Зосима Тилль
Минимо: макси(ма)лист

Минимо: макси(ма)лист
Зосима Тилль

А вы запиваете водку "Клинским", чтобы немного был дух исполинским? Жгу года я и пью крафт под виски, и пишу на салфетках расписки…" В эпоху потребления, как воздух, нужен автор, ставящий мозги на место, и Зосима Тилль выглядит здесь, как хозяйственное мыло. Его русская крафтовая проза плохо пахнет, по прочтению на сердце от неё остаётся грязная пена, но потом проявляется чистая душа и… "Минимо" – суперконцентрат, часто не укладывающийся в привычный ход бытия. Вам может показаться сумасшедшим? Но безумцы и пьянчуги – последние святые, оставшиеся на этой грешной Земле. Иллюстрации автора.

ВОТ ТАК И ЖУЁМ…

Проснуться, осознать, начать путь. По пути захватить кофе, чего-то пожевать на обед, «сидячее место» в метро, умы человечества, Мир. За день выдавить из себя минимум и впихнуть туда же максимум. Выбрать местом для отдыха самый популярный курорт «Диван». Понять, судя по тому, какими выходят у тебя отношения с противоположным полом: строили их явно гастарбайтеры.

– Ты чего плачешь?

– Тапочки потеряла…

– Так вот же они – у тебя на ногах, левый и правый!

– Эти – да! А где третий и четвертый тапок?

– Так у тебя же всего две ноги! Ох, сороконожка ты моя…

– Ыыыыыыыыыыыыыыыы…

Утереть слёзы. Отвоевать лучшее место на диване у кота. Пораскинуть мозгами, одеждой и обязательно носками. Замереть и задуматься. Пролежать в такой позе как можно дольше, дабы не привлекать своим присутствием домочадцев и не отрывать их от дел – безудержного желания совершенствовать педагогические навыки и безмерной необходимости читать монологи.

– Крендебобель ты с помпончиком!

– Без помпончика… Его оторвали…

– Руки оторви тому, кто его тебе оторвал… Значит… Ты – крендебобель без помпончика?

– Нет… Только с пимпочкой!

Глубоко вздохнуть. Рассмотреть паутину на потолке. Отрешиться от всего происходящего вокруг. Открыть какой-нибудь новый закон всемирного чего-нибудь, ёмкости с напитками, борщами, кабачковой икрой, шпротами. Но ничего, пожуём – проглотим. Пофилософствовать. Обязательно облачить мысли в буквы, слова, предложения. Предложить их людям в любимой группе соцсети. Там же наткнуться на пост, такой ожидаемый и от этого не менее внезапный: «Странная штука – этот туман… Есть в нём что-то сакральное. Но сегодняшний туман был особенным. С самого утра он буквально растворил в себе небольшой подмосковный посёлок. Казалось, что он заполнил не только пространство между домами, ещё дремлющими голыми деревьями, до срока молчащими фонарными столбами, редкими прохожими, лениво передвигающимися собаками-фрилансерами, одинокими скамейками, мечтающими о Лете – туман проникал в душу и сердце, заполняя собой их пустоты…

Она приехала ко мне в похожее туманное февральское утро три недели назад. Просто я поломалась. Не духовно – физически. Сломался каркас, внутри которого продолжала жить сильная женщина предъягодного возраста. Мы так долго не были вместе только вдвоём, что я успела позабыть, как это чудесно. И в моей одинокой подмосковной квартире начали происходить чудеса – ложки-поварёшки в Её руках вытворяли такое, что можно было любоваться этим действом часами. Кухонная плита выводила котлетно-борщевые арии, чай из обычных пакетиков приобрёл особый вкус, даже привычный вид из окна стал светлым и ярким. Вещи, до этого дружившие с творческим хаосом, перемещались по квартире и находили новые места. Казалось, что они просто их позабыли – так ловко Она впустила в дом Порядок. Моя гостья быстро освоилась с ассортиментом и ценами районных маркетов и маленьких лавочек. А хозяйственный магазин быстро немного осиротел – в моей, практически аскетичной берлоге появилось много домашней утвари.

Мы много болтали в эти, как потом оказалось, самые счастливые за последнее десятилетие недели. К нам приходили в гости Добрые воспоминания, Смех по поводу и без, Вечерние посиделки на кухне, Размышления… И я позволила себе это – вернуться в то время, когда ты был счастлив и беззаботен, когда временные отрезки были строго равны расстоянию от точки А (начала каникул) до точки Б (их завершения). Когда спор мальчишек был круче любой сатисфакции, когда мечты девчонок были красочны, когда деревья были непомерно высокими, когда в морских волнах чудились пиратские бриги, когда Мир казался добрым и огромным. Всё теперь ощущалось иначе – как будто не было в жизни тёмных дней и мы никогда не расставались. Но всему в Мире есть начало и конец. Сегодня Она уехала. Так было нужно. Да и мой залатанный каркас стал крепче. Нужно учиться жить заново. Нужно вспомнить, как быть сильной.

Странная штука – этот туман. Как только были сказаны самые главные слова и закрылась входная дверь, он исчез. Она уехала. Её ждут дороги и другие люди, живущие в моём сердце. А я? А я осталась в Подмосковье – учиться жить заново и продолжать работать над собой, чтобы Она мной гордилась. А в доме теперь всё напоминает мне о Ней…

И тут мне подумалось – а ведь мы сильны и имеем право на ошибки до тех пор, пока с нами те, кто подарил нам Мир. Для них мы всегда самые лучшие, у них настолько огромное сердце, готовое прощать, что в нём поместилась бы целая Вселенная.

