Леонид Клешня
Разговор. Игра внутри

Разговор. Игра внутри
Леонид Клешня

Перед вами заключительный роман детективно-фантастической трилогии «Разговор». Вадим Цветаев прошел долгий путь от работника юридической фирмы до создателя бизнес-центра «Параллель», чья исследовательская деятельность распространяется не только на нашу реальность, но и на «внешний мир». Вадим понимает: за ним пристально следят. Ответственность возрастает, и любая новая ошибка будет стоить очень дорого. Цель близка как никогда, но в этот момент коллеги Вадима начинают подозревать неладное. Возможно ли, что его исследования уже закончены? И разве не странно, что инвесторы то появляются из ниоткуда, то бесследно исчезают? Хуже того: кажется, будто они… не стареют. У Вадима мало времени, чтобы найти выход из этой ситуации. Наставники из «внешнего мира» ясно дали понять: теперь он один на один с ворохом неразрешимых проблем. Сумеет ли Вадим найти ответы на главные вопросы? И как он поведет себя, оказавшись перед главным выбором в жизни?

Леонид Клешня

Разговор. Игра внутри

От автора

Все персонажи, названия фирм и события выдуманы, любые совпадения случайны.

Приветствую тебя, мой дорогой читатель!

Я искренне рад очередной встрече.

Стоит появиться какому-то явлению и войти в обиход, оно начинает неустанно, совершенствоваться, становясь зачастую лучше и лучше. Как если вспомнить наши первые мобильные телефоны, эти «орехоколы», которые сейчас больше похожи на кирпич, чем на современный телефон. Вполне вероятно, что и нынешние гаджеты будут сравниваться с кирпичом в будущем, но это материальная составляющая, и она не так интересна.

«Государству» во всех определениях данного термина, которые мне встречались, присуще, что это некий исторически сложившийся союз людей, на определенной территории, но с чего оно начиналось и каковы были его формы вначале, конечно, вопрос философский, и теорий его появления множество, и спасибо такому предмету, как «Теория государства и права», который раскрывает данный вопрос и данные теории.

И, в отличие от примера с мобильным телефоном, приведенным вначале, если проследить эволюцию от первобытных племен, как одного из первых проявлений государственного устройства, до современной формы Государства, такой как, например, Демократия, то можно заметить очень интересное явление.

С течением времени у нас остается всё меньше норм возможного поведения (Прав), а вот нормы должного поведения (Обязанности) неустанно растут, и это напрямую связано с тем, что человек не прекращает находить все более изощрённые пути обхода своих обязанностей. С некоторой точки зрения можно отметить, что ограничений недостаточно или они принимаются не в той области.

Какая сила заставляет каждого подчиниться воли Государства и жить в рамках возможного и должного поведения, описанных и введенных Государством. Конечно, многие скажут, что это страх перед санкцией (мерой воздействия, применимой за нарушения должного поведения), но санкция не более чем инструмент, подчинение же происходит за счет Власти.

И вот за развитием, видоизменением Власти и ее инструментов по принуждению и подавлению воли масс для склонения и подчинения перед волей обладателя власти для общего блага, мне кажется, кроется еще более интересная тема.

Кто диктует условия, где зарождается власть, кто задает вектор развития и вводит ограничения, предоставляет «зеленый свет» тому или иному направлению или же рубит на корню открываемые направления?

Простой обыватель скажет, что это политика. Но сколько существует иных, более интересных и интригующих теорий, от «всемирного заговора», Масонских лож и до теорий инопланетного контроля, всех тех, кто не ограничен словами «на определенной территории», чье предполагаемое влияние неограниченно.

Какая теория верна и имеет ли место она быть, как таковая, нам остается только догадываться и предполагать, поскольку, к счастью или сожалению, четкого ответа на это нет.

Глава первая. Новые мысли.

[Частные владения вблизи Кристиансанна, Норвегия, время 22:20]

Вадим и Николай Борисович шли вдоль бассейна с фонтанами по дорожке из бетонных плит, двигаясь в сторону высокого памятника в виде шпиля. Территория частных владений была внушительных размеров.

– Вадим, через сорок минут состоится твое первое заседание в Научном Совете, ты готов? – Николай Борисович явно переживал.

– Николай Борисович, как к этому можно быть готовым, учитывая тот факт, что для меня это первое заседание и я понятия не имею, о чем будет идти речь и что от меня требуется? – с малой долей тревоги говорил Вадим.

– Вадим, получив инструктаж от наших предшественников, могу тебя заверить, что говорить не придется, просто посидишь, послушаешь и посмотришь. За столом в зале вас будет около пятидесяти человек, пару сотен человек, включая меня, в зале и около тысячи человек, среди которых и высшие чины, государств-участников будут смотреть онлайн. Все направления с последнего заседания Совета наши предшественники выполнили, отчетность передали председателю Совета, так что, Вадим, я тебя прошу: что бы ты там ни услышал и ни увидел, будь так любезен, держи свой язык в заднице и туда же засунь свою правильность. Я надеюсь, ты меня понял. Тут тебе не игры, тебя не спасет ни положение, ни влияние. Потому что для тех, кто за столом и в зале, ты всего лишь силуэт, но любое твое слово расценивается не как твое личное мнение, а как мнение Страны.

