Энни Блэк-Торнтон
Луч света, рассекающий мрак


– Да уж, это точно, ты как будто магнит для дураков.

– Эй, полегче.

Рассмеявшись, она бросила в меня декоративной подушкой, которая лежала на диванчике рядом с ней.

С тех самых пор как подругу отшил самый крутой парень в школе, выставив её чувства на посмешище, она возненавидела мужчин. Как сейчас помню этого выскочку Фернандо Ларрива, держащего в руках письмо с признанием от Изабель, которое она бросила ему в шкафчик, и как он читал его вслух всем зевакам. Тогда я в первый раз ударила человека кулаком в лицо со всей силы. Данный инцидент, естественно, не обошелся без последствий. Изабель тогда целый год терпела насмешки со стороны одноклассников и презрительные взгляды девчонок. А меня так вообще большая часть женской половины ненавидела: видите ли, я подпортила лицо самому красивому и популярному парню в школе, и он целую неделю ходил с синяком. Я не была сторонницей рукоприкладства, но никто не дает права человеку смеяться над чувствами другого, по мне, так это низко.

А в университете к ней подлизывался сынок богатеньких родителей, Ли Гон. Он был известен тем, что не пускал в свой круг общения никого, кроме "избранных" студентов, имевших такой же статус. Добившись всё-таки расположения Изабель, он пригласил ее на «свидание», но сам на него так и не явился, а на следующий день, без всякого объяснения, просто прошёл мимо нее.

– Интересно, а что с ним стало?

– С кем? Ли Гоном?

– Да. Он куда-то исчез. Никто о нём больше ничего не слышал.

– Не знаю. Вначале мне тоже стало интересно, но я была тогда сильно на него разозлена и старалась забыть его, поэтому не интересовалась. Может, улетел в свою страну?

– В середине учебы? Хотя мало ли, что могло произойти, может, по семейным обстоятельствам.

В этот момент что-то заскрежетало по оконному стеклу на кухне.

– Что это?

Изабель насторожилась, а я вспомнила про нашу яблоню, которая росла около окна.

Я поставила бокал с вином на стеклянную столешницу, откинула подушку с ног, встала, поправила вязаный кремовый кардиган и отправилась на кухню. Пройдя вдоль длинной столешницы, на которой стояли фрукты, бутылки вина, пустые магазинные пакеты и набор кухонных ножей, я подобралась к окну. Моя догадка подтвердилась: край ветки яблоневого дерева из-за сильного ветра касался стекла, а точнее, чуть ли не бил его.

– Это ветка яблони. Сегодня обещали сильный ветер с дождем, по-моему, уже начинается. (Крикнула Мария Изабель).

– Ясно.

Я закрыла наглухо окно и зафиксировала запоры. В эту секунду замигало освещение.

– Черт, долбанное напряжение.

Я подошла к двери, ведущей во двор, и покрутила ручку. Убедившись, что она заперта, решила взять со стола несколько фруктов и отправиться назад к подруге. Остановив выбор на яблоках, заметила свой телефон, выглядывающий из-под магазинного пакета. Оставив фрукты, я потянулась за ним. Как я могла его тут оставить?! Блин, и зарядка садится, всего два процента осталось.

– Изабель, посмотри, по близости нет заряда…? – начала было я, но обернувшись, увидела зарядное устройство, лежащее около розетки.

– Все, нашла.

Я тут же вставила провод в телефон, но не успела поставить телефон на зарядку, как свет погас.

– Да что ты будешь делать! Зараза!

Яркая вспышка света резко проникла в комнату, на секунду освещая все пространство. За ней последовал жуткий грохот, пронизывающий до мозга костей, будто сами боги разгневались. Следом за ним хлынул ливень. Капли дождя стремительно падали с неба, барабаня по крыше, создавая ужасный грохот.

Изабель! Она ведь тоже боится темноты, как и я. Где же свечи? Кажется, парочка должна быть в гостиной. Экран телефона горел тускло, фонарем пользоваться не хотелось, нужно поберечь этот несчастный один процент. Я, не спеша, практически по стеночке, стала пробираться в гостевую комнату, дошла до выхода из кухни, и в эту секунду яркая вспышка от молнии озарила помещение, и перед глазами мелькнул громадный тёмный силуэт, взваливший на спину Изабель, которая, судя по всему, была без сознания. Её руки безжизненно болтались, пока высоченный похититель, тащил её к заднему выходу из дома. Я пискнула от ужаса, закрыла рот рукой, отшатнулась и ударилась затылком о стену, но боли не ощутила, меня окутал страх. Ноги стали ватными, во рту почувствовался привкус металла, я прикусила губу, чтобы не закричать.

Это грабитель? Но куда он несёт Изабель?

Слева от моего лица висел городской телефон. Я, задержав дыхание, тихо взяла трубку и поднесла к уху. Глухое потрескивание раздалось на той стороне провода.

«Да, конечно, не работает» – Мышцы пронзила дрожь, они онемели.

Справа была лестница на второй этаж. В эту секунду я подумала о своей комнате. У меня в столе хранился старый телефон. Странно, что похититель даже не обернулся. Хоть я и вела себя как мышь, неужели он раньше меня не услышал? Тихо, практически на носочках, начала подниматься по лестнице, молясь, чтобы деревянные доски не заскрипели.

Пройдя первые две ступени, я услышала, как командным тоном мужчина дал кому-то задание:

– Чего медлишь, живо за второй!

Здесь ещё один?

