Валерий Касаткин
Избранное. Том 6. Детективные повести


– Я посоветовала воздержаться.

– Ну и дура, – Галя раздражённо махнула рукой.

– Но ты же с Сашей. Что ты там ему наобещала?

– Как исполнится восемнадцать лет, выйти за него замуж.

– Ну и дура, – Света возмущённо махнула рукой, – разве можно в таком вопросе давать категорическое согласие.

– Саша предсказуем, я к нему привыкла.

– А где чувства: страдания, ахи-вздохи, постоянное ожидание встречи с любимым человеком? – Света неодобрительно покачала головой, – вот сейчас я разговариваю с тобой, а думаю о Вите и уверена, что он тоже ни на минуту не забывает меня.

– Счастливая! – Галя глубоко вздохнула, – а я, наверное, рождена для других страданий.

– Вижу, у нас разговор затягивается, поэтому предлагаю его продолжить после занятий.

– Я и сама искала подходящий момент поделиться с тобой наболевшим.

Подруги продолжили разговор в парке, сидя на лавочке. Ледина печально улыбнулась и сказала:

– Продолжай. Я внимательно выслушаю тебя и поставлю диагноз.

– Мои страдания начались ещё в детстве, – Галя тяжело вздохнула, – моя мама в пятьдесят первом году по вербовке уехала в Ленинград на стройку. В городе познакомилась с моим отцом, родиной которого являлась Украина. В Ленинграде они поженились и после службы поехали на родину папы. Когда приехали, зашли в дом, где их с удивлением встретила его мама. Папа сказал: познакомься, мама, это моя жена Лида. Мать отца в недоумении: Колечка, так у нас Людочка, и тут же выбежала девочка. Папа, ничего не понимая, спросил у моей мамы: что, Лида, будем растить девочку? Мама ответила: как скажешь, Коля. А потом выяснилось, что папа дружил с девушкой перед армией, и та от него забеременела, а перед его уходом сказала, что ждать его не будет. Так после всего этого мои будущие родители переехали жить сюда. Все было хорошо: папу любили, он был порядочным, добрым человеком. Но недолго были мои родители счастливы. Однажды пришло письмо, где мать отца обманом вынудила его приехать к ним домой, якобы что-то такое случилось и нужна его помощь. Папа быстро собрался и поехал без вещей и документов, не зная, что не вернётся. Потом писал маме, объяснял и просил её приехать жить снова там, но родители маму отпускать не хотели и поставили ей условие, что меня с ней не отпустят, и мама осталась. Папа долго старался вернуть маму. Но его попытки были тщетны.

Папа уехал, когда мне было всего год и восемь месяцев. Какие письма он писал маме! У меня была мечта встретиться с ним, а родные кто что говорил: кто понимал, а кто как, например, сейчас Саша, сказал, что это за отец, который бросил, я бы о нём даже и не вспоминал, а мне так хотелось его обнять и поговорить. И когда мне исполнилось четырнадцать лет, я решила сделать себе подарок, уговорив маму отправить меня к отцу на Украину. Я была в гостях две недели. Знаешь, это непередаваемое ощущение души, мы, обнявшись, плакали с ним навзрыд, – по щекам Гали потекли слёзы, – это для меня до сих пор отдаётся болью. И папа рассказал мне, как трудно и нелюбо ему жилось все годы, жениться больше не стал, потому что не хотел, как он выразился, плодить детей по свету, а принял решение сойтись с той женщиной, которая родила девочку. Она работала учительницей, и кроме ручки и тетрадей ничего в руках не держала, а он один справлялся, строил дом… Потом родилась ещё одна дочь, так что я узнала, что у меня есть ещё две сестры по отцу. Когда я уезжала, папа плакал, а я его звала к себе жить, на что он ответил, что хотел бы, но не может, потому что совесть его гложет, ведь за всю жизнь ничем нам не помог, по причине чего даже сесть за наш стол ему будет совестно. Хотел ещё дом мне отписать, но я не согласилась, сказала, что тогда больше я не смогу туда, к ним, приехать. Дедушка стал мне папой, а бабушка меня очень любила и готовила быть хорошей хозяйкой и женой, учила всему. Но мне очень не хватало настоящего отца. Я понимала, что с ним бы у меня было всё по-другому, – Галя вытерла слёзы, – извини за сбивчивый рассказ. Если ты поняла мою душу, то должна понять и моё отношение к Саше. Он в какой-то степени заменяет мне отца.

