Валерий Касаткин
Избранное. Том 6. Детективные повести


Солнце вспыхнуло и устремилось в другой мир, зашумел ветер, запели соловьи, заволновалась река, выдавая водовороты и ускоряя течение. В этом явлении отчётливо зазвучали слившиеся вместе голоса двух разумных существ земной жизни:

– Я тебя люблю, я не могу жить без тебя, мой путь в будущее с тобой…

Потом уже летом, когда Света после окончания школы сделала первый шаг во взрослую жизнь, на лугу среди диких цветов влюблённые, повторив признание в любви, слились телами и стали двумя половинками одного целого бесконечного явления под названием Любовь.

11

Однажды летним днём подруги Света и Галя встретились в парке, чтобы расстаться и пойти по жизни своими особенными дорогами. У Гали к тому времени произошло важное событие: она стала женой Саши, поменяв свою девичью фамилию на Стволину.

Ледина, сидя на лавочке рядом с замужней девушкой, улыбнулась и произнесла:

– У тебя всё определилось, и ты можешь облегчённо вздохнуть, поскольку твоё будущее уже не в тумане, чего не скажешь обо мне.

– Не всё так просто, – Галя устремила взор своих грустных глаз куда-то вдаль, – я уже обеспокоена поведением Саши. Ты, очевидно, заметила, что он на свадьбе наклюкался, а мне в первую брачную ночь пришлось стягивать с него брюки.

– Но если бы это действительно была первая ночь любви, он бы так не расслабился, – Света усмехнулась, – а так я думаю, что вы любовью начали заниматься задолго до торжественного бракосочетания.

– Наверное, дурой была, да и сейчас не поумнела, – Галя безнадёжно махнула рукой, – так уж и быть, открою тебе ещё некоторые тайны своей жизни. Мои родители в молодые годы подружились с супружеской парой по фамилии Стволины. Две будущие мамы договорились, если у них родятся разнополые дети, их обязательно поженят. Так и получилось. У Стволиных родился Саша, а спустя почти два года появилась я. Как понимаешь, наши родители поженили нас с самого рождения, правда, смешно? – Галя кисло улыбнулась, – я стала заложницей абсурдного, необдуманного договора людей, которые хотели, конечно, счастья своим детям. И, как понимаешь, на других парней я боялась даже взглянуть, за исключением твоего брата. На него я глядела украдкой, но теперь это в прошлом.

– Зачем ты умная, красивая девушка обрекла себя на страдания? – Света неодобрительно покачала головой, – пока не пошли дети, подумай о разводе. Жить с нелюбимым человеком – это мука.

– Я буду жить ради детей.

– От нелюбимого человека?

– Что ты заладила: нелюбимый, нелюбимый, – Галя встала с лавочки и снова села, – Саша – парень видный и, главное, он меня любит, и у меня иногда к нему вспыхивают нежные чувства. Я считаю, что для нормальной жизни этого достаточно. Я вот на вас с Виктором гляжу. У вас любовь и, очевидно, вы тоже давно перешли в разряд мужчин и женщин, но почему не думаете о свадьбе?

– Женщиной я стала недавно, – Ледина усмехнулась, – а свадьба подождёт. Нас пока устраивает процесс ухаживания, при котором чувства только накаляются и обостряются. В замужестве они блекнут. И к тому же мы решили сначала поступить в избранные учебные заведения и проучиться в них хотя бы по два курса, а вот уже потом и о свадьбе начнём говорить.

– Ты ещё не передумала стать профессором исторических наук? – Стволина достала из сумочки две карамельки, – угощайся. Конфеты свадебные, заколдованные. Мне, склонной к пышным формам, противопоказаны.

– Спасибо! У меня планы прежние. Закончу исторический факультет университета, а потом буду поступать в аспирантуру.

– А твой будущий милиционер знает о твоих планах?

– Знает, но немного противится, поскольку встаёт вопрос о детях, когда их рожать, – Света положила в рот конфетку, – а я ему говорю: проблем нет. Получатся – родим. Дети сиротами не останутся. Подстрахуют бабушки и дедушки.

– Я тоже планы не поменяла. Буду поступать в ветакадемию на ветврача. Саша ведь работает в колхозе в пригороде. Вот и я туда потом устроюсь на работу. Кстати, снова о Саше. Это он настоял на поспешной свадьбе, чтобы я поступала учиться как замужняя девушка.

– Ладно, всё пока понятно и ясно. Пути намечены. Дело осталось за малым: просто идти по ним к цели, сохраняя нашу дружбу.

– Тогда вперёд!

В конце лета Ледина, Ударов и Стволина перешли в разряд студентов.

