Оксана Петровна Панкеева
Поспорить с судьбой

– Хорошо, – кивнул Мафей и телепортировался к Жаку.

Королевский шут сидел в своей гостиной, мрачно уставившись на огонь в камине. Он даже не заметил Мафея, пока тот не подошел и не окликнул его.

– А, это ты… – так же мрачно, как Элмар, проворчал королевский шут. – Ну, садись. По делу или в гости?

– Скорее в гости… Не знаю… Просто так, – принц забрался на подлокотник и сочувственно поинтересовался: – Тебе тоже плохо?

– А что, у тебя в этом есть какие-то сомнения? – угрюмо откликнулся Жак.

– Алкогольное отравление? – уточнил эльф.

Шут посмотрел на него в этот раз с интересом:

– Ты что, у Элмара был?

Мафей кивнул:

– Я его полечил немножко, и он пошел спать. Если хочешь, и тебе помогу.

– Да нет, спасибо, – вздохнул Жак. – Похмельем я не страдаю. Я не так много выпил. Мне просто плохо. Снилась всякая дрянь, на душе паскудно… А что это ты с утра по гостям бегаешь?

Эльф объяснил причину утреннего визита, отчего Жак снова помрачнел и еще больше расстроился.

– Конечно, скажу, если увижу, – вздохнул он. – Только Ольге ни слова. И чего она такая невезучая? В кои-то веки нашла себе мужика, и на тебе… То ли правда проклятие? А с чего он тебе вдруг приснился? Тебе же обычно снятся близкие люди, а с ним ты даже незнаком.

– Знаком, – возразил Мафей и на всякий случай проверил уши. Вроде бы они были в порядке. – Я с ним вчера общался… Ты уже спал тогда.

– Ты что, приходил туда, к нам? – спросил королевский шут. – А зачем? Что-то спросить хотел?

Принцу совершенно не хотелось признаваться в том, что вчера произошло, поэтому он повертелся на своем кресле, опять потрогал уши и, желая сменить тему, спросил:

– Жак, почему меня не учат боевой магии?

– Только этого не хватало! Ты и без того целую башню разнес, забыл уже? Хочешь весь дворец сровнять с землей?

– Тогда это было нечаянно, – засопел, потупившись, Мафей. – Даже сам не понял, что наделал. Просто ужасно перепугался и бесконтрольно выпустил порцию чистой Силы. Но сейчас-то я уже не маленький.

– Мэтру виднее. Раз не учит, значит рано. А почему тебе вдруг пришло в голову? На подвиги потянуло?

– Нет, – принц нахмурился и посерьезнел. – Просто вчера произошло одно событие, которое заставило меня задуматься о моей полной несостоятельности в вопросах самообороны.

– Тебя кто-то обидел? – с некоторым удивлением поинтересовался Жак.

– Меня обозвали разными неблагозвучными словами и самым вульгарным образом оттаскали за уши. И я с ужасом обнаружил, что мне совершенно нечего было этому противопоставить. Какой смысл в моем магическом могуществе, если любой достаточно наглый воин может надрать мне уши, когда ему вздумается?

– Это кто же сделал? – изумился Жак, забыв даже о своем угнетенном настроении. – Кантор, что ли?

– А как ты догадался? – теперь уже удивился Мафей.

– Я не знаю других настолько же наглых воинов. А за что?

– Да за дело, в общем-то… Ты только не говори никому. Дело не во вчерашнем. Кантор-то ладно, он был по-своему прав и ничего плохого мне не желал. Но может случиться и что-нибудь похуже. И что мне тогда делать? Сидеть, утирать слезы и сознавать, что я действительно недоделанный маг, непутевый придурок, а также инфантильный лопух? Обидно, знаешь ли…

– Это он тебя так обозвал? – усмехнулся Жак. – Так по какому все-таки поводу?

– Я хотел отлить у вас немножко драконьей крови, – неохотно признался Мафей. – И попробовать.

– Всего-то? Попросил бы меня, я бы тебе сам отлил, – махнул рукой Жак.

– Вот именно, – вздохнул принц. – Выходит, ты тоже не знал, что кровь дракона смертельна для эльфов. А Кантор откуда-то знал. Поймал меня за руку и отчитал за невежество.

– А он тебе клипсу не сдернул? – недоверчиво переспросил королевский шут. – Ты уверен, что для вас драконья кровь так вредна?

– Правда, – вздохнул Мафей. – Я специально проверил по справочнику. Чистая правда.

– А как же так может быть?

– Очень просто. Все магические напитки на эльфов действуют иначе, чем на людей.

