Текст книги

Татьяна Лемеш
Нефелим


– Я тебя так не обзывала! Нечего чужие мысли подслушивать! Так ты меня отпустишь или мне прямо здесь свои дела делать?

Он недовольно поморщился и мысленно ответил:

– Хорошо. У тебя пять минут. Не дури.

И отпустил меня. Как только наши руки разъединились, я почувствовала себя свободной – никто не лез ко мне в голову, и я уже не ощущала сухость в горле. Я немного помычала, проверяя свою догадку – да, я снова могла говорить. Затаившись за кустами, я продумывала план побега. Бежать в лес бессмысленно, нужно вернуться на станцию, к людям! Ну может же там быть какой-нибудь пост полиции?! Не будет же он меня ловить среди людей? Быстро закончив свои дела, я побежала. Каблуки застревали в прелой листве, ветви кустарников царапали мне лицо, но мы еще не успели далеко зайти. У кромки леса на лавке сидели четверо молодых парней и пили пиво. Я выбежала из леса и обернулась – мой похититель был буквально в трех метрах от меня. Нахмурившись, он прожигал меня своими ненормальными глазами. Я побежала к парням и завопила:

– Помогите! Спасите меня от этого придурка!

Было немного стыдно, но страх оказался сильнее стыда. Ребята вскочили и обернулись в нашу сторону. Один из них, крепкий рыжеватый парень с провинциальной прической оказался ближе всех, и я вцепилась в его локоть. Ребята уже были хорошо навеселе. Парень мутными глазами оглядел меня и недоуменно спросил:

– Эй, красава, ты че? От какого придурка?

Я молча указала пальцем на приближающегося босоногого похитителя. Он подходил очень медленно и плавно. Смерив его взглядом, мой новоявленный защитник удивленно спросил:

– А че? Че он сделал-то?

Босоногий уже был возле нас. Я не выдержала и завизжала:

– Он меня похитил! Не давай ему до тебя дотрагиваться! Потом не сможешь ни двигаться, ни говорить!

Парень глупо моргал:

– Это как? Че ты мелешь? Ты под кайфом, что ли?

А между тем мой похититель положил ладонь на плечо моему защитнику, расплылся в дружелюбной улыбке и мирно произнес:

– Ты прав, мой друг. Она не в себе.

И протянул вторую руку ко мне:

– Пойдем, дорогая! Тебе нужно успокоиться.

Я попыталась убежать, найти менее доверчивых защитников, но не тут-то было – похититель схватил меня за руку, опять переплел наши пальцы и …все. Я опять не принадлежала себе. Он с показной нежностью меня обнял и повел в сторону леса.

Я услышала голос за спиной:

– Да, тяжело братану с такой тёлой… Он как подошел и руку мне положил, так я сразу и понял, что он нормальный пацан, а вот тёла быкует. Да уж, не свезло…

От досады у меня на глазах выступили слезы. Как бездарно я профукала такую возможность! Теперь-то этот гад меня вряд ли отпустит…

Стремительно темнело. Мы уже зашли в лес и какое-то время по нему шли. Я не ощущала движения ног, автоматически шла, иногда спотыкаясь об опавшие ветви или застревая каблуками во мху и толстом слое листвы. Мой спутник вел меня за руку. Как и следовало ожидать, после очередной коряги я начала падать. Он подхватил меня и какое-то время недовольно разглядывал. Потом до чего-то додумался, просветлел лицом и мысленно заявил:

– Да, так будет лучше для всех. Спи!

Я недоуменно на него смотрела – что, вот так вот запросто, стоя, взять и уснуть?!

Он положил ладонь мне на лицо, чуть напряг пальцы и я отключилась.

ГЛАВА 1.2

Я проснулась от легких прикосновений. Кто-то мягко ощупывал мои ребра. Я открыла глаза – задрав мне рубашку, надо мной склонился человек – то ли женщина, то ли мужчина, непонятного в полумраке серебристого цвета волосы свисали почти до пола. Заметив мое изменившееся дыхание, он посмотрел мне в глаза. Все-таки мужчина. Глаза очень красивой формы с огромными расширенными от недостатка света зрачками, чистая кожа и очень уж правильные черты лица. Он ободряюще улыбнулся, и у меня отлегло от сердца. А где же тот тип со снежинкой в глазах?

Вспомнив о своих приключениях, я рывком села. Ребра болели так, будто их сжимали тисками. Серебристый блондин с сочувствием смотрел мне в глаза. Я просипела:

– Привет. Ты кто?

Блондин явно замешкался, а потом, откашлявшись и какое-то время подышав, очень тихо, почти шепотом ответил:

– Привет. Я… друг. Не вставай пока, тем более так резко.

– Да? А почему? Что со мной? Этот гад бил меня по ребрам?

Блондин тяжело вздохнул и закрыл руками лицо. Какое-то время так посидев, он медленно спустил пальцы. В его взгляде мелькнула усталость, быстро сменившаяся доброжелательностью, и он опять прошептал:

– Нет. Не бил. Он скоро вернется.

Вспомнив о способностях странного пройдохи, я начала вставать. Одернув рубашку, я обнаружила, что и она, и пиджак в жутком состоянии – поперечные …даже не разрезы, а разрывы почти по всей окружности. Из-за этого одежда висела наперекосяк странными полосами и ниже груди ничего толком не закрывала. Я подняла взгляд на моего собеседника:

– А это что?!

– Это …сделал не я.

Я внимательно его осмотрела – довольно высокий, хорошо сложен, в странной одежде из темных тканей. Потом я огляделась – мы стояли в пещере, а мой собеседник заслонял собой светлое пятно выхода. Я спросила:

– А где мы вообще?

Снаружи был ясный день, а ведь мои последние воспоминания – это поздний вечер! Интересно, а что же произошло ночью?

Я подошла к выходу и обнаружила, что стою на обрыве и с высоты не менее тридцатого этажа оглядываю пушистый ковер леса. Я балансировала на пороге пещеры в скале из серого камня. Сердце ушло в пятки, а блондин схватил меня за руку и прошептал:

– Осторожно! Ты не сможешь уйти этим путем!

Я отступила на два шага и в ужасе спросила:

– Что за хрень?! Где мы вообще? Как я сюда попала? И почему ты разговариваешь шепотом?

Он хмыкнул и опять прошептал:

– Извини, но по-другому не могу. Вернее могу, но… Так будет лучше.

– М-да?

Я обернулась и оторопела – сейчас, при обычном освещении я смогла толком его разглядеть. Огромные даже при свете зрачки, неестественно обширная и яркая радужка, почти полное отсутствие белка… Это что еще такое? Может, я действительно «под кайфом»?

– А ты кто?

– Ты можешь звать меня …Тайлиэн.