Галина Дмитриевна Гончарова
Средневековая история. Изнанка королевского дворца


– Достопочтенный Авермаль, я тоже рад, – вирманин вполне успешно изобразил поклон. – Ее сиятельство графиня Лилиан Иртон прибыла в Альтвер.

– Что?

– И будет рада видеть вас…

– А я-то как буду рад!

Торий не лгал. Человека, который за эту зиму увеличил его состояние мало не вдвое, он готов был встречать, любить и носить на руках. А то ж…

Раздумывал барон недолго.

– Ивар, я предлагаю вам присоединиться к трапезе. А ее сиятельство приглашаю на ужин в ее честь.

– Графиня просила передать вам…

Торий взял из рук вирманина небольшой конвертик.

– Это?

– Ее сиятельство просила передать.

Вирманин хитро усмехался.

Торий вскрыл письмо, потер в руках зеленоватый листок, совершенно не похожий на пергамент.

– Это…

– Ее сиятельство просила передать.

Торий понял, что всю информацию он получит от графини. И смирился. Пробежал глазами четкие строчки.

Господин барон, я в Альтвере на пару дней. Буду рада с вами увидеться.

Лилиан Элизабетта Мариэла, графиня Иртон.

Ничего лишнего. Коротко и по делу.

– Ее сиятельство у кого-то остановилась?

– Нет, она осталась на корабле.

– Возможно, она примет приглашение провести пару ночей под моим убогим кровом?

Вирманин пожал плечами.

– Полагаю…

– Да-да, об этом надо говорить с ее сиятельством. Подождите меня. Я сейчас соберусь и прикажу, чтобы оседлали лошадь. Съезжу с вами, лично приглашу ее сиятельство.

Ивар кивнул.

– Подождем сколько нужно.

Торий кратко сообщил супруге, что уезжает по срочному делу, поцеловал дочек и поманил пальцем сына.

Дарий послушно вышел за отцом.

– Дарий. Сегодня я приглашу на ужин ее сиятельство графиню Иртон.

– Эту гадину? Эту…

Плюх!

Затрещина оборвала разговор в самом начале.

– Если не можешь вести себя прилично – чтобы я тебя на ужине не видел. И никто не видел. Скажем, что ты болеешь, понял?

Дарий хмуро кивнул. Задница чесалась от одного воспоминания о графине. Хоть и зажила, но… было ведь.

– Отец…

– Дарий, я понимаю, что она тебе не нравится. Но она нам выгодна. Это ты понимаешь? Нравится сорить деньгами по кабакам? А конь, которого я тебе купил? А та гончая у Лорельса? Вот то-то же. Если графиня откажется вести со мной дела – мы потеряем многое. А она себе партнера найдет.

Дарий кривил губы. Но не спорил.

Торий поступал очень правильно. Кнут и пряник. Кнут и пряник.

Кнут был вполне реальным. А пряник… он тоже был.

Слово «выгода» обладает волшебным действием. Оно смиряет самые бурные нравы и гасит самые яростные порывы души.

– Я… наверное мне лучше не показываться, – вздохнул Дарий.

– Вот и не показывайся. Ты меня понял?

– Да, отец.

Торий потрепал сына по плечу и вышел.

Ничего. Сначала так, потом еще пара шагов – и из дурака вырастет помощник отцу. Порка иногда оказывает замечательное просветляющее действие.

Лиля заметила бы, что при этом, видимо, происходит активизация головного мозга через спинной. Но ей Торий ни о чем рассказывать не собирался.

* * *

Графиня уже успела позавтракать, а сейчас сидела за столом в крохотной каюте и писала, когда в дверь поскреблись.

– Да?