Текст книги

Татьяна Лемеш
Нефелим


– Это что – имя такое?

– Ну, скажем – часть имени. – сипло прошептал он. А я не унималась:

– М-да? А как мы здесь очутились? Что это за горы? А что у тебя с глазами? И где это придурок, что порвал мне одежду? Ты знаешь, как отсюда спуститься?

От этих вопросов блондин закатил свои ненормальные глаза и мягко, но настойчиво затолкал меня подальше от края пещеры.

Вдруг раздался странный звук, очень напоминающий звук хлопающего на ветру паруса, а потом снизу за порог пещеры уцепились чьи-то огромные когти. Я застыла от страха и не сводила с них глаз. Вскоре вслед за когтями появилась голова ящера – вытянутая черепушка, обтянутая блестящей, похожей на крокодилью, кожей. Так как глаза у него находились по бокам головы, как у ящерицы, то он повернулся к нам боком и внимательно наблюдал за происходящим. Я в истерике забилась под самую стену пещеры, сжалась в комочек и даже накрыла голову руками в надежде, что ящер меня не заметит и сначала перекусит моим белобрысым приятелем. Какое-то время так посидев и не услышав никаких звуков, я осторожно приоткрыла глаза и подняла голову. Весь обзор закрывал подол одежды блондина – длинный то ли плащ, то ли пальто, я так и не разглядела. Но он стоял спокойно и убегать не собирался. Хм, может это у него такой домашний питомец? Будто оправдывая мою догадку, Тайлиэн заговорил:

– Да ты хоть понимаешь, что наделал?! Ты понимаешь – чем рисковал?! Ты же подставил под удар нас всех! Ради чего?!

Белобрысый распалялся и по мере этого его голос становился громче и звонче. В какой-то момент он дошел до уровня звона хрусталя, а потом мои уши просто не выдержали таких звуков, казалось – в голове осколки того самого хрусталя. Я зажала уши руками и закричала от боли. По моим рукам что-то текло – почему-то я не сомневалась, что это кровь. Звон прекратился, а потом я почувствовала, как кто-то взял мои руки и пытается оторвать их от головы. Я приоткрыла глаза – передо мной на корточках сидел белобрысый и участливо смотрел своими чернющими огромными зрачками, а за его спиной стоял абсолютно голый мой вчерашний похититель.

***

Блондин явно чувствовал себя виноватым, а вот фрик приободрился и насмешливо ухмылялся. Тайлиэн заглянул мне в глаза:

– Прости. Я не хотел причинить тебе боль.

Потом он приложил ладони к моим ушам и в них возник неприятный зуд – будто там ползают насекомые. Ужасное чувство, сразу захотелось залезть туда пальцем и потрясти головой, что я и попыталась сделать. Блондин неодобрительно нахмурился и бесцеремонно рванул мою и так исполосованную рубашку. От его рывка почти вся ее нижняя часть осталась у него в руках. Я даже оторопела от возмущения, а он, окончательно разодрав ткань на ленты, как ни в чем ни бывало начал перебинтовывать мне голову. Я протянула руки, чтобы сорвать повязку, но он перехватил мои кисти и пристально глядя в глаза, прошептал:

– Не заставляй меня связывать тебе руки.

Хотя слой ткани на ушах значительно заглушал звуки, но все же я странным образом поняла и …послушалась. Белобрысый снисходительно улыбнулся, встал и обернулся к голому типу.

– Ну и? Я тебя слушаю. – он заговорил очень тихо, да еще и спиной ко мне, поэтому мне пришлось прилагать усилия, чтобы услышать хоть что-нибудь.

Обнаженный фрик насмешливо ухмыльнулся:

– Тебя это не касается!

Белобрысый повысил громкость:

– Тебе все мало? Опять за старое?! Мало вас погибло? Никак нельзя не высовываться? Просто ходить меж ними уже скучно?!

Даже сквозь ткань его хрустальный голос причинял страдания моим ушам. Я обхватила голову руками. Мой похититель это заметил и указал на меня головой. Тайлиэн обернулся, смерил меня взглядом и опять зашипел – теперь я уже ничего не слышала. Голый тип слушал его, опустив голову, как первоклашка в кабинете директора. Потом, видимо, не выдержал и стал огрызаться:

– Да ты не слышал ее мыслей! Как она презирает всех и вся вокруг! Её ничем не обоснованная гордыня поражает невинных людей, и меня в том числе! Она выкачивает энергию из всех, кто не так жесток и резок, как она! Она заслужила… наказание!

