Галина Дмитриевна Гончарова
Средневековая история. Изнанка королевского дворца


– Учти – за Мири, даже если она ноготь сломает – персонально с тебя спрошу, – пригрозила Лиля. – Ингрид идет?

– Идет.

– Вот. И с нее тоже.

– Все будет хорошо, – заверила Ингрид. – Я за Мири присмотрю сама.

Вирманка была уже на третьем месяце беременности. И выглядела необычайно красивой. Про токсикозы она не слышала, а потому и не страдала. Наоборот – относилась к той редкой категории женщин, которых беременность только красит.

Сияли глаза, улыбались губы… и вся она словно светилась изнутри сознанием будущего материнства.

– Ингрид, под твою ответственность.

– Слушаюсь, Ваше сиятельство…

– Ваше сиятельство, – пастер Воплер просочился словно призрак. – Я хотел бы…

– Да, пастер?

– Патер Лейдер приглашал меня в гости. Полагаю…

– Если мы сходим вдвоем – это будем полезнее. Согласна. Когда?

– Может быть, сегодня?

Лиля призадумалась. Потом покачала головой.

– Пастер, мы не можем. Сегодня я приглашена к Торию Авермалю. И вы, кстати, тоже, как мой духовный наставник. А вот завтра с утра мы можем сходить на службу – ну и после службы уже…

Пастер задумался, но потом кивнул.

– Полагаю, так и правда будет лучше.

Лиля улыбнулась.

– Пастер, поговорите с Лонсом, подумайте, какой подарок лучше преподнести патеру Лейдеру?

– Может быть книгу?

Лиля замотала головой.

– Нет. Это – в Лавери. Там нас встретят более важные птицы, чем Лейдер. Кстати – привыкайте, пастер. Вы теперь не шушера из захолустья, а личный духовный наставник самой графини Иртон. Держаться надо с достоинством. И кстати – прогулялись бы вы, поговорили с сослуживцами…

– Ваше сиятельство?

– С другими пастерами. Абы кого я в Иртон не возьму. Вот и приглядитесь. Потом проведем собеседование – и в столицу.

Пастер Воплер только кивнул.

Иногда ему казалось, что Лилиан Иртон просто рвется вперед. Да так оно и было.

Женщина освоилась в новом мире, слегка передохнула – и теперь ее влекло вперед и вперед.

Опасности?

А то она в Иртоне была в безопасности! Щаз-з-з… разве что конец зимы выдался спокойным. А до того… ей-ей, в портовой забегаловке и то уютнее там хоть ясно кто и за что. А тут – все подряд. А за что?

А просто так…

Лиля вздохнула. Посмотрела на вирман и Мири.

– Пока вы здесь стоите – там уже все раскупят.

Намек все поняли и улетучились. Лиля посмотрела на пастера.

– Пастер, я не могу вам приказывать. Но я могу вас очень попросить.

– Я постараюсь выполнить любую вашу просьбу, Ваше сиятельство.

– Пожалуйста, подумайте о людях. Вы лучше меня знаете, что есть люди, которые служат Богу, а есть те, кто служит в основном себе.

Пастер сморщил нос, но промолчал. Согласился.

– Ваше сиятельство, я не стану лгать…

– Я не посмела бы просить вас о лжи. Но если вы решите, что есть вещи, которые должны оставаться только между вами – и богом…

Пастер кивнул.

– Я подумаю, Ваше сиятельство.

Лиля кивнула. Пастер вышел. А она подошла к зеркалу. Посмотрела на себя.

Надо сделать зарядку. И написать письмецо Авермалю. Надо…

* * *

Барону Авермалю ее записку доставили за завтраком.

Вся семья как раз сидела за столом. Барон с женой, два сына, три дочери, когда в дверь постучали так, что слышно было даже в столовой – а спустя минуту испуганный слуга доложил:

– Господин, к вам вирмане…

Торий вздохнул, послал супруге улыбку и вышел из столовой. А ведь жаркое точно остынет…

Но когда он увидел кто его навестил – все мысли вылетели из головы.

– Ивар? Утро доброе… Рад вас видеть.