Григорий Лерин
Бульвар Сансет и другие виды на закате


Она оторвала взгляд от огня и протянула ему горсть мелких коричневатых клубней.

– Смотри – это земляная груша! Она растет прямо на потолке, все корни усеяны! – Женщина кивнула на распятье, ее лицо засветилось признательностью. – Он дал нам дом, воду и еду. Я думаю, что смогу…

Мужчина коснулся ее лба, провел рукой по волосам.

– Конечно. Ты сможешь.

Он опять догадалась, о чем она думает, потому что с тех пор, как узнал, что в ней шевельнулась новая жизнь, сам не мог не думать об этом.

– Я видела, какими они бывают, – глухо произнесла она.

– Да, ты рассказывала. Сейчас об этом лучше не вспоминать. Забыть – и все.

– Он был такой ужасный. Наверное, хорошо, что мать его не застала.

– Все обойдется, – сказал он. Просто, чтобы что-нибудь сказать.

Женщина порывисто схватила распятье, положила его перед собой, наклонилась и зашептала.

Он прошел к роднику и попил. Скважина была небольшой: примерно тридцать сантиметров в диаметре и столько же глубиной. Воды в ней осталось на треть. Утром будет видно, сколько воды прибавилось за ночь.

Он улегся на пол и закрыл глаза. До него доносилось негромкое потрескивание костра, шепот и похожие на икоту сухие всхлипы.

И опять ему приснилось море. Синее, постепенно темнеющее море, в котором тонуло бордовое солнце. Чистое и совершенно спокойное: полный штиль, лишь легкая зыбь накатывала на борт и, шурша, рассыпалась кудрявой пеной. Таким оно было до прихода Конца.

***

Южное полушарие встретило их непривычно тихо. Тяжелые, душные ливни экваториальной зоны сменились ясным небом и безветрием, лишь зыбь от зюйд-оста напоминала о коварном, переменчивом нраве самого теплого океана. Редкие изобары на австралийской погодной карте и спутниковый прогноз французской станции обещали такую же погоду до Перта.

Небо уже начало темнеть у горизонта. Милях в пяти справа проплывала одинокая тучка и изливалась плотным дождем. На пару минут она заслонила низко висящее солнце, вокруг тучки заплясали радуги.

Капитан стоял на открытом крыле мостика[1 - Крыло мостика – продолжение палубы мостика (ходового мостика, навигационного мостика), выходящее за пределы рулевой рубки] и ждал захода. Сколько раз он провожал солнце за горизонт, но снова и снова не мог оторваться от короткого и грустного свидания Солнца и Земли: легкое и теплое прикосновение, торопливое объятье, страстный поцелуй, и опять – прощай!… Увидимся завтра… Коснемся друг друга на пару секунд…

– Евгений Саныч! Поймал! Началось уже!

Еще несколько минут он оставался в своих воспоминаниях, в другом полушарии, на берегу другого океана, не узнавая и не понимая, что хочет от него стоящий в дверях человек. Потом кивнул удивленному старпому:

– Да-да, Костя. Сейчас иду.

Он бросил взгляд на горизонт. Солнце скрылось, и облака окрасились в серо-фиолетовый сумеречный цвет. Рябь исчезла с поверхности воды, и только легкие колебания двадцатитысячетонного судна – вверх-вниз, вверх-вниз – выдавали спокойное, мирное дыхание уснувшего океана.

Капитан одернул рубашку и пошел в рубку.

– … мы продолжаем обратный отсчет. Сто семнадцать часов или немногим менее пяти суток остается до окончания срока действия российского ультиматума, объявленного три дня назад в двадцать два часа по московскому или в девятнадцать часов по Гринвичскому времени. Напоминаем, что Россия заявила о своем праве на превентивный ядерный удар по территориям стран-агрессоров – по тексту российского МИДа – и их союзников, если НАТО не прекратит концентрацию сил у российских границ и не выведет войска из республик Прибалтики. Лидеры западных стран заявили, что готовы защитить прибалтийских союзников и адекватно ответить на вызывающие действия одной из крупнейших ядерных держав, и впредь будут продолжать стоять на страже свободы, демократии и законности в Европе. Сегодня, наконец, после трехдневного молчания, заставившего изрядно поволноваться европейских политиков, была озвучена позиция Вашингтона. Президент Соединенных Штатов призвал Кремль прекратить развертывание ядерных сил и тоже пригрозил превентивным ударом. Заявление Белого Дома было сделано в предельно жесткой риторике, аналитики сразу назвали его контр-ультиматумом. Вслед за Вашингтоном Китай, Индия, Пакистан и Иран объявили о возможном применении ядерного оружия при угрозе безопасности территорий и национальных интересов. Ситуация крайне тревожная, при этом отмечено, что ни одна из сторон уже не предлагает сесть за стол переговоров. Многие аналитики считают, что посыл России обращен не только к западным странам, но и, возможно в первую очередь, к Китаю. Пекин продолжает наращивать военную группировку на восточном участке российско-китайской границы, которая по некоторым данным уже достигла пятнадцати миллионов человек. Тем не менее, российские лидеры, дипломаты и официальные медиа сохраняют упорное и довольно странное молчание по поводу реальной угрозы китайского вторжения на Дальний Восток и в Южную часть Сибири. Вся мощь пропагандистской машины направлена только на Запад. При этом независимая организация «Честно» опубликовала в Интернете результаты социологического опроса, проведенного во Владивостоке, Хабаровске и других крупных городах региона. На вопрос: «Как вы относитесь к возможности китайской интервенции?» сорок шесть процентов респондентов ответили: «Мне все равно», еще одиннадцать процентов: «Затрудняюсь ответить». В Благовещенске ФСБ задержала группу местных граждан, распространяющих листовки со следующим текстом: «Дорогие русские соседи, не бойтесь! Мы вылечим ваших детей! Мы накормим ваших стариков! Мы дадим вам еду и тепло в ваши дома!» Почти все задержанные – пенсионеры. Старшей из них, Наталье Овчинниковой в день задержания исполнилось восемьдесят пять лет. Когда ее спросили, понимает ли она, что ее действия – это измена Родине, она ответила: «У меня нет Родины. Ее давно уже украли»… А теперь о других новостях сегодняшнего дня…

Громкое, нарастающее шипение заглушило голос диктора. Старпом подошел к приемнику, принялся колдовать с кнопками настройки частот.

