Алексис Опсокополос
Лицензия на убийство. Том 1


Он поднял руки, привлекая внимание зала, и громко объявил:

– Все, кто ставил, что драка будет, но никого не убьют, я вас поздравляю! Ваша ставка сыграла!

Народ в зале сразу же начал возмущаться и спорить. Кто-то пытался доказать, что один удар – это и не драка вовсе, а кто-то жаловался, что уже месяц, как никого не убивали и некогда достойное шоу потихоньку превращается в унылое развлечение для маленьких девочек.

Глава 2. Кхэлийские кальмары

Когда жертва Лёхиного юмора под недовольное бурчание зрителей, шатаясь и бормоча себе что-то под нос, покинула клуб, похожее на большого разумного кальмара существо, сидящее за VIP-столиком, тяжело вздохнуло и заметило:

– Да, трусливый цванк попался. По башке получил и убежал.

Слова эти были адресованы такому же разумному кальмару, сидевшему рядом. Тот, в свою очередь, показал одним из щупалец на амфибоса и сказал:

– Как этот здоровяк бьёт, там кто хочешь убежит, не только цванк.

– Всё равно мы рассчитывали на шоу, а тут одного стулом припечатали, и он сдулся, второй от единственного удара в штаны наложил. Уныло как-то. Невесело. Не стоит потраченных денег.

– Просто не ставьте на летальный исход. Мы уже давно не ставим.

– Так на Кхэлиэ мы и не ставим на летальный исход. Но тут-то, в этой дыре, мы надеялись, что ещё остались злобные агрессивные негодяи, способные как следует повеселить заезжих туристов.

Оба существа захихикали: неприятно, с высоким присвистом, подёргиваясь и размахивая щупальцами. Эти расстроенные, но весёлые зрители были кхэлийцами, жителями планеты Кхэлиэ, находившейся в Переходном Пространстве галактики № 15-М-99. Они сильно отличались внешним видом от жителей Обитаемого Пространства этой же галактики, которые за глаза называли их кхэлийскими кальмарами, или просто кальмарами. А иногда и не за глаза.

Уроженцы Кхэлиэ действительно очень походили на крупных разумных сухопутных кальмаров. Ростом они были чуть больше метра, но выглядели массивными из-за того, что их конусообразное тело в нижней части имело в ширину тот же метр. Как и у обычных кальмаров, голова кхэлийцев располагалась внизу, и от того места, где она примыкала к телу, отходили ещё и конечности.

Две пары щупалец выполняли функцию ног – на них были натянуты своеобразные чулки из плотной кожи, заменявшие кальмарам обувь. Вместо рук тоже были щупальца, но более тонкие и тоже две пары. Руки-щупальца выполняли те же функции, что руки у гуманоидов, и даже давали им некоторую фору в силу своей гибкости и количества.

Одеты кхэлийцы были в своеобразные куртки-чехлы, накинутые на их тела сверху и заканчивающиеся в том месте, где начинались голова и щупальца. На одном куртка была практически в обтяжку, на другом – свободного покроя.

Кальмары синхронно влили в ротовые отверстия содержимое из стоявших на их столе бутылок, после чего второй решил приободрить первого:

– Впереди ещё много выступающих. Думаем, что две-три неплохие драки нам сегодня обеспечены.

– Хорошо бы, если так. А то скучно.

– Даже не сомневайтесь! Только вот с этими что делать? Будем брать?

– Не знаем, не очень впечатлили. Но, с другой стороны, нам их рекомендовали – это раз. И нам нужна программа без драки, а у них такая есть – это два. И мы сюда припёрлись ради них – это три.

– Ну, значит, всё по плану. Тем более третий пункт достаточно весом, – резюмировал второй кальмар и, развернувшись в сторону бара, громко крикнул: – Счёт!

После чего он пояснил товарищу:

– Здесь принято расплачиваться, покидая столик, даже если идёшь в туалет. И никого не волнует, что у нас бронь на весь вечер. Многие пытаются любым способом уйти не расплатившись.

– Дикари, – задумчиво произнёс кальмар в обтягивающей куртке.

– Не спорю, но не стоит забывать, что мы не на Кхэлиэ! На этой планете наблюдается полный упадок нравов, – ответил его товарищ и хихикнул.

