужен, лейтенант? Местный мафиози, с предложением совершить контрабандный рейс? Грудастая блондинка, завербованная гноррианцами? А может …

– Уймись! – коротко ругнувшись Ульрик хотел было прервать контакт с одной из своих субличностей (побочный эффект спецподготовки – «управляемое расщепление личности – единственный способ не спятить при одиночном патрулировании»), но внезапно раздумал. В конце концов, если его «серое вещество» лучше работает в режиме такого вот диалога, нужно не дергаться, а спокойно искать решение.

– Браво, браво! Итак, шикарная блондинка …

– Блондинка уже была! – мстительно ввернул Ульрик. – Как насчет еще какой-нибудь дряни из комиксов?

– Боюсь, нам остается уповать лишь на такое развитие событий – голос, пришедший из глубины сознания стал вдруг таким неподдельно грустным, что штурман не поверил своим ощущениям.

– Эй, приятель, что с тобой? Не кисни, вот сейчас к нам за столик подсядет хотя бы тот толстопузый «ломовик», мы раскрутим его на парочку бокалов, а затем я …

– Небрежно спросишь, не нужен ли на его грузовоз штурман-экстрасенс,

способный вводить корабль в субпространство и выныривать из него практически в любой точке, а не в редких и забитых до предела узловых сферах, с их бесконечными очередями и непомерной платой? Все, что тебе для этого нужно, это …

– Заткнись! – вот теперь я разозлился окончательно. Настолько, что утратил ставшую почти привычной способность воспринимать себя в третьем лице. Контакт пропал, и вместе с ним ушло ощущение отстраненности от происходящего.

Это я, Серж Голанов (Ульрик – флотская кличка), оказался сейчас в весьма незавидном, а точнее – почти безвыходном положении. Нельзя воспользоваться своими документами, почти не осталось денег (правда есть еще кредитка Карен, но это – на самый крайний случай), а главное – по другую сторону стола сидят такие игроки, что мой первый же неверный ход, наверняка станет последним. Одно из самых печальных обстоятельств заключалось в том, что я оказался втянутым в эту игру абсолютно неожиданно.

Все началось несколько месяцев назад. Молодой, подающий надежды офицер Флота с отличным послужным списком и блестящими карьерными перспективами, получил назначение на флагман 17-го флота Земной Федерации – ударный крейсер «Инфлексибл»…

Часть 1. Аргус

Глава 1

– Сектор 27 вызывает рубку, сектор 27 вызывает рубку – фраза имела бы грозный служебный смысл, если бы в произносившем ее женском голосе едва заметно не присутствовали насмешка, вызов и еще Бог знает что …

Совсем спятила! Все служебные разговоры фиксируются, а уж вызов главной рубки … Впрочем, Карен взбалмошна, но не безрассудна. Интересно, какой повод для доклада она придумала на этот раз?

– Рубка на связи – стараясь вложить в голос побольше металла, я обернулся

к засветившемуся экрану. Естественно, Карен Лориндейл – лейтенант 1-го ранга, правая рука главного канонира, первая красавица флагмана и моя бывшая любовница – выглядела, как всегда, великолепно. Но наметанный глаз штурмана, натренированный, причем не только гуманными методами, мгновенно распознавать мельчайшие изменения в рисунке созвездий или показаниях десятков приборов, вдруг заметил что-то не то. Выслушав же сообщение, я разом выбросил из головы всю чепуху относительно планов Карен лишний раз пообщаться со мною. Большой палец левой руки вдавил на подлокотнике кресла кнопку общего интеркома, делая наш разговор доступным для всех дежурных офицеров, присутствующих в рубке.

– Лейтенант Лориндейл, повторить сообщение! – на этот раз, мне не нужно было сосредотачиваться на интонации. И без того голос прозвучал так, что все кресла в рубке мгновенно оказались развернуты в сторону центрального экрана, а руки офицеров сами собой легли на подлокотники.

– Повторяю, только что, согласно приказу капитана, были выведены из дежурного режима и отключены от сети, излучатели главного калибра всех двенадцати азимутов. Приказ поступил под грифом 6-9, подтверждение запрошено и получено.

Ничего не понимаю! Следуя походным ордером, в не самом опасном, но все-таки не контролируемым нашим Флотом секторе, самим лишать себя восьмидесяти процентов огневой мощи … Зачем?

– Связь с капитаном! – забыв про Карен – в данной ситуации, от нее уже ничего не зависело, я нажал клавишу экстренного вызова. Раздался противный звук зуммера и механический голос четко выговорил:

– Вызов не принят.

От повторного нажатия клавиши (и весьма нешуточных неприятностей по этому поводу), меня спас вновь загоревшийся центральный экран.

– Адмиральский мостик – рубке. Провести мероприятия, по коду «Кенгуру». Степень готовности – плюс 30 минут. Отсчет – немедленно. Лейтенанту 3-го ранга Голанову, сдать дежурство по рубке и срочно явиться в сектор Х, имея при себе личный скафандр общей защиты. Приказ понятен?

Выражение лица адмирала, между прочим, бывшего не таким уж частым гостем на нашем крейсере, явно не располагало к подробным расспросам. Однако Устав оставлял мне одну, чисто теоретическую возможность. Голубой конверт!

Правда офицер, совершивший подобный демарш в отношении старшего по званию, позже должен был представить весьма и весьма убедительные аргументы в свою защиту, и даже во время опаснейших операций… Зигзаг моей мысли прервался так же внезапно, как и начался.

Карен! Ошеломленный смыслом ее доклада, я только сейчас осмыслил концовку – «подтверждение запрошено и получено». Значит, получив невероятный приказ, она без колебаний поставила на карту свою карьеру и … проиграла. Что бы ни происходило сейчас с кораблем и с эскадрой, помешать этому мы не в силах.

– Приказ понятен?

Я почти физически ощутил, как взгляды всех присутствующих в рубке – растерянные и недоумевающие, скрестились на моем кресле, словно пытаясь нащупать точку опоры.

К черту! Раз уж я покидаю в такой момент рубку, пусть хотя бы те, кто останутся, будут на сто процентов уверенны в своих командирах.

– Прошу подтверждения, адмирал!

– Повторите! – глаза адмирала буравили меня почище гноррианских лазеров.

– Согласно пункту 8-21, часть первая, приказ, затрагивающий безопасность корабля в боевом походе, должен быть подтвержден в условиях, полностью исключающих гипновоздействие. В случае Вашего отказа я имею право …