– Спасибо, Николай Борисович, – кривя губы и засунув руки в карманы брюк, чтобы скрыть дрожь в руках, нервно сказал Вадим. – Вы прямо умеете успокоить, а по поводу того, что как-то подставлю государство, так тут неудивительно, мы в контрах со многими, – попытался смягчить напряжение Вадим, – так что хуже не сделаю.

– Вадим, я тебя не успокаиваю, и политика тут не причём. Для совета не имеет значение, какое государство, кто во главе и с кем в каких отношениях оно состоит. Тут решаются совершенно другие вопросы, сегодня очередной совет, где получим вектор направления до следующего совета, а в промежутках будут собрания, где появится возможность выразить свое мнение, если Совету оно будет необходимо. Учитывая, что твое принятие и вхождение в совет одобрено абсолютным большинством участников, так как твоя «Параллель» известна почти всем его членам и твоя деятельность напрямую завязана на вопросах, которые входят в компетенцию Совета, к твоему мнению прислушаются, и, может, оно повлияет на новый вектор.

– Хорошо, я вас понял, Николай Борисович, посижу, посмотрю, послушаю.

Вадим нервничал перед своим первым собранием Научного Совета и в тоже время понимал, о чем ему говорил Николай Борисович, ведь он осознанно вступил в него и принял на себя эту ответственность, как и то, что он взял на себя безоговорочную поддержку действующей власти, так как Вадим ввел своего доверенного в нее, и сейчас рядом с ним находился Николай Борисович.

Николай Борисович – акула большой политики, седовласый мужчина, который втянул Вадима в эту игру, а Вадим взамен получил неограниченный доступ к ресурсам, больше не боялся проблем с властями, как и того, что ему будут вставлять палки в колеса. Наоборот, он был очень доволен своим доверенным. Эдуард Петрович оказался его лучшей инвестицией, поскольку он и до их знакомства был политиком. А когда получил доступ к ресурсам «Параллели» и ее авторитета, включая полную поддержку Вадима вместе с его знанием обстановки изнутри, просто взлетел в политической карьере.

Вадим без проблем получал необходимые согласования и нужные ему ресурсы, при этом сам он также выполнял полученные просьбы в ответ, за короткий срок стал полностью командным игроком и обрел поддержку в лице Николая Борисовича и Эдуарда Петровича, для которых он стал билетом в большую политику. За это они ему были благодарны, и он им доверял, двигаясь неустанно к своей цели.

Время подходило к началу заседания, и мужчины направились в сторону здания Совета.

– Николай Борисович, это же частные владения, как тогда объяснить такое количество машин и людей? – поинтересовался Вадим.

– Вадим, это элитный курорт, тут нет большого потока туристов, местным здание известно как закрытый пансионат, а вот прикрытие собрания вообще безобидное.

Как только попали внутрь, к ним подошёл молодой человек и указал, куда направляться Николай Борисовичу, а Вадима попросил следовать за ним.

Вадим молча следовал за ним, наблюдая за происходящим вокруг. Участники, как и он, прибывали в сопровождении, в центральном холле их разделяли. Пройдя через раскрытые двери, они вошли в огромный холл, Вадиму сразу отметился скрип паркетного пола, освещение было тусклым, зал большой, в центре стояли столы, образуя прямоугольник, стулья на расстоянии полметра друг от друга, на столах отсутствовали какие-либо опознавательные знаки. Ничего кроме микрофона с коммутатором для его включения.

Сопровождающий подвел Вадима к его месту за столом.

– Вадим Николаевич, присаживайтесь. – Он протянул блютуз-наушник и продолжил: – Говорить будут на разных языках, наденьте – тут будет онлайн-трансляция на русском.

Вадим взял наушник, прикрепил его к уху присел на указанное ему место. Пока были открыты центральные двери, несмотря на тусклое свечение, он мог разглядеть лица других гостей. Но это все равно не помогло ему, потому что он не узнал никого из присутствующих.

Спустя пять минут все кресла были заняты, кроме пяти, находящихся в торце выставленного прямоугольника из столов. Центральная дверь закрылась, освещение почти все выключили, и Вадим уже не мог разглядеть рядом сидящих людей, виднелись только неоновые ободки на микрофонах. Жутковатое ощущение. С закрытием дверей повисла полная тишина, даже никто не шептался.

