Евгений Владимирович Щепетнов
Тот, кто ходит сам по себе

Мы шли темными переходами, которые, как ни странно, тут же отпечатывались в моей памяти так, будто я здесь бывал уже не раз. А может, и бывал? Ведь информация обязательно хранится где-то у меня на «жестком диске» – в мозгу, надо только вытащить «файлы», и все будет нормально. Потому достаточно лишь повторить что-то один разок, и нужные воспоминания тут же всплывают, как в проруби… хм-м… ну – понятно!

Наш путь через тоннели закончился на чердаке, возле здоровенного бака, позеленевшего от времени. С него мерно капала вода, и на полу образовалась чистая лужица, возле которой в пыли виднелось множество следов кошачьих лап.

– Пей! – приказал черный кот и подал пример, лакая воду розовым язычком. Полакал и отошел в сторону, глядя, как я захлебываюсь чистой, с медным привкусом водой.

Напившись, я тоже отошел в сторону, и тогда черный кот мотнул головой:

– Пойдем, полежим на солнышке, и я тебе расскажу, что тут происходит.

Мы вылезли на крышу – плоскую, с огромной воронкой в центре, и черный кот с видимым удовольствием растянулся на солнцепеке. Я плюхнулся рядом, вытянув задние и передние лапы, и замер, прищурив глаза. Дул прохладный ветер, грели лучи ласкового солнца, и было так хорошо, что я на несколько секунд забыл, зачем тут оказался и кто я теперь такой. Вдруг представилось, что лежу где-то на морском пляже, а рядом красивая женщина… очень похожая на мою неверную и подлую супругу.

И тут же мои фантазии рассыпались в пыль, растоптанные жестокой реальностью. Я не на пляже, не с женщиной, и вообще – не человек, а не пойми что! Помесь кота и демона, если верить новому знакомому.

– Ну, давай, рассказывай! – нетерпеливо потребовал я, хлопнув лапой по хвосту развалившегося рядом котяры. – Уснул, что ли?!

– Уснешь с тобой! – недовольно буркнул тот, отдергивая хвост. – Похоже, что кто-то меня проклял, наслав тебя в виде моего наказания. Был тупой братец, стал тупой демон! Вот за что мне эта кара?!

– К делу! – потребовал я, хлеща хвостом по камню крыши. – Хватит болтовни! Итак, что это за место?!

– Это университет! – коротко бросил собеседник. – Так его называют люди. Они же, как их называл мой ныне покойный братец, – «старые говнюки». Почему старые догадываешься?

– Живут долго, да? – проявил я свою мудрость.

– Точно. Живут долго. Потому старые. Ты не совсем дурак! – снисходительно то ли похвалил, то ли оскорбил собеседник. – В университете люди учатся колдовать, делают всякие опыты – в том числе и над живыми существами. Такими, как мы, например. Понимаешь?

– То есть режут котов, так? – невольно содрогнулся я, представив, как надо мной склонился мерзкий безжалостный вивисектор.

– Нет, не только режут. Хуже! Они колдуют над котами! – Черный кот злобно ощерился, зашипел, показав белые клыки. – Мерзкие заклинания, магические опыты, убийства! Вот что творят эти мерзкие колдуны! Они испытывают на нас отвратительные, убийственные заклятия! Чтобы потом применить их против своих соплеменников! Что может быть хуже этого?

– Хм-м…

Я хотел сказать, что хуже может быть многое – например ядерная боеголовка – но прикусил язык. Как я объясню обитателю здешнего мира, что такое ядерная ракета? Колдовство?

И тут до меня дошло – колдовство! Тут существует магия, как в каком-нибудь фэнтези! Как в онлайновой игре! Как… в общем, – магия существует!

– А как они колдуют? – жадно спросил я, мучительно, до боли мечтая сделаться колдуном, который кого-то там проклинает и мучает (всегда лучше быть мучителем, чем тем, кто мучается). – Что, слова какие-то говорят?