Мамочка, спасибо тебе за Мир!»

Первый раз за день искренне порадоваться. Понять, что и у кого-то, кроме тебя, всё, наконец-то, налаживается. Подумать об Однопомётности. Вспомнить, когда в последний раз приезжал к своим. В нахлынувшем порыве собраться немедленно позвонить родителям. Следом же переключиться на очередной мем: «Женская молитва перед вечеринкой: «Господи, помоги мне сегодня вечером не напиться. Проснуться утром в СВОЕЙ кровати, ОДНОЙ! Помоги не потерять имидж деловой женщины! Помоги не сесть попой в салат! Не потерять вещи (и себя в том числе)! Помоги не писать никому пьяных СМС в два часа ночи! Не звонить, и главное – не признаваться никому в любви! (во всяком случае не более двух раз). Помоги прийти домой на двух, а не на четырёх! А если я что и натворю, то сотри мою память навеки веков! Аминь!»

Грустно улыбнуться. Вспомнить, что читал нечто подобное в районе четверти века назад. И не только читал, а даже и писал сам. Посмотреть на часы. Клятвенно пообещать себе набрать маме завтра утром. Или днём. Ну вечером уж точно… Обнять Морфея или, на крайний, случай кота…

– Ну, вот! Опять!

– Не опять, а снова! Что тебе на этот раз не так?

– Ты что наисточал, первоисточник? Вот пишешь: «Занималась заря…» А я хочу спросить, чем это она там у тебя занималась? В глаза смотреть!

Обнулиться. Что? Уже будильник? Эх, только проснуться бы…

МИНИМО

Всего несколько минут после будильника, а утро за окном загрузилось полностью, жизнь пошла на повторную перезагрузку без уведомления об ошибках, я лежу и думаю: «В какой, всё-таки, позе лучше всего иметь совесть?»

Ежели вам что-то недосказали, то не стоит это пересказывать, ибо наговорить можно такого, что подговорить потом будет сущим пустяком. Так, что держите язык за зубами, так как перед ними он завсегда сможет оказаться. С понедельником вас, мои дорогие, и пускай лишь только виртуаль нашей власти радует нас своим постоянством…

– Муж просил купить десять пачек сигарет. Дайте для него три – для «импотенции», три – для «хронической болезни лёгких», три – для «сердечно-сосудистых заболеваний» и одну для «медленной и болезненной смерти». И для меня, пожалуй, пачек десять для «бесплодия», а то и так уже дома семеро по лавкам.

Эмоции – как изысканное блюдо для нашей души. И красиво, и страшно, и сладко, и жалко, и жестоко, и нежно. На то они и есть эмоции, чтобы ими питаться. Люди свободно лгут ртом, но рожа, которую они при этом корчат, всё-таки говорит за них правду. Но не каждому наше эмоционирование по вкусу, ведь мы – гурманы адреналина, доверия и открытости, оголённых чувств, без заморозки. А в одиночку здесь не выжить.

– Дети, сегодня мы поговорим, о том, кто кем хочет стать и почему. Ну, вот, ты, Юленька?

– Я мечтаю стать учительницей, потому что учить детей – это очень уважаемая профессия!

– Молодец, садись, «пять». А ты Петенька?

– Я мечтаю стать космонавтом, потому что космонавт это – очень героическая профессия!

– Молодец, садись, «пять». Ну, а ты Машенька?

– Я, Марьиванна, мечтаю стать диваном!

– Это почему же, Машенька?

– Потому что дивану любого мужика завалить – раз плюнуть!

Посему, если вы чего-то хотите, так сделайте несмотря ни на что! Дерзайте ради мечты и какая разница, что скажут другие! Будьте смелее! Чем больше в двадцать лет ты выпил низкосортного алкоголя и съел набодяженных наркотиков, тем сильнее в сорок ты веган-марафонец. Исходя из этого, мне тридцать. Всегда.

– Опять нажрался! У всех мужья, как мужья, а с тобой ни в одну приличную компанию нельзя – опозоришь! Так, ты – стой здесь, я в магазин, хлеба хоть куплю!

– Дорогая! Я с тобой!

– Стой здесь, я сказала! Видишь на двери написано – «с животными вход строго воспрещен»!

А в остальном, большая часть планеты покрыта водой, остальное – дебилами. Большинство людей не слушает, она просто ждёт своей очереди снова заговорить. Оптимисты из них, находясь между двумя неприятностями, всегда загадывают желание, не догадываясь, что для того, чтобы хорошо шутить, нужно иметь злобу в сердце, а не бубенчики на голове.

И женщинам их проще. Главное при вступлении в брак, взяв фамилию мужа, не стать Свининой или Вагиной. Хотя многим к этому как раз и не привыкать. Онижеженщины – слабые, беззащитные существа, от которых невозможно спастись…

Признаться, я вообще люблю, когда меня спрашивают: «Как дела?» Это позволяет сохранять иллюзию того, что по мне до сих пор не видно.

– Ну теперь-то, после посещения родительского собрания, тебе наконец понятно, что ребенком нужно заниматься? Что с ним надо учить уроки? Что ребенок без твоего родительского внимания совсем от рук отбился?

– Это всё мелочи, мне понятно главное!

– Что, ну что там тебе понятно?
Новости
Библиотека
Обратная связь
Поиск