Андрей Львович Ливадный
Транспорт до Везелвула

Транспорт до Везелвула
Андрей Львович Ливадный

Экспансия: История Галактики #27
Корпоративная Окраина, живущая по своим законам, на протяжении сотен лет являлась пространством, подчиненным власти денег. Однако всему когда-то приходит конец. Закон «О правах разумных существ» при-ходит сюда вместе со сменой колониальной администрации. Однако корпорации Окраины не собираются сдавать свои позиции без боя, тем более, когда речь идет о сверхприбылях, получаемых от добычи синтетического наркотика, образующегося на токсичной свалке отходов, в которую превращена планета Везелвул.

Андрей Ливадный

ТРАНСПОРТ ДО ВЕЗЕЛВУЛА

ПРОЛОГ

13 апреля 3781 года по Галактическому календарю…

«Как уже неоднократно упоминалось в наших публикациях, Корпоративную Окраину, которая долгое время являлась „не подконтрольной никаким законам территорией“, в последние два месяца потрясла целая цепь скандалов. Это напрямую связано с изменением политики Аллора в отношении территорий, находящихся под юрисдикцией колониальной администрации.

Как заявил пресс-секретарь администрации, решений Совета Безопасности миров никто не отменял и «Договор о правах разумных существ», подписанный Аллором в 3723 году, продолжает действовать, распространяя свое влияние на территории всех планет.

Созданная при колониальной администрации Аллора специальная комиссия начнет свою работу с облета всех освоенных планет сектора, после чего объединенный парламент Окраины, заслушав доклад комиссии, будет принимать соответственные решения относительно статуса некоторых территорий, которые в данный момент находятся под негласным контролем десятка наиболее мощных промышленных корпораций Окраинных миров.

Пока еще рано судить, к чему приведет подобный шаг колониальной администрации. Будет ли это успешной попыткой реанимации закона «О правах разумных существ» на огромной территории дикого, едва освоенного космоса, или данная попытка приведет к новой вспышке гражданских и корпоративных войн в секторе, покажет действительное развитие событий в ближайшем будущем…»

    (Из обзорной статьи третьего номера ежемесячного обозрения «Все миры» от 13 апреля 3781 года.)

30 апреля 3781 года по Галактическому календарю

Окраина… Система звезды Онтарио, планета Омикрон-9. Комплекс зданий центрального офиса корпорации «Генезис»…

Два человека неторопливо шли по аллее искусственного сада, разбитого под стеклянным куполом на плоской крыше одного из небоскребов.

Старшему на вид можно было дать лет шестьдесят-семьдесят, но спортивное сложение и одежда чуть скрадывали возраст. Старик шел, заложив руки за спину и глядя себе под ноги. Двигался он неторопливо, словно бы экономя силы на каждом движении. Седые волосы старика чуть трепал ветер, который изредка врывался в аллею, пропускаемый под купол через специальные отверстия. Эти дуновения уносили пряный запах искусственных джунглей, слегка волнуя листву экзотических деревьев и наполняя аллею тихим вкрадчивым шорохом.

Шагавший рядом со стариком молодой человек лет двадцати пяти имел с ним явное фамильное сходство. Его руки, точно так же сцепленные за спиной, сжимали небольшой продолговатый корпус мобильного коммуникатора дальней связи.

Его одежда резко диссонировала с неброским костюмом собеседника – дорогая, весьма элегантная тройка из темного материала, которая очень хорошо сидела на его стройной, подтянутой фигуре, должно быть, стоила целое состояние. На мысль об этом наводили запонки из тусклого коричневатого металла и подобранные в тон им часы с массивным браслетом. Если предположить, что металл на часах и запонках не был подделкой, то молодой человек носил на себе уже не одно, а целых два состояния.

Они негромко беседовали, причем говорил в основном молодой, а старик лишь кивал, внимательно слушая и изредка вставляя свои замечания.

Вслед за ними под сенью образующих аллею деревьев двигался еще один участник этой сцены.

Он был одет намного скромнее своего хозяина и старался держаться на почтительном расстоянии от прогуливающейся по аллее пары, в то же время ни на миг не выпуская их из поля зрения. Он двигался бесшумно, словно призрак. Его правая рука, на которой в дань моде красовалось несколько массивных ювелирных изделий, лежала на теплой рукояти автоматического импульсного пистолета. На запястье левой был укреплен миниатюрный детектор движения, на который он бросал беглые взгляды.

Этот, третий, участник событий был очень высокооплачиваемым телохранителем, и, по сути, ему не следовало обращать внимание на разговор двух самых значимых и влиятельных людей системы Онтарио, но так уж случилось, что акустика помещения, в котором раскинулся этот дивный сад, доносила до его слуха многое из того, о чем неторопливо беседовали нынешний глава корпорации «Генезис» и его наследник.

А говорили они о вещах более чем любопытных.

– Значит, ты решил, что существует угроза нашему производству? – Роберт Итем остановился на перекрестке аллей и повернулся к сыну, который почтительно, но без всякого намека на подобострастность остановился возле него, внимательно склонив голову, чтобы хорошо слышать сиплый голос отца.

– У нас возникло несколько серьезных проблем, отец, – ответил он, глядя куда-то за прозрачный купол, сквозь материал которого ясно просматривались пирамидальные крыши городских небоскребов. – Золотые времена полной анархии постепенно начинают отходить в прошлое, и мне приходится пересматривать политику компании относительно многих ключевых вопросов, – спокойно доложил он. – В данном случае это связано с известными тебе трудностями. Добыча редких элементов из радиоактивных отходов и прочей высокотоксичной концентрированной дряни – это весьма прибыльное, но ужасно нетехнологичное производство. Ну а когда начинают вмешиваться разного рода некоммерческие ведомства, ситуация перестает быть таковой, – не скрывая своего раздражения и озабоченности, заключил он.