– Говорят, – повел глазами собеседник и снова прикрыл веки. – А еще – воняют дымом, постоянно чего-то толкут, мешают, жгут и просеивают. А потом оно горит, вспыхивает, а иногда кого-нибудь из них убивает. И поделом! Проклятые колдуны!

– А за что ты их так не любишь? – рассеянно поинтересовался я, пытаясь переварить полученную информацию. Оказаться в мире, где существует магия, – это же здорово! Хм-м… если только забыть, что я тут в теле кота, и вообще – я помер! И меня сейчас скорее всего уже кромсают где-нибудь в морге, чтобы узнать, не приложила ли руку к моей безвременной кончине безутешная вдова. И, увы, – не узнают, как она ловко справилась со своим грязным делом. Найдут в крови критическое содержание алкоголя, женушка расскажет, какой я был пьяный и неуправляемый, как я перегнулся поблевать, и… Ее все будут жалеть, а потом кто-то пожелает утешить. И утешит, не сомневаюсь!

От этой мысли у меня внезапно испортилось настроение, да так, что известие о магии стало блеклым, выцветшим и неинтересным, как старая газета, найденная на чердаке старого дома, – голубиные какашки, пыль и плесень, и ничего в ней нет практичного и хорошего.

Странно… вообще-то я сам не понимал своего спокойствия – почему не бьюсь в истерике, почему не рыдаю, не катаюсь в пароксизмах рыданий – я же умер! Мою душу – суть собрание файлов моей жизни – засунули в тело животного, которое и живет-то считаные годы! Это же трагедия! Плачь и рыдай!

Но не рыдалось. Тупое спокойствие и живой интерес к новому миру. Ну да, я же аналитик, программист, мой мозг привык решать проблемы спокойно и без истерик, раскладывая все по полочкам, но не до такой же степени? Это же безумие!

Тут я обнаружил, что за своими мыслями упустил нить рассказа собеседника, и попросил его повторить:

– Что, что?! Какие опыты?! Над кем?!

– Над нами, болван! Да что же ты такой тупой-то?! И братец был тупым, и демон в его теле обосновался совсем глупый! Повторяю – эти мерзавцы ловят наших и проводят над ними опыты: смотрят, как на нас действует заклинание, как мы умираем или лишаемся души. Наше племя образовалось именно так – родоначальник, великий Горак, получил разум в результате одного из опытов, а уже от него пошли все разумные коты. Часть котят такие же умные, как и мы, остальные – обычные тупые кошки. Ну и варианты, конечно, – есть полудурки вроде моего братца. Соображают, но не так, чтобы считаться разумными существами!

– Это и у людей так же, – вздохнул я. – Каждый второй полудурок. Мышь-то правильно подключить не могут, что же говорить о том, чтобы переустановить окна!

– Что? Какую мышь? – не понял собеседник. – Какие окна?

– Это я так… воспоминания, – осекся я и перевел разговор на другое. – Скажи, у вас какая-то организация? Правители есть? Как вы вообще живете?

– Какая еще организация? Мы свободные коты! Мы живем сами по себе!

Мне почудилось или у этого анархиста в ментальном голосе послышались нотки гордости?

– Свободные коты никому не подчиняются! – продолжил пафосно вещать собеседник. – Живем как хотим, и никто нам не указ!

– Как это вас еще не переловили, – бросил я в пустоту, размышляя о том, как важен правильный, умный лидер и как можно было бы побыстрее захватить власть в кошачьем мире.

– Мы умные! Мы сильные! Мы быстрые! Это только дураков ловят, а мы живем как хотим!

– Слышал уже, – невежливо перебил я. – Лучше расскажи, где вы еду берете. Про питье я уже знаю.

