Энни Блэк-Торнтон
Луч света, рассекающий мрак


– Мари! Мари! – Послышался голос Изабель откуда-то издалека. Я заставила себя открыть глаза. Каждое веко как будто придавило камнем. Тусклый свет бил в глаза. Болезненные спазмы атаковали мою голову. Я почувствовала резкую боль в виске и звон в ушах. Хорошо же меня приложили. Моё тело было тяжёлым, как будто мне на ноги положили цементную плиту. Все мышцы болели. Господи, меня что – перекатывали по земле от моего дома до этого места?

– Очнись же, Мария!

Я повернула голову, рядом со мной на стуле сидела Изабель. Её руки были связаны сзади, и я только что заметила, что мои руки и ноги тоже были зафиксированы каким-то тонким канатом.

– Где мы? Что происходит? Изабель, кто эти люди?

Каждое произнесённое слово отдавало эхом и било по моей голове.

– Я не знаю, я хотела пойти к тебе на кухню, но выключился свет, и кто-то схватил меня сзади и тряпкой прикрыл лицо. Всё, что я помню – это как комната плывет перед глазами, а потом, я очнулась здесь, с тобой, – её голос дрожал, а в глазах читался открытый страх.

– М-Мария, у тебя кровь на виске! – заикаясь, испуганно отметила подруга.

– Ничего страшного, главное, что жива.

Я постаралась освободиться, но все попытки были тщетны.

– Изабель, прозвучит странно, но всё же, у тебя телефон с собой?

– Они его забрали, – да, глупо было полагать, что бандиты оставят его.

Я старалась оглядеться, понять, где мы. Но будучи зафиксированной, не могла полностью оглядеться.

Помещение без окон, примерно двенадцать квадратных метров. Справа от меня была железная дверь. На потолке висела одна тусклая лампа. Сзади виднелся край матраса.

– Наверное, они здесь держат заложников, – произнесла Изабель вслух мои мысли.

– Мария, у меня есть план: если мы упадем, то я смогу перегрызть зубами твою веревку, потом ты развяжешь меня.

– Если ты упадешь дальше моих рук, то этот план провальный, у нас ноги тоже связаны. Но лучшего я пока не придумала, так что давай попробуем.

– Они убьют нас, да? – Тихим, дрожащим голосом проговорила Изабель.

– Я не знаю. – Я почувствовала влагу на щеках, мне было так же страшно, как и ей. Тело бросило в дрожь, но я старалась держать себя в руках. Нужно попытаться выбраться.

– Ладно, нам надо сосредоточиться, – Изабель громко выдохнула и посмотрела в мою сторону, – Я попробую раскачаться.

– Держись ближе ко мне.

– Хорошо.

В этот момент я услышала отдаленные шаги.

– Стоп! Изабель, стой! Я слышу шаги, кто-то идет.

Щелчок – и дверь открылась со скрипом. В помещение зашел мужчина, волоча за собой стул. Высокий, в костюме-тройке, с сигарой во рту. Вид у него был ухоженный, а действия отдавали вальяжностью. Он остановился в трех метрах от Изабель. Сел, расстегнул пуговицу у пиджака, наклонился чуть вперед – от этого прядь его жгуче-черных волос упала на лицо, широкой ладонью он отвёл их назад и спокойным, размеренным тоном проговорил, не отрывая глаз от Изабель:

– Я прошу прощения за своих людей, они не привыкли галантно обходиться с дамами, – пальцами, державшими сигару, указал на мою рану у виска. – Меня зовут Сантана Готти. Вы здесь потому, что отец Изабель задолжал мне крупную сумму денег.

Сантана Готти! Один из самых влиятельных авторитетов криминальной Мексики. Для полиции он недосягаем. Многие годы начальник моего отца старался разоблачить этого человека, но тот каждый раз выходил сухим из воды. Жестокие убийства, похищения людей, торговля оружием. Все это было связано с этим именем.

– О какой сумме идет речь?

Я удивилась смелости Изабель. Её голос стал тверже и уверенней. Она смотрела на него так, будто была с ним знакома. Сантана подался чуть вперед и ровным тоном, с оскалом на лице, произнес:

– Финансовые вопросы, моя дорогая, не женская проблема.

– Тогда что же вы хотите от нас? – Уже менее уверенным тоном спросила она.