Весь переход из Средиземного моря в Австралию бесстрастные голоса дикторов из «Немецкой волны» и «Русской службы Би-Би-Си» рассказывали об ускоренной подготовке человечества к самоубийству. И все же, ни один из восемнадцати человек русско-украинского экипажа, собиравшихся на мостике немецкого контейнеровоза под панамским флагом, в мировую войну не верил. Бурно обсуждали, выдвигали различные версии, ругали политиков. «Да попугают друг друга, как обычно, а потом все равно договорятся! Не вконец безмозглые же!» Три дня назад обсуждения закончились – по крайней мере, на мостике. Слушали молча, сосредоточенно и так же молча расходились. Но все равно, по глазам было видно – не верили.

– …сорок восемь человек погибли и более ста пострадали при взрыве в датском городе Архусе. Террорист-смертник в автомобиле «Тойота» на большой скорости врезался в собравшуюся у собора толпу и привел в действие взрывное устройство. Ожидалось, что праздничную службу посетит королева Дании, но в последний момент визит Ее Величества в Архус был отменен… На юге Франции продолжается масштабная полицейская операция по восстановлению законности и порядка. Согласно местным источникам, в ней участвуют и армейские подразделения… Израильские военные завершают окружение отряда боевиков организации «Хизболла», пытающихся прорваться в Ливан после серии терактов на севере страны. Иран угрожает нанести массовый ракетный удар по территории еврейского государства, если израильская армия пересечет границу с Ливаном. Сегодня правительство Израиля объявило о переходе страны на военное положение…

И снова частоту накрыла полоса помех.

– Попробуй Киев, чиф, – посоветовал капитан.

– Пробовал. Что-то не ловится… Может, на «Немецкой волне», на восьми килогерцах?… Ага! Попал!

– …Москва… В интервью Первому каналу Президент впервые заявил о наличии хорошо укрепленных и подготовленных убежищ-штабов для управления страной на случай широкомасштабного ядерного конфликта. При этом Президент подчеркнул, что российское руководство использует все возможные дипломатические меры для избежания подобного конфли…

Без всякого перехода в рубку с шипением и треском ворвалась быстрая испанская речь. Ее сменил прерывистый писк, похожий на морзянку.

Старпом вопросительно взглянул на капитана.

– Да… В общем, все ясно. Ничего нового, – сказал капитан. – Пора к ужину готовиться.

Он первым вышел из рубки. За ним потянулись остальные.

Новости последующих двух дней были полностью посвящены бомбоубежищам. Оказывается, убежища уже подготовили практически во всех крупных индустриальных странах. По примеру российского президента их называли штабами, чтобы не возникало вопросов, для кого эти убежища предназначены. Пресс-секретари, министры и президенты наперебой расхваливали национальные достижения в этой сфере, обсуждали толщину стен и новейшие технологии жизнеобеспечения в изолированном пространстве. Все это напоминало незатейливое телевизионное шоу. Что-то вроде: «Я уцелею после Конца Света! А вы?».

Дешевое шоу и война несовместимы – в этом капитан был уверен. Все обойдется. Пугают…

Но в субботу с эффектом ледяного душа прозвучало совместное заявление королевских домов Европы. Монархи Европы и члены их семей довели до сведения граждан, что не собираются скрываться в убежищах, а останутся со своими подданными до окончательного разрешения текущей ситуации.

В воскресенье европейцы устремились в королевские дворцы, в которых объявили день открытых дверей. Это уже не походило на шоу.

В понедельник первого марта, в восемь утра, за шестнадцать часов до окончания срока ультиматума контейнеровоз «Lunar Tide»[2 - Lunar Tide – лунный прилив (англ)] пришел в австралийский порт Фримантл.

2

– Мама! Мамочка! Папа купил «Создателя»! У меня есть «Создатель»! Мамочка!

Мама наклонилась и слегка вытянула губы для поцелуя, но сын повис у нее на шее. Его глаза сияли восторгом. Мама подхватила мальчика подмышки и замерла, не решаясь полностью выпрямиться. Ее лицо, волосы и плащ были покрыты мелкими каплями дождя.

– Малыш, отпусти! Малыш, мне тяжело так стоять!

Мальчик разжал руки, и она опустила его на пол. Он крепко стиснул ее ладонь и потянул за собой в комнату.

– Мамочка, пойдем! Я тебе покажу! Он такой красивый!

– Нет! – твердо сказала мама. – «Создатель» подождет. Сначала я должна раздеться.

– Только побыстрее! – Мальчик вцепился в нижнюю пуговицу плаща. – Я тебе помогу!

В коридоре появился папа.

– Отставить! – бодро скомандовал он. – Раздевать маму – моя забота. А ты беги пока в комнату и собери все в большую коробку. Осторожно с ножницами!

– Мамочка! Папочка! Я вас так люблю!