– Ну, во-первых, – мыши и крысы (я едва не фыркнул от отвращения!), нет ничего вкуснее тепленькой, попискивающей от ужаса мышки! И поиграешь с ней, и съешь – о, эта теплая, солоноватая, пряная плоть! Эти тонкие, хрустящие косточки! Во-вторых, нас подкармливают колдуны – в хранилище книг ставят специальные миски, в них кладут еду. И питье тоже. Но это опасный путь! Вот там и можно угодить в клетку колдуна – как мой братец! Я его ведь предупреждал – ты слишком часто туда ходишь! Ты попадешься! Ты недостаточно ловкий для того, чтобы сбежать! Ну вот и результат – теперь я разговариваю с демоном в его теле. Поздравляю, братец! Добился, идиот! Только вряд ли ты меня теперь слышишь…

– Покажешь, где эта библиотека?

– Хочешь на опыты попасть? Кстати, а чего за тобой так активно гнались? Что за переполох был?

– Да я в кухне кусок мяса упер, вот они и разбушевались…

– Ай-яй-яй! Ну, теперь тебя будут преследовать по всему Университету! Главная повариха злобная, как тысяча демонов, она не простит тебе этот кусок мяса! И память у нее – получше нашей! Теперь ходи да оглядывайся! Или палкой врежет, или кипятком обварит! А то и ножом рубанет – видел, какие у нее ножи? Нет? Еще увидишь. Похоже, что тело моего братца тебе сильно навредило. Глупое оно, точно! Пойдем, покажу тебе библиотеку. Ты хотя бы путь можешь запомнить? Или совсем дурак?

– Не совсем. Ты уже это спрашивал! – мрачно ответил я, разглядывая подушечки правой лапы и любуясь вылезающими из них острыми, как рыболовные крючки, когтями.

Странно. У меня было двойственное чувство – я знал, что воспринимать наличие у меня лап и когтей как норму – это очень даже странно, и при всем этом откуда-то точно знал, что все с моими лапами в порядке и я весь такой, каким и должен быть! Похоже, что у меня в голове активно шло объединение файлов. Две системы сливались, и что из этого выйдет – неизвестно! И очень интересно. С научной точки зрения. Память разумного кота и человека, соединенные в одну базу… м-да! Жаль, что я не биолог и не психолог, – написал бы научные труды, прославился на весь мир!

Тьфу! Опять забыл, что я не человек, и вообще скорее всего не на Земле! Хотя… с чего я решил, что нахожусь не на Земле? Может, все-таки на Земле, но где-то в прошлом? Или наоборот – в будущем! Или вообще – это Земля, но не та, которая Земля, а совсем даже не Земля, а… Земля, которая…

Тьфу! Запутался! Без поллитры тут никак не разобраться, точно!

– Ты чего плетешься нога за ногу? Быстро давай! – Черный кот сверкнул глазами в полутьме, фыркнул, оскалился и прибавил хода. Пришлось поторопиться и мне, чтобы не остаться в одиночестве в лабиринте воздуховодов. Через минуту мы уже неслись ровными мощными скачками, будто волки, преследовавшие добычу. Удивительно, но я даже не запыхался, когда мы прибежали туда, куда собирались попасть! Спортсмен! Олимпиец! Кот…

– Стой! – Провожатый прижался к стене и медленно, осторожно выглянул за угол. – Ни шагу дальше! Иди сюда! Гляди! Вниз гляди!

Я глянул туда, куда он указал, и внизу, через отверстие воздуховода, увидел небольшую комнату, в которой вдоль стены располагались длинные корытца, похожие на поилки для лошадей из фильмов о Диком Западе. У корытцев толкались десятки кошек, они мурчали, шипели, фырчали и мяукали, как и все нормальные и ненормальные кошки.

Картина живо напомнила мне то, как моя супруга кормила свою компанию наглых засранцев, норовивших надуть мне в ботинки, – все было почти один в один, если не считать того, что у нас дома не было таких вот длинных корыт, да и кошки другие – наши помельче, уши покороче, а эти длинноухие, длинноногие, чем-то смахивающие на рысь. Вероятно, и я выгляжу так же – полосатый, серый, короткошерстный, – только хвост почему-то пушистый, будто приделан от кошки другой породы.

– Это что? Та самая кормушка, да? – глуповато спросил я, с жадным интересом разглядывая котов, кошек, кошечек и котят, чавкающих у корыт, как стадо свиней. – А где колдуны?