– Так ты… – запоздало ужаснулся Жак. – Ты знал, что они действуют иначе, и не додумался заглянуть в справочник до того, как отправиться за драконьей кровью?… Ну тогда ты действительно придурок непутевый… И после этого ты хочешь, чтобы мэтр учил тебя боевой магии? Да он ни за что не согласится, даже если пожалуешься на Кантора. Но ты ведь ничего не расскажешь, а то получишь еще и от наставника.

– Конечно, я это понимаю, – снова вздохнул Мафей и жалобно посмотрел на Жака. – А ты? Ты тоже не согласишься?

– Ты это о чем? – не понял тот.

– О боевой магии. – Эльф спрыгнул с ручки кресла, подошел к потенциальному учителю и, опустившись на одно колено, начал произносить стандартную просьбу: – С почтением и послушанием прошу вас, уважаемый мэтр, быть моим наставником и…

– Стой! – перебил его Жак. – У тебя что, блюдце полетело? Каким наставником? Я же не маг.

– Как это не маг? – удивленно поднял голову эльф. – Ты самый лучший боевой маг, какого я знаю. Если ты способен в одиночку победить пятерых магистров в битве магов, у тебя достаточно высокий уровень, чтобы иметь учеников. Кроме того, тебе обязательно нужны ученики, раз ты единственный представитель своей школы в этом мире. Жак, научи меня, пожалуйста. Я буду очень стараться.

– Я тебе сто раз объяснял, – жалобно простонал Жак. – Это не магия. Это виртуальное конструирование. Чисто игровая фенечка. Да и не могу я такие вещи делать сознательно, мне для этого надо вылететь в мегасеть… тьфу ты, в субреальность.

– Так это же просто, вынешь свою затычку и вылетишь, ты же от любого контакта с магией вылетаешь. Если хочешь, я на тебя что-нибудь безобидное и даже полезное наложу. А потом там встретимся. И ты все покажешь.

– Мафей, не морочь мне голову. Во-первых, это больно. А во-вторых, как я тебе объясню хоть что-нибудь о виртуальном пространстве, если ты ни о чем подобном представления не имеешь?

– Мне не надо объяснять, только покажи, я все сам пойму. А потом вылечу тебя, если будет больно. Жак, ну пожалуйста. А то мне придется просить Этель, а она может потребовать за это чего-то неподобающего… Я никому не скажу, что это ты. Пожалуйста. Я тебя как друга прошу.

Конечно, раз эта нахальная волшебница не постеснялась у короля потребовать ночь любви за свое участие в битве с драконом, нетрудно представить, что грозит бедному принцу… И нежный возраст его высочества напористую Этель не остановит. Жак эту даму хорошо знал, и был несказанно рад, когда смог от нее отвязаться. Познакомились они в ту горячую пору, когда в Ортане свершился очередной государственный переворот, после которого на трон и взошел ныне царствующий Шеллар III. Для Жака это время было тоже не из легких. Незадолго до этого он переместился в гостеприимный мир, параллельный своему родному, и успел совершить побег из застенков Кастель Милагро, спасти между делом какого-то мистралийца и впервые в жизни испытать, как проявляется «синдром берсерка», унаследованный от кого-то из собственных предков. Всего этого судьбе оказалось мало – Жака угораздило еще и оказаться в Ортане в разгар беспорядков и отбить от магов-заговорщиков Мафея. Как выяснилось, вживленный Жаку в родном мире имплант, предназначенный для прямого подключения к компьютеру, позволяет с таким же успехом переходить в магическую субреальность. Тогда, в первый раз, будущий королевский шут успешно прихлопнул противников, но найти выход самостоятельно не сумел, в чем ему и помогла Этель. Тогда Жак еще не знал, что главным лекарством от любых заболеваний эта энергичная дама считает секс. Причем в неограниченном количестве. Все, кто когда-либо сталкивался с Этель, единодушно считали ее просто стихийным бедствием, и Жак не оказался исключением…

Тогда же молодой переселенец познакомился и с королем, с которым они вскоре стали лучшими друзьями. Во всяком случае Жак в это искренне верил до вчерашнего дня. Пока его величество так бессовестно не подставил «друга», намеренно активировав в нем «синдром берсерка» и даже не предупредив…

Жак резко отвернулся и уставился на огонь в камине.

– Как друга? – изменившимся голосом переспросил он. Затем наклонился и подбросил дров, хотя особой надобности в этом не было.

– А как же иначе? – искренне удивился Мафей, снова забираясь на ручку кресла. – Почему ты так расстроился? Что-то не так? Может, я тебя чем-то оскорбил? Ты сегодня какой-то странный, будто действительно на кого-то обиделся… А, ты, наверное, надулся на Шеллара? Он вчера спрашивал об этом… Жак, а за что?