Света шмыгнула носом и произнесла:

– Подруга называется. Почему с такой болью жила одна? Тебе что не известны прописные истины? Человек не должен оставаться наедине со своими проблемами.

– Вчера мы ещё были детьми, а сегодня уже на финише во взрослую жизнь. Вот я и заглянула туда, то есть в будущее. Я, конечно, хотела бы в нём видеть твоего брата, но я не знаю в кого он превратился за годы службы и боюсь влезать в его жизнь, чтобы там не увязнуть.

– Не торопись. Если судьбе угодно, вы увязните друг в друге. Коле сейчас надо нагуляться после армии.

– Извини, про Колю я зря завела разговор, – Галя поднялась с лавочки, – у меня уже в голове всё решено. Я Сашина.

– А в душе?

– На то она и душа, чтобы человек страдал. Расходимся по домам. Нам предстоит ещё сдать школьные экзамены для пропуска во взрослую жизнь.

Вечером Свете позвонил Виктор:

– Привет!

– Привет!

– Брат исследует свободную жизнь?

– Да, он в городе. Родители отпустили вожжи.

– Как он?

– Главное, что у него сложилось хорошее мнение о тебе.

– Спасибо! Использую эту информацию в корыстных целях, чтобы полностью тебя покорить и задушить в своих объятиях.

– Надеюсь, не до смерти, – девушка засмеялась.

– Придётся оставить в живых, иначе я тогда умру от тоски по тебе.

– Это похоже на объяснение в любви.

– Почти. Настоящее выяснение отношений будет произведено при непосредственной встрече.

– Звучит угрожающе. Я сегодня не усну, ломая голову, к чему приведут те выяснения.

– Сегодня скажу одно: я тебя люблю, – Виктор отключил связь.

Света улыбнулась, глубоко вздохнула и пошла в свою спальню готовиться к экзаменам.

10

Виктор Ударов часто приходил к отцу на работу в районный отдел внутренних дел и при виде там настоящих крепких парней попадал под власть желания быстрее кинуться в борьбу с преступным миром. Виктора в отделе знали все сотрудники милиции, многие из которых рассказывали ему о своей трудной, опасной службе. Парня это не пугало, а наоборот, восхищало и укрепляло в мысли о правильном выборе пути в жизни. Ударов знал, что начальник РОВД даёт ему направление в высшую школу милиции, предупредив, что туда хлюпиков не берут. Поэтому Виктор, готовясь к поступлению в специальное учебное заведение, каждый день уделял время для физических упражнений. Но мышцы он качал и для другой цели. Та цель была живой, являлась воплощением красоты и нежности. Будущий борец с преступностью тайно мечтал когда-то продемонстрировать своё обнажённое тело перед своей избранницей.

Первый день лета Виктор провёл в волнении и с ощущением лёгкого зудящего страха. Причиной тому явился непроизвольный всплеск эмоций накануне вечером при разговоре по телефону со Светой, когда из его уст сорвались слова «я тебя люблю». Парень думал: одно дело сказать это по телефону, другое – прямо в лицо девушке. Но сказав «А», надо говорить и «Б». Ударов, придя домой с работы, нерешительно позвонил Лединым. Трубку подняла сама виновница волнения. Виктор промямлил:

– Это я побеспокоил. Может, тебе пора твою прелестную головку от зубрёжки проветрить минут так на пятнадцать-тридцать?

– У меня голова всегда ясная и помнит всё то волнительное и необычное, что кто-то однажды сказал мне, – девушка хихикнула.

– Я не услышал ответа.

– Я боюсь и волнуюсь.

– Поволнуемся вместе.

– Я решилась. Жди на набережной.

Встретившись на закате, молодые люди, дрожа от волнения, прикоснулись друг к другу губами. Виктор прошептал:

– Не будем это волшебное слово, которое оказывается не так просто произнести вслух, держать внутри себя. Давай мы его скажем вместе на счёт раз. Итак, раз…

В это время солнце остановило своё движение за горизонт, ветер, река, соловьи притихли, потому что в небеса полетело магическое слово «люблю», повторяемое влюблёнными несколько раз. Виктор поцеловал девушку в губы и снова прошептал:

– А теперь отправим друг другу адресные слова.

– Давай!
this