Пока кальмары обсуждали моральный облик жителей и гостей Ксина, к ним подбежал бармен-директор и быстро произвёл несколько манипуляций в большом чёрном планшете, который он принёс с собой. Сразу же за столиком кхэлийцев загорелась красная лампочка, украшавшая небольшое возвышение в виде треугольной пирамиды посередине стола. На каждой из трёх боковых граней пирамиды находилось считывающее устройство, при помощи которого можно было идентифицировать посетителя и сразу же снять необходимую сумму с его личного официального счёта.

На одной грани был сканер для считывания отпечатков пальцев, на второй – для сетчатки глаза, а на третьей – устройство для чтения универсальных ID-чипов или анонимных дебетовых карт. Кхэлийцы со своими щупальцами и четырьмя маленькими бесцветными глазками могли воспользоваться только третьим вариантом. Кальмар в обтягивающей куртке приложил к датчику небольшую пластиковую карту. Лампочка тут же вспыхнула зелёным, показывая, что долг перед заведением погашен, и после этого погасла.

VIP-гости клуба, перебирая щупальцами, спустились с кресел и, не обращая внимания на бармена-директора, выдвинулись в сторону сцены. Они подошли к небольшой обшарпанной двери, открывающей проход за кулисы, и, игнорируя стоявшего на их пути охранника, проскользнули в неё.

Охранник – судя по надетой на него камуфляжной куртке, бывший военный – сделал вид, что вообще не заметил кхэлийцев. Впрочем, это мог быть вовсе и не охранник, а местный электрик, который просто надел куртку, когда-то забытую в клубе одним из посетителей.

Оказавшись в коротком узком коридоре за сценой, кальмары начали проверять все комнаты, открывая поочерёдно каждую дверь.

Лёха тем временем лежал в грязной маленькой гримёрке на рваном продавленном диване и, морщась от боли, давил пальцами себе на грудь в то место, куда ему угодил стулом цванк. Рядом стоял амфибос и сердито выговаривал:

– Зря ты от доктора отказываешься. Посмотреть бы, вдруг сломал чего?

– У нас на этой планете страховка действует? – полюбопытствовал раненый комедиант.

– Нет у нас никакой страховки, – ответил амфибос.

– Ну, а платить как минимум пятьдесят юаней какому-то идиоту с дипломом ветеринара, который посоветует мне беречь грудь от ударов и пить травяной чай, я не хочу. Денег и так нет.

– Почему ветеринара?

– А какой нормальный человеческий доктор поедет работать на Ксин?

– А если перелом? – не унимался амфибос.

– Жаб! Я отслужил более десяти лет в военном спецназе! Какой перелом? Ты о чём, вообще? Рёбра не торчат наружу? Глянь сзади! – Лёха повернулся к товарищу спиной.

– Нет.

– Ты давай, лучше посмотри! – сказал бывший штурмовик, встал с дивана и обернулся вокруг своей оси. – Торчат рёбра?

– Нет, – ответил амфибос. – Думаю, если бы торчали, ты и без моего осмотра заметил бы.

– Ну вот, если не торчат, значит, нет перелома. Максимум, трещина, а это ерунда. Я в своё время с трещиной в ребре на Митонге в одиночку отряд контрабандистов обезвредил. А здесь самое сложное, что мне предстоит – завтра вечером опять на сцену выйти, клебосский упырь бы её забрал вместе со всем этим кабаком!

В тот момент, когда бывший военный в сердцах выражал своё отношение к ночному клубу «Андроид и блондинка», с небольшим скрипом открылась дверь, и в гримёрку просочились кхэлийцы. Это слово лучше всего подходило для их манеры проникновения в помещение. Оказавшись в гримёрке и оглядев Лёху и его товарища, кальмар, что был одет в куртку свободного покроя, радостно сказал:

– Добрый вечер, господа!

– Короче! – ответил раненый стендап-комик – он не был настроен на разговоры с посторонними и решил сразу это показать.

– Да, да, конечно! – кальмар начал говорить быстрее. – Нас зовут Клэхээ Шылоо, мы адвокат господина Чэшээ Чэроо…

– Вы хотите, чтобы я запомнил ваши имена? – перебил его Лёха. – Вам дорого обойдётся такое удовольствие, потому что я совершенно не представляю, как это можно сделать.

– Что вам от нас надо? – вступил в разговор амфибос. – Вы из ремонтной компании? Или из банка? Я же направил прошение об отсрочке!

Кхэлийцы выдержали паузу, потом тот, которого назвали господином Чэшээ Чэроо, сказал:
this