Раскрылись двери, в зал вошло пятеро людей, лишь силуэты были видны, лиц разобрать было невозможно. Они заняли оставшиеся места. Вадим отметил для себя, что эти пятеро единственные сохраняют инкогнито. Если фактически всех участников было видно на подъезде в холле, в зале за столом, то этих пятерых как-либо идентифицировать было невозможно. Когда вновь прибывшие уселись за стулья, Вадим услышал звуковую рябь в ухе и понял, что подключился переводчик. Приветствий не последовало, он слышал одним ухом голос говорившего и моментальный перевод в другом ухе.

Вадиму было совсем непонятно его присутствие на собрании, поскольку говорили здесь об энергетике и ресурсах, о том, какие новшества ввели в государствах по рекомендациям последнего собрания. Вадиму все это было неинтересно.

Вадим отметил вторую часть выступления первого спикера, которая явно критиковала недоработку правительства в Берлине, и допустили показ одной малоэффективной модели «вечного двигателя», которую показали на центральном телевидении и даже разместили в одном из государственных зданий.

– Это весьма опрометчиво, – слушал Вадим перевод в ухе, – проблема заключается в том, что данные действия могут быть расценены как популяризация этой идеи со стороны Государства, что само по себе является абсурдом и может привести к необратимым последствиям…

Дальше шёл разговор о том, что данная информация опровергнута и даны дополнительные пояснения по этим вопросам и рекомендации в дальнейшем сдерживании подобной информации и недопущения появления данных материалов в массовых средствах информации оказания содействия в популяризации недостоверных образцов, эффективность которых не поддается критике и легко разоблачима.

Мужской голос затих, замолчал и переводчик, следующий спикер приятно удивил Вадима. Во-первых, его доклад был на русском языке, а во-вторых, тема.

– Мне хотелось бы отметить другую проблему. Она не столь значима, как озвученная до нее, но хочу отметить, что в промежутке между этим и следующим советом мы не раз проведем собрания по ее решению и выслушаем ваши мнения, поэтому отнеситесь к ней серьезно, особенно те, кто работает в данной сфере. Итак, к самой проблеме. Она заключается в криосне. В то время, как некоторые из нас работают над проблемой кристаллизации в момент заморозки и как обойти момент разрушения тканей, как, например, Нью-Йоркская академия наук уже имеет определенные успехи с кратковременным анабиозом, и в лаборатории «Параллели» неустанно двигаются к вопросу о долгосрочной заморозке, используя множество вариантов консервации, находится все больше и больше предприимчивых людей, которые оказывают данные услуги на платной основе, заливая тела и мозги в бочках азотом и складируя это на складах. Конечно, все присутствующие понимают, каков результат у данной заморозки и какова вероятность извлечь что-либо из того пюре, которое получится после разморозки. И, казалось бы, какая угроза возникает перед обществом? Самая непосредственная – то что эти предприниматели замораживают трупы и человеческие мозги для нас не беда, ведь люди сами на это соглашаются. Многие прекрасно отдают себе отчет и понимают перспективы. Проблема же заключена в том, какой пиар они избирают для этого. Продвигают свой бизнес под эгидой того, что их заморозка поможет в дальнейшем оцифровать содержимое сознание и загрузить его в симулированный мир, тем самым данная теория неустанно набирает популярность. И в это пора вмешаться. На сегодняшний день бесспорным лидером в данной сфере является «Параллель», но она не вызывает опасений, так как ее исследования содержатся в полной конфиденциальности, они предоставляют полученные материалы и, судя по тому, на каком они этапе с другими нашими коллегами, мы можем смело заверить, что возможность оцифровать сознания будет достигнута либо быстрее, чем долгосрочный анабиоз, либо эти открытия произойдут одновременно, но нам всем крайне невыгодна ситуация, если теория симуляции обретет статус религии, как и множество законсервированных трупов по всему миру, на это пора начать воздействовать…

Вадим слушал доклад, и ему становилось не по себе оттого, на каком этапе находятся его исследования. Пара тысяч человек с разных концов планеты осведомлены лучше, чем он сам. Факт того, что всем известно, сторонником какой теории является Вадим, его не удивляло, ведь он этого и не скрывал.

«Только вы все думаете, что я верю в теорию симуляции, а суть в том, что мне известна правда. И я в это не верю – я это знаю», – сказал про себя Вадим.

Он прослушал следующего докладчика, который говорил о недропользовании, но ему это было неинтересно. Он понимал, что это тематика Николай Борисовича, так что погрузился в раздумья в отношении речи второго спикера.

Когда третий спикер закончил доклад, всем было объявлено, что материалы предоставлены сопровождающим, и люди, сидевшие во главе стола, поднялись и покинули зал. Когда распахнулись центральные двери, в зале снова стало светло.

Вадим продолжал молча сидеть за столом, откинувшись на спинку стула, пока не почувствовал, как ему на плечо не положили руку. Он обернулся и увидел, что Николай Борисович кивком показывает в сторону выхода.