– Речь идет о Везелвуле [1 - Везелвул – искаженное «Вельзевул», глава демонов в западноевропейской мифологии.] , насколько я понял? – спросил Роберт Итем, возобновляя свое неторопливое продвижение по аллее.

– Да, отец, – подтвердил его догадку Эрик. – В этом, как и в прошлом, году наблюдается устойчивая тенденция к снижению прибыли, а в последние месяцы положение стало просто недопустимым.

– А в чем дело? – неожиданно резко спросил старый Итем, остановившись. – Разве ты не используешь бесплатную рабочую силу заключенных колониальной тюрьмы? По-моему, это делает производство вполне рентабельным!

– Да, но лоббирование наших интересов в колониальной администрации с каждым годом становится все дороже, ты же знаешь, – разведя руками, спокойно возразил его сын. – Идея с колониальной тюрьмой была гениальна полвека назад, когда ты начинал разработку Везелвула, но теперь это уже не оправдывает тех расходов, что мы несем на содержание чиновников, защищающих наши интересы на Аллоре. Ты уже в курсе, что они затевают тотальную проверку всех планетных систем?

– Да, мне докладывали об этом.

– Везелвул-12 числится в рабочем списке комиссии.

– И что ты предлагаешь? – прищурившись, спросил старый глава корпорации. – Раз ты затеял этот разговор, значит, у тебя уже есть какие-то мысли?

– Да, отец, – охотно подтвердил Эрик. – Меня больше не устраивает балансирование на грани фола, – пояснил он, вновь сцепив руки за спиной, как это постоянно делал отец. – Все эти экологи, экзобиологи и прочая братия из департамента внешних поселений, которых ты в свое время допустил на планету, год от года становятся все наглее и настойчивее в своих требованиях, – не скрывая своего гадливого отношения к перечисленным категориям людей, раздраженно сообщил он. – Это наносит существенный вред – мы не можем делать крупных капиталовложений для открытия новых производств и модернизации старых, потому что они грозят приостановить действие лицензии на разработку токсичных свалок в том случае, если прекратится финансирование их работ по изучению и преображению Везелвула.

– Печально… – усмехнулся старый Итем. – Скажи, а разве им нельзя заплатить?

– Нет… – покачал головой Эрик. – Я бы не стал этого делать.

– Из принципа?

– По многим соображениям. Есть гораздо более радикальные способы решения данной проблемы, которые к тому же гарантируют стопроцентный успех.

– Неужели? – Старик покачал головой, с долей сомнения взглянув на сына, которым исподволь любовался. – Я думал, что моя идея с колониальной тюрьмой и прикармливанием всех этих лоботрясов из администрации колоний – самый верный путь к цели, – высказал он свою мысль.

– Сожалею, отец, – вздохнул молодой человек, – но это уже вчерашний день. Расчеты показывают, что от тотальной автоматизированной разработки Везелвула мы получим астрономическую прибыль.

– А ты хорошо подумал? – вновь нахмурился отец. – Моя политика привела к тому, что «Генезис» выглядит наиболее «чистым» на фоне иных корпораций. Почитай прессу, сынок, и ты увидишь, что нас называют чуть ли не гарантом мира на Окраине. Мы создали неплохую рекламу колониальным властям, вкладывая деньги в расчистку территорий и преобразование атмосферы Везелвула.

– Все это политические дивиденды, отец, – возразил Эрик. – Надеюсь, ты не собираешься баллотироваться в президенты Аллора?

– Нет, – покачал головой старый Итем. – Не собираюсь.

– Времена меняются, отец, – вновь настойчиво повторил Эрик. – И все прошлые заслуги «Генезиса» могут обернуться громким скандалом, если кто-то узнает об истинном положении дел. Ну хотя бы о том, что на планетоиде четыре сотни лет существует жизнь, которую, согласно законам, уже можно назвать «исконной». Раньше этим просто не интересовались, а теперь все может рухнуть в один день только из-за того, что кто-то на Аллоре вспомнил про мифический договор многовековой давности.

– Да, скверно… – согласился отец, что-то обдумывая. – Но ведь ты понимаешь, что мы не можем свернуть производство и уйти с Везелвула по одной причине…

– Ты имеешь в виду разработку сетрония?

– Именно. Пока все убеждены, что его возможно получить лишь в лабораторных условиях. Или это уже не так?

– Все так, отец. Экспорт сетрония и других элементов «третьей группы» – это тот столп, на котором покоится «Генезис». После того как наши войска раздавили «Индосистемз», у нас не осталось никаких конкурентов. Поэтому я считаю, что нельзя раздавать взятки, – при этих словах во взгляде молодого Итема промелькнуло что-то столь жесткое и холодное, что эта внезапная искра ненависти заставила мысленно поежиться даже его отца… – Это не решит проблему, – пояснил Эрик. – Нужно принять радикальное решение.

– Какое? – старый Итем знал своего сына и был уверен, что решение уже есть, иначе тот бы не затеял этого разговора.

– Я считаю, что солнцу Везелвула пора погаснуть… – спокойно сообщил Эрик.

Бровь Роберта Итема удивленно поползла вверх.