Тайлиэн опять зазвенел:

– И ты решил, что вправе ее судить и наказывать?! Да кем ты себя возомнил?! Не пытайся обманывать хотя бы себя – ты просто захотел ее укротить и поиметь, ты нашел повод осуществить свое желание в обход их законов! Ты ведь мог все сделать по-тихому в лесу, но нет – твоя гордыня посчитала это недостаточным!

Голый тип молчал, раздувая ноздри и исподлобья поглядывая на собеседника. Время от времени он глубоко вдыхал и как-то странно раздвигал лопатки – от этого его движения мне становилось жутко. Хотя его вид в целом вызывал совсем другие мысли и чувства.

Я девушка взрослая и самостоятельная, отнюдь не ханжа, я люблю и умею получать удовольствие от жизни в разных ее проявлениях. Похититель оказался чудо как хорош и я внимательно его разглядывала. Поймав мой взгляд, он ухмыльнулся и обратился к белобрысому:

– Да она и сейчас ничего не поняла. Такая же наглая и дерзкая! И совсем не боится.

Блондин обернулся ко мне и тоже улыбнулся. Потом ответил фрику:

– Силой ты ничего не добьешься! Она будет бояться и ненавидеть, но все равно не раскается в своих ошибках…

– А ты действительно веришь, что сможешь ее пристыдить – и она сразу исправится? Ты отстал от эпохи, они уже совсем другие, плевать она хотела на твои нотации!

– Зато ты, как я смотрю – многое у них перенимаешь! Я и не собирался ее увещевать, я прекрасно понимаю – взывать к разуму бесполезно! Здесь нужно действовать …глубже. Но дело не в этом – ты нарушил договор Теней! Ты заслужил наказание не меньше нее!

Мой похититель злобно сверкнул глазами, в два шага подошел к выходу, раскинул руки и прыгнул вниз. Я только успела испугаться, как уже на расстоянии от нас почти вертикально в небо взмыл …дракон.

До сих пор сжимаясь у стены, я испуганно наблюдала за происходящим. Впервые за … даже не помню, сколько лет я действительно испугалась. Белобрысый какое-то время глубоко дышал у входа, а потом обернулся ко мне, ободряюще улыбнулся и прошептал:

– Не бойся, я не причиню тебе вреда.

– Н-да? Кто вы, черт возьми, такие? Зачем меня сюда приволокли? Эта ящерка – то, о чем я думаю?

Он опять улыбнулся:

– Постарайся успокоиться. Иди сюда.

Он уселся на край пещеры, свесив ноги вниз, и приглашающе похлопал по месту рядом с собой. Я осторожно пошла, но каблук застрял в камешках на полу пещеры, и я сильно вывихнула ногу в щиколотке. Вскрикнув от боли, я перенесла вес на здоровую ногу и только сейчас обратила внимание, что на ней нет обуви. Тайлиэн подошел ко мне, повесил мою руку себе на шею и все-таки доволок меня до края пещеры. Я сжалась в судороге – может, он и меня сейчас сбросит во избежание проблем? Я чувствовала себя явно нежеланной свидетельницей их разговоров, да и вообще… То ли я действительно под кайфом, то ли…

– Ты мне ответишь или как?

– Отвечу. Дай ладонь.

Я вспомнила своего похитителя и подозрительно прищурилась:

– Это еще зачем?

Он понимающе хмыкнул:

– Просто дай ладонь. Я помогу тебе успокоиться.

– М-да? А почему ладонь?

– О, это очень важная часть тела. Но на данный момент вы об этом забыли. Как ты думаешь – слова «лад», «поладить», «ладный», «отладка», «приладить» имеют ли что-то общее со словом «ладонь»?

– Ну, э… Я об этом как-то не задумывалась. Это же просто слова.

– Слова – это не так просто. Раньше вы это понимали. И пользовались ими гораздо более …умело. Ваш язык на удивление точен и искусен. Сейчас-то вы его урезали и очень упростили, но окончательно не убили.

– Ты о чем вообще? Язык как язык. Другие не хуже. И в чем это мы его урезали? Понятное дело, со временем что-то устаревает, а что-то приходит из других языков, но думаю – сейчас мой язык никак не беднее, чем раньше.

Тайлиэн пренебрежительно хмыкнул:

– Раньше вы осознавали смысл слова и умели им пользоваться. Ты действительно считаешь, что твои предки были менее развиты, чем ты и твои современники?

– Ну ясен красен. Для того и существует прогресс, для того и трудимся не покладая рук. Насколько я помню – до Кирилла и Мефодия даже азбуки не было, а до Владимира с его христианством здесь вообще была дичь и пустошь!