12

Белорусская Советская Социалистическая Республика считалась процветающим островом в составе СССР. Советские люди, проживающие в разных уголках необъятной страны и испытывающие постоянный дефицит продовольственных и промышленных товаров в конце восьмидесятых и начале девяностых годах, стали чаще говорить: надо перебираться жить в Белоруссию, там всё есть. В какой-то степени это было правдой, поскольку темпы роста промышленного производства в Республике были выше среднего по СССР, сохранялось относительное равновесие потребительского рынка. Оживил экономику и переход некоторых предприятий на хозрасчёт. БССР – единственная республика, кроме РСФСР, жила без дотаций, и на её продовольственном содержании находились Москва, Ленинград и Северный флот. Однако наметившиеся кризисные явления в экономической и политической жизни государства сказались и на народном хозяйстве БССР. Нарастал конфликт между центром и регионами. Многие предприятия начали приостанавливать производственную деятельность из-за недопоставок сырья, комплектующих изделий из других регионов СССР. Стремительно поползла вверх инфляция, и в Республике вынуждены были, как и в других местах СССР, ввести талоны на продукты и на отдельные промышленные товары. Положение усугублялось страшными последствиями Чернобыльской катастрофы. Верховным Советом Республики принимались меры для стабилизации положения, но в условиях, когда подавляющее большинство министерств и госкомитетов являлось союзно-республиканским, эти меры оставались лишь на бумаге. На фоне кризисных явлений в БССР развернулась борьба за власть. В это время на политической арене появляются несколько человек, которые наиболее ярко заявляют о себе народу. Это Кебич Вячеслав Францевич – заместитель Председателя Совета Министров БССР – Председатель Госплана БССР, избранный в 1989 году народным депутатом СССР, Станислав Станиславович Шушкевич – физик ядерщик, профессор, народный депутат СССР, Зенон Станиславович Позняк – председатель Белорусского народного фронта. У этих деятелей были свои взгляды на будущее Республики. Так, лидер БНФ выступал с лозунгами демократизации, ограничения власти коммунистической партии, национального возрождения, чем завоевал определённую популярность среди населения. О сущности этого человека можно судить по его высказываниям. Ещё в 1974 году в аналитической записке он написал: «Политика насилия и лжи проводится в Беларуси, почти не ослабевая, с 1930-х годов. Во времена так называемой „хрущевской демократии“ мы не смогли полностью реабилитировать большинство своих национальных политических деятелей, писателей и поэтов. Насилие и ложь образовали в республике весьма специфическое положение. По существу, мы стоим ещё по горло в крови 1930-х годов. Физические и моральные потери были тотальны и столь существенны, что наше поколение чувствует их постоянно». Намного позднее Зенон Позняк, критикуя лидеров оппозиции в Белоруссии и обвиняя их в связях с КГБ, утверждал: «Политика имеет свои правила. Если ты берешь российские деньги, то ты будешь вынужден проводить их интересы. Если ты берешь брюссельские деньги, то будешь проводить их интересы. Никогда никакое национальное движение не базировалось на чужих деньгах. Мы должны опираться на свои интересы». Позняк был против интеграции с Россией и введения русского языка как второго государственного, позже поддержал Чечню в войне с Россией.

Вячеслав Кебич считал, что нормальное и полноценное развитие Республики невозможно без России. У Станислава Шушкевича складывалось своё понимание положения Белоруссии на межгосударственном уровне, которое он сформулировал 9 апреля 1993 года во время выступления на внеочередной 11-й сессии Верховного Совета: «В области внешней политики – усиление независимости государства, способного занять достойное место в мировом сообществе. Модели нашего государства могут быть разными. Это может быть замкнутое национально-этническое государство, возрождающееся на ценностях только предыдущих поколений. Это может быть славянский выбор: треугольник Москва – Киев – Минск либо ось Минск – Москва. Я – сторонник третьего варианта: нейтральное, политически стабильное государство, не выдвигающее ярко ни восточных, ни западных приоритетов, а в своей экономической и политической стратегии стремящееся быть контактным государством, источником стабильности в регионе. Сегодня у нас явно выявлен восточный приоритет, и мы это должны воспринимать как реалию. Мы должны его поддерживать, развивать, но он не должен останавливать другие контакты, в том числе контакты с Западом».

В борьбу за власть между этими лидерами неожиданно вмешался молодой амбициозный политик Александр Лукашенко, который в 1989 году баллотировался на выборах народных депутатов СССР, но проиграл во втором туре опытному, с властными полномочиями Кебичу с разницей в 1% голосов. Но главной победой Лукашенко было то, что о нём позитивно и с надеждой заговорили в народе.