Уже перескакивая через ступени, пулей добралась до своей комнаты, которая находилась в конце коридора. Напротив неё была комната матери, я приоткрыла её – пусть поищет меня там. Так у меня будет время вызвать полицию. Я не стала запирать свою дверь, решила, что так он сразу поймет, что я здесь. Быстро взяла из тумбочки старый сотовый, залезла под кровать, включила его. Слава богу, есть заряд – спасибо моей практичности. И только хотела набрать службу спасения, как услышала приближающиеся тяжёлые шаги. Я старалась прислушиваться, но слышала только биение своего сердца, которое готово было выскочить из груди прямо сейчас. Во рту пересохло, язык прилип к небу, я пыталась тихо дышать, прикрывала рот рукой, но мне казалась, что дышу так громко, что слышно на всю комнату, и только дождь своим грохотом помогал мне в этот момент.

Когда я увидела черные ботинки перед глазами, мне показалось, что страх достиг предела, и я сейчас умру. От ужаса я задержала дыхание, даже не моргала, вся дрожала, не обращая внимания на слёзы, которые стекали по моей руке. «Господи, помоги-помоги-помоги, пожалуйста!».

Ни о чем другом я думать больше не могла, только повторяла одну и ту же фразу, как заезженная пластинка, умоляла, чтобы он не заметил меня. Он медленно прошелся по комнате, остановился около шкафчика с одеждой, открыл его. Металлический звон вешалок резанул слух. Убедившись, что там никого нет, он не спеша подошёл ближе к кровати. Моё тело сжалось так сильно, что все мышцы начали болеть. В эту секунду я подумала, что сейчас, он поднимет эту кровать и обнаружит там меня, но прогремел гром и кажется, в соседней комнате послышался какой-то скрип. Похититель вышел из моей комнаты и направился на привлекший его звук.

Господи, меня спас старый паркет. Я судорожно набрала службу спасения.

– Вы по… в службу спа… я Вас слу…

Я говорила шепотом, но прямо в микрофон:

– Ко мне в дом пробрались двое мужчин. Они забрали мою подругу. Улица Севи…

Резкий толчок – и я скребу ногтями пол, надеясь, что он поможет мне задержаться в моём укрытии. Телефон выскользнул из рук, а я кричала как резаная, пытаясь выворачиваться, но из грубых рук грабителя выбраться было невозможно. Я надеялась, что служба спасения ещё на линии и стала кричать все, что видела, дабы описать своего палача. Вспомнила, чему учил меня отец.

– Татуировка на запястье в виде креста, рост метр семьдесят, шрам на губе, кожаная куртка…

Бандиту явно не понравилось, что я издаю слишком много шума, и резкая боль в животе от его удара, заставила замолчать, хватая ртом воздух. Я согнулась от болезненных судорог, моё беспомощное состояние позволило похитителю поднять меня. У него практически получилось перекинуть меня через спину, но я со всей силы укусила его за шею.

– АЙ! СУКА! – отбросив меня, тут же схватился за рану, а я тем временем сумела проскочить мимо него, и быстро побежала в отцовскую комнату, которая находилась на противоположной стороне этажа.

Молниеносно вбежала и заперлась. Пока я судорожно пыталась открыть форточку, преступник уже таранил дверь. От сильного напора она треснула посередине. Грохот – и деревянные щепки попадали на ковер.

Вылезая в окно, я увидела, как одна нога этого бандита уже протаранила середину двери, я не стала медлить и, находясь на крыше своего дома, рванула вперед. Я знала, что смогу выбраться. Если буду идти вдоль неё, через двести метров подо мной будет беседка, а там дальше до соседей рукой подать.

Дождь лил как из ведра, я уже промокла практически насквозь, шёлковая кофта полностью прилегала к телу, волосы прилипали к глазам, лезли в рот, но мне было всё равно, я постоянно оборачивалась и молилась, чтобы меня не поймали. Из-за большого количества воды, было скользко, и это значительно замедляло моё передвижение, я была предельно внимательна и старалась держать равновесие. На повороте крыши на секунду мне показалось, что какой-нибудь бандит выскочит оттуда и схватит меня, ведь я не знала, сколько их здесь. Но, слава Богу, этого не произошло. Рано расслабилась, ведь опасность приближалась ко мне со спины. Мой палач догонял меня. Он больше походил на разъяренного зверя. На улице я смогла лучше его разглядеть: кукольная маска улыбающегося ребенка полностью прикрывала переднюю часть лица. Вот псих. Высокий, худощавый, в кожаной куртке и перчатках. В голову пришла мысль о том, что бандиты подготовились, и это было запланированное похищение. «Что происходит? Зачем мы им? Кто они?» Вопросы крутились у меня в голове. Добравшись до цели, я прыгнула прямо на беседку, но поскользнулась и больно ударилась бедром, скатилась вниз и шлепнулась на мокрый газон. Второй удар о землю пришелся на спину. Показалось, что влажная, мягкая трава смягчила удар.

Не медля, я приподнялась на четвереньки и руками оттолкнулась от газона, тем самым помогая себе встать. На боль в спине и бедре я старалась не обращать внимание. Из-за сильного дождя практически ничего не было видно. Но я знала, что справа от нас живет молодая пара, и они должны были быть дома. Я видела свет из их окон, когда проверяла дверь на кухне. Я добежала до белого забора, который был практически моего роста. Ухватилась двумя руками за его край и, прикладывая все свои усилия, начала подтягиваться вверх, но через секунду ощутила резкую боль в виске, за ней последовала темнота, и отдаленный голос крикнул: «Какого хрена!»

Все было как в тумане, меня тянуло в бездну. Сознание как будто бы попало в водоворот. Периодически я слышала мужские голоса, но речь была неразборчивой. Я ощущала слабый запах духов Изабель. Наверное, она лежала рядом.

***

Глава 2. Подарок дьяволу.
this