Алекс Орлов
Крылья огненных драконов

Охнув, свалился первый раненый, остальные, удивленные внезапным натиском, стали отступать.

Еще один попал под удар, и у него переломился меч, следующий удар пришелся в кирасу, тупой клинок не прорубил сталь, а лишь оставил вмятину, однако гвардейцу это не помогло.

Фундинул атаковал со своей стороны, действуя топором словно пикой. Проткнув бедро любителю трофеев, он вторым рубящим ударом разнес его наплечник и добавил рукоятью топора в лицо. Вместе с тем основное внимание гвардейцев было приковано к новому противнику, который вращал двуручным мечом, словно мельница крыльями, да еще поддавал ногой тем, кто был недостаточно проворен.

Зажатые между двумя сильными противниками, гвардейцы стали нести потери. Фундинул уже без особых изысков рубил тяжелыми косыми ударами, выбивая мечи и рассекая кирасы, с каждой его атакой на траву лилась кровь, а сил у гнома как будто прибавлялось. Замахнувшись для очередного удара, он вдруг обнаружил, что врагов больше не осталось, кроме двух, что стояли на коленях между ним и его союзником, слезно умоляя пощадить их.

– Углук, это ты? – удивленно воскликнул Фундинул.

– О, шустрый гном! – в свою очередь поразился орк. – Что ты здесь делаешь, пародия на человеческого ребенка?

– А ты, зеленый варвар, бочка пивная, что ты здесь делаешь? Как всегда голый и оборванный.

– На себя посмотри, – усмехнулся орк и, сдвинув на лоб шлем, почесал затылок. Затем прикрикнул на уцелевших гвардейцев, чтобы замолчали.

Фундинул посмотрел на себя и вынужден был согласиться, что выглядит худо, в изорванных штанах, драной куртке и в посеченном саблями уйгунов кожаном фартуке.

– Это я в бою пострадал, – пояснил Фундинул, стараясь не показать, что рад встрече с Углуком.

– Тоже мне, сказал, – усмехнулся орк. – У меня вся жизнь сплошная битва.

Он вздохнул и оперся на свой позеленевший меч.

– Что с этими будем делать? – спросил он, кивнув на пленных.

– Не знаю, – пожал плечами Фундинул и осторожно дотронулся до раненого предплечья. – Хочешь, сруби им головы…

– Для меня это давно уже не развлечение.

– Эй вы, кто вас отправил за мной? – спросил Фундинул, задирая штанину и осматривая рану на ноге.

– Его сиятельство приказал убить тебя! – с готовностью сообщил один из гвардейцев.

– Вот те на! – поразился гном и даже позабыл про свои раны. – За что же меня убивать?

– Нам про то неведомо, мы люди служивые, подневольные. Скажут – бей, мы и бьем.

– Но я был честен с его сиятельством и ни в чем перед ним не провинился. Он ведь даже накормить меня велел и денег предлагал, – недоумевал Фундинул.

– Да я сам это слышал, – подтвердил второй пленный гвардеец. – Только потом он приказал тебя убить. На всякий случай, чтобы ты про Бертрана не болтал…

– Это ты про какого Бертрана говоришь, про нашего? – спросил Углук, все еще почесывая затылок.

– Про вашего или нет, господин орк, я не знаю. Но его сиятельство имел в виду своего сына Бертрана, которого они изволили выгнать года полтора тому назад.

– Ага! Так ты, шустрый гном, уже и в графские дрязги влезть успел?

– Ну вот еще! Просто был в гостях у графа и вспомнил про Бертрана, ведь он тоже носит имя фон Марингер. Видать, его сиятельству это не понравилось.

– Конечно, не понравилось, вот он и послал тебя заколоть, как свинью. – Орк сорвал лопух и стал вытирать им меч. – Только я бы не посылал семерых гвардейцев, чтобы прихлопнуть какого-то гнома. Достаточно было конюха с колотушкой для собак.

Сказав это, орк рассмеялся.

Фундинул ничего не ответил, молча собирая подорожник, чтобы приложить к ранам.

Углук посмотрел на пленных:

– Ну ладно, довольно трепаться, разбойники. Скажите лучше, есть у вас с собой жратва?

– Никак нет, господин орк. Мы налегке выехали!

– Налегке выехали, – передразнил их орк и, придирчиво осмотрев меч, сорвал еще один лопух. – Как же можно в погоню за гномом без доброй жратвы отправляться – я просто не понимаю.

– Разрешите доложить, господин орк, у вахмистра в подсумке бутылка вина была.

– Вино? – Орк вздохнул и почесал пустое брюхо. – Ладно, ловите вахмистрова скакуна и несите сюда вино, тогда я вас отпущу. Можете даже вон того забрать… – Углук указал на тяжело дышавшего раненого. – Брюхо у него пропорото, но рана чистая, может, еще выживет.

Не заставляя себя упрашивать, гвардейцы тотчас вскочили и понеслись в кусты ловить мардиганцев. Впрочем, привыкшие к атакам боевые копи никуда не убежали и стояли неподалеку. Вскоре Углуку преподнесли ту самую бутылку вина, а также привели пятерых мардиганцев.

– Ладно, езжайте себе, – махнул рукой орк, и освобожденные пленные, вскочив в седла, поскакали сквозь чащу, позабыв про раненого товарища.

Углук придирчиво осмотрел бутылку, но пить из нее не стал и сунул за пояс, затем стал деловито обшаривать трупы.

Разжившись серебром и золотым дукатом, он подмигнул наблюдавшему за ним гному, затем собрал весь жевательный табак. Сам Углук его не использовал, но табак годился для продажи.

– Нехорошо это – мертвых грабить, – сказал Фундинул, закончив перевязку своих ран.

– Нехорошо, если все это в лесу пропадет или бродягам достанется, – возразил орк, равнодушно перешагивая через умирающего гвардейца. – Жаль, среди них никого покрупнее нет, мундирчики больно хорошие чистая шерсть.

Трофейное оружие орка тоже не прельщало, двуручный меч был для него привычнее.

Между тем мучения раненого гвардейца прекратились, он захрипел и вытянулся.

– Ишь ты, помер, – прокомментировал Углук. – Ладно, пойдем отсюда, не люблю я среди мертвецов находиться. Хватай мардиганцев, и пошли.

– Мардиганцев ты сам хватай, а я пойду Шустрика поищу. Это мула моего так зовут.

– А-а, ну давай ищи, только он, наверное, уже возле Ливена отдыхает. Стоит и гадит под каким-нибудь деревом.

Орк сунул под мышку меч и стал связывать поводья трофейных коней, которых можно было с выгодой продать в первом же придорожном селении.

– Мой Шустрик под деревьями не гадит, – возразил гном и пошел на поиски своего скакуна. – Шустрик! Шустрик! – кричал он и вскоре нашел мула, тот стоял под раскидистым деревом и гадил.

Когда Шустрик и Фундинул появились перед орком, он громко захохотал и похлопал своей лапищей по морде мула, отчего тот шарахнулся в сторону, едва не вырвав поводья из рук Фундинула.

– Ну-ну, ушастая собака, не такой уж я страшный! – сказал орк. – Идите за мной, приятели, я приведу вас на место своей стоянки.

С этими словами орк углубился в чащу, волоча за собой пятерых лошадей.