13

Конечно, простые люди могли лишь догадываться, что происходит в высших эшелонах власти, и надеяться, что где-то там, наверху, появится руководитель, который накормит и обогреет свой народ, не допустит кровавых междоусобиц. Народ боялся радикальных реформ, поэтому подавляющее большинство граждан СССР высказалось за сохранение Союза и боялось даже подумать, что он скоро распадётся. Не могли себе этого представить и Ударов с Лединой, которые учились в Минске. Виктор получал знания в области милицейской деятельности в высшей школе МВД, Света наряду с другими предметами углубленно изучала историю в университете. Оба жили в общежитиях. В отличие от своей девушки курсант Ударов довольствовался казарменными условиями, но не огорчался этому, а, напротив, был всегда в приподнятом настроении и находил время для встречи с возлюбленной.

Сдав успешно первую зимнюю сессию, Света и Виктор в разгар крещенских морозов, которые, к удивлению, всех веяли теплом, встретились в родном городе в квартире Ударовых. Перед этим парень в отсутствие родителей накрыл праздничный стол с шампанским, дефицитной колбасой и конфетами. Когда Света присела на диван и, улыбаясь, покачала головой, Виктор, стоя, сказал:

– Дорогая, любимая, недосягаемая загадочная планета, спутником которой я имею честь быть, настало время подвести итоги нашей совместной деятельности по исследованию таинственного чувства, которое к великому нашему счастью поселилось в наших душах, сердцах и головах.

Света, улыбаясь, замахала руками.

– Дорогой, я чувствую, что твоя речь по длительности будет не меньше, чем знаменитые доклады горячо любимого Леонида Ильича Брежнева на съездах, поэтому предлагаю сначала выпить шампанского за нас и первую сессию, а потом я с удовольствием буду слушать тебя хоть до ночи.

– Слушаюсь, товарищ командир, – Виктор чокнулся с девушкой, – за тебя!

– За тебя и за нас! – Света выпила бокал игристого напитка и усмехнулась, – теперь я готова адекватно воспринимать твои слова. Продолжай, дорогой, любимый товарищ.

– Итак, – парень посмотрел на девушку через опустошённый хрустальный фужер, – за время нашего знакомства проделана большая работа, которая привела нас в объятия друг друга и глубже. Наши действия, поступки и слова свидетельствуют о том, что наша любовь усилилась и вышла на какой-то немыслимый уровень. Я понял, что ты – совершенство, и с момента поступления в учебное заведение стал жить под вечным страхом, что найдётся какой-нибудь боец-молодец и поймает в свои коварные сети золотую рыбку. Что я тогда буду делать? Стоять в одиночестве, несчастный, с удочкой на берегу реки и вздыхать о прекрасном мгновении в жизни. Ты умная девушка. Тебя ждёт другая, параллельная жизнь с путешествиями по историческим местам и событиям, тогда как я буду гоняться за преступниками и поздно приходить домой, заставляя тебя в связи с этим страдать и переживать за то, а вернусь ли я вообще живым?

Света стукнула три раза по столу, усмехнулась и воскликнула:

– Стоп, любимый! Твоя речь похожа на прощальную. Ты со мной решил расстаться?

– Я очень огорчён, любимая, что ты так могла подумать. Но ты должна знать, на что ты себя обрекаешь, выбрав в спутники человека, входящего в группу риска, – Виктор ещё налил в фужеры шампанского.

– Я не пойму, ты это говоришь серьёзно или в шутку? Разве может любовь зависеть от профессии человека? – девушка пригубила фужер, – но если ты сказал об этом серьёзно, то знай, что моя любовь защитит тебя от всех бед. Ты для меня – единственный любимый и лучший в этом мире мужчина. Ты для меня – вдохновение для прекрасных дел.

– Я успокоился. Волнение перешло в стабильное восхищение делами в наших отношениях. Теперь мы дадим нашим душам эликсира раскрепощения и перейдём к практическим делам в моей спальне, пока родители несут службу по охране общественной безопасности граждан, – Виктор чокнулся с любимой фужером с «эликсиром» и улыбнулся.

Света смущённо усмехнулась и произнесла:

– Любовь, очевидно, допускает и отсутствие запретов между любящими друг друга людьми.

– Она это только приветствует.

– Бессовестный, – девушка кокетливо улыбнулась и выпила на всякий случай свой фужер с эликсиром раскрепощения до дна.

После любовных дел молодые люди какое-то время посидели за столом, допили шампанское, побаловали себя конфетами, а потом оделись в тёплые куртки и отправились пешком по необычно лёгкому для января морозу к дому Светы.

На подходе к цели Виктор, прижимая руку девушки к себе, произнёс:

– Я давно хотел спросить о твоём брате. Как у него дела? Чем занимается?

– Вроде бы всё нормально. Коля работает электриком на заводе, а вечерами усиленно занимается спортом, качает мышцы и, главное, не пьёт и не курит.

– Похвально! – Ударов напряг свою руку, – чувствуешь?