В этот момент где-то поблизости послышался глухой выстрел. От страха зажмурила глаза так сильно, что они начали болеть. Я начала тихо плакать и не могла успокоиться, потому что понимала, что наша жизнь висит на волоске. Нас могут убить в любую секунду. Как так вышло, что отец Изабель был связан с этими бандитами? В один миг моя размеренная жизнь оборвалась, и теперь я в заложниках у главного мафиози страны.

Дверь заскрипела вновь, и в помещение вошёл мужчина, который протирал свои кровавые руки тряпкой. Брызги свежей крови виднелись на серой футболке. Он был массивным и широкоплечим. Его руки были покрыты какими-то иероглифами. Волосы длинные и собраны сзади. На лице обильная борода с усами, брови густые и широкие, а глаза крупные и черные, как смола. Вид у него был хмурый и раздраженный.

– Пабло, – обратился к нему Сантана, – ты напугал наших красавиц.

Этот бугай, не проронив ни слова, подошел к Сантане, тот протянул ему сигару и дал прикурить. После этого, он отошел в сторону двери и прислонился боком к стене, бросил тряпку, испачканную кровью, на пол и сделал несколько затяжек.

С появлением этого человека атмосфера стала тяжелой и давящей. Складывалось впечатление, что он только включается в происходящую ситуацию. Взгляд у него был мрачный. Он смотрел на меня, не отрываясь, и мне стало некомфортно и душно от такого пристального и пожирающего взгляда. Открыто скользил глазами по моему телу то вниз, то вверх, как будто оценивал, приглядывался. От этого у меня перехватило дыхание, а понимание того, что я не могла прикрыться и хоть как-то защититься от такого хищного взгляда, вводило меня в панику. На мне была пижама бежевого цвета: хлопковые длинные штаны и шелковая майка с кружевом, которая, слава Богу, уже высохла и не облегала мою грудь. Впервые в жизни я пожалела, что не надела топ. Мои длинные волосы уже почти высохли и начали виться, не прилипали к моему телу и были послушней, поэтому я резко повернула голову на Изабель, чтобы прикрыть хотя бы пол груди и своё лицо от этого откровенного взгляда. Периферическим зрением я всё же видела, как он продолжал смотреть на меня. Будто бы раздевал меня глазами.

– Так на чем мы остановились? Ах да, чего я от Вас хочу? Всё очень просто: я хочу получить своё. То, во что так долго вкладывал деньги, и я это забираю. – Не отрывая глаз от Изабель, Сантана откинулся на спинку стула и сделал глубокую затяжку. Он был похож на довольного льва, которому явно нравилось то, что он видел перед собой.

– Я не вещь! – строгим, но дрожащим голосом ответила подруга.

Сантана засмеялся в голос и посмотрел на Пабло. Но последний никак не отреагировал, просто продолжал курить сигару, мельком взглянул на Изабель и тут же продолжил рассматривать меня. Он просто походил на большого волосатого оборотня, его кошмарные мышечные габариты, небрежная борода с этими волосами и запачканная кровью майка как раз подходили к его сущности.

– Ты – моя собственность. – Последние слова Сантана протянул по слогам.

Всё это время я не знала, что и сказать, слушала и не верила собственным ушам. Главный бандит этого города вкладывал деньги в Изабель? Зачем ему это было нужно?

– Босс, у нас проблема, – с волнением проговорил мужчина, стоявший за дверью. – Она успела сообщить в полицию.

Я не увидела человека, который обращался к Сантане, только руку, державшую мой телефон. Пабло перехватил его и включил запись последнего звонка. На всё помещение был слышен мой голос, это был последний мой вызов.

Прослушав запись, Сантана обратился к своему человеку:

– Сообщи нашим в полицию, пусть решат этот вопрос.

Конечно, у него есть люди везде.

Пабло сжал телефон в своих руках так, что он начал крошиться. Ужас! Этот зверь без каких-либо усилий просто сломал телефон одной рукой! Он как орехокол, и на лице ни одна мышца не содрогнулась!

Сантана посмотрел на меня, слегка приподняв бровь.

– Неплохо. Проходила курс действий в стрессовых ситуациях?

Я ничего не ответила, повернулась к Изабель, её слезы текли по скулам. Она тихим голосом обратилась к Сантане.

– Отпустите Марию, она здесь ни при чем. Зачем вы её похитили?