Текст книги

Дем Михайлов
Ярость богов

– Кира! Мать твою! Ты что пьяная?! Просто пьяная?!

– Гувнарм лопс…

– Да елки-палки! Ну-ка… – принюхавшись к расползающемуся пятну, я уловил отчетливый запах алкоголя и чего-то сладкого, а затем выудил из лужи красочную этикетку и прочитал – Бейлис… Крем кофе… Ты умудрилась ухрюкаться Бейлисом?!

– Взагвал ыдх… ыдх пож…

– Лучше молчи! – зло буркнул я – Пока Варвара Павловна не проснулась!

– Гвот! – нечленораздельно, но очень эмоционально выдав непонятное слово, Кира махнула в мою сторону рукой, едва не засандалив мне по лицу чем-то крупным.

Руку я успел перехватить и забрал непонятный предмет, а Кира напоследок что-то пробормотала и ее голова окончательно поникла. Вырубилась…

– Ох – выдохнул я, прислоняясь спиной к косяку – И вот что мне теперь делать? Тащить тебя в квартиру? Бросить здесь? Позвонить Гоше? Или просто лечь рядом и вырубиться?

Переведя взгляд на зажатый в руке пакет, я принялся его разворачивать. Еще одна бутылка Бейлиса? Я бы выпил… вот честное слово бы выпил!

Бокал. В пакете был мой любимый бокал, в котором со звоном и шуршанием что-то перекатывалось и перемещалось.

– Надо же – хмыкнул я – Бутылку ты разбила, а бокал нет.

Девушка не ответила и, пожав плечами, я заглянул в возвращенную в родные пенаты посудину.

Две стодолларовые купюры. Это понятно, хотя я и не просил.

Белый незапечатанный конверт с короткой надписью «Росу». Открыл конверт, встряхнул и мне на ладонь выпала достаточно толстая пачка зеленых банкнот и клочок бумаги со странными бурыми пятнышками. Даже на мой взгляд непрофессионала денег было слишком много. Пересчитав, задумчиво присвистнул – пять тысяч баксов ровно.

Взглянул на прилагающийся клочок бумаги. Неровным почерком написано несколько слов:

«Работа выполнена отлично! Спасибо, Рос. И извини, если что не так. Гоша». Поверх бумаги несколько темных пятен, похожих на мелкие кляксы. Снова Бейлис? Отмечали успех?..

В последнюю очередь я выудил из стакана здоровенную круглую эмблему-значок. Ярко оранжевая, посередине нарисована умилительная рожица с огромными влажными глазами, понизу короткая надпись «Прости меня!».

Это тоже от Гоши?! Очень надеюсь, что нет…

Кира что-то пробормотала, неловко дернулась и начала сползать вниз по лестнице.

– Твою за ногу! Куда?! – рыкнул я, подаваясь вперед и хватая ее за плечо – Стоять!

Едва успел остановить сползание, что-то зажужжало, и из кармана девушки полилась музыка, в ночной тиши и в подъездной коробке прозвучавшая просто оглушительно. Песня была насквозь знакомая и старинная, но легче мне от этого не стало. С шипением и ругательствами я судорожно пытался выдернуть из узкого кармана телефон, а жизнерадостный певец продолжал интересоваться делами своей исторической родины.

Hello Afrika, tell me how you're doin'

Hello motherland, tell me how you're doin

Да вашу же так мать! Застрял!

Hello Afrika, tell me how you're doin'

Hello motherland, tell me how you're doin

– Вылезай, скотина!

Тем временем в дело радостно включился целый хор, поспешивший громогласно задать те же вопросы.

Hello Nigeria! That's my motherland…

– Ы-ы-ы-ы! – совсем немузыкально отозвался я и, поднатужившись, вырвал телефон, поспешно вжал кнопку ответа и рявкнул – Чего?

– Ты кто такой козлина?!

– А?!

– Ты кто такой, тебя спрашиваю, урод! Как у тебя этот телефон оказался?!

– Да пошел ты! От урода слышу! – взорвался я – Ты где?! Адрес назови, я сейчас подъеду и голову тебе проломлю!

– …. – в трубке замолчали, а потом с явной неуверенностью спросили – Рос, ты что ли?

– Я! Погоди… Влас?

– Ага! Здорово, Рос! Слушай, по поводу случившегося…

– Об этом не стоит – перебил я его – Правда не стоит, Влас.

– Кхм… это… лады. Так Беда у тебя?

– Можно и так сказать – вздохнул я – Лежит перед дверью пьяная в хлам. Млин…

– Фух! Прямо на сердце полегчало. Ну, не потому что пьяная, а потому что с ней ничего не случилось. Слушай, ты с ней того что ли…

– Что того?

– Ну, в смысле, ты ее… э-э-э… Ты с ней встречаешься? – нейтральным голосом поинтересовался Влас.

– А? Да нет, ты что. С чего ты взял?

– Да с того! А какого хрена она тогда таких дел наворотила? Ты в курсе, что она нашему качку-банкиру нос сломала?

– Что?!

– А то! Прямо в палате, млять! Деталей не знаю – Гоша по телефону толком ничего не рассказал. Но голосок у него тот еще был – гнусавенький и немного пришибленный какой-то. Он мне в трубку плачется, а я ржать хочу, еле сдерживаюсь… но ты извини, Рос. Правда, извини, брат. Как-то нехорошо вышло… Да еще и по телефону чуть не полаялись. Просто я с Гошей побеседовал и решил Киру найти – вдруг что случилось, ночь как-никак. А тут вместо нее злой мужик отвечает, вот я и подорвался.

– Да как она успела то? Всего пару часов прошло!

– Беда всегда стремительно приходит – заржал Влас – Гошу уже навестила. Кха-кха… Нет, все же ты ее видать того…

– Да не было у нас ничего! – рявкнул я и, опомнившись, понизил голос – Не было!