Текст книги

Д. В. Ковальски
Парасомния

Парасомния
Д. В. Ковальски

Молодой психолог Август Морган приезжает в небольшой город Литл Оушен на северо-западе Англии, чтобы помочь дочери графа победить бессонницу. Город поражен болезнью, из-за которой страдает бессонницей не только девочка, но и половина жителей. Доктор вызывается решить проблему, но сталкивается с тем, что против него настроен весь город. Его положение ухудшается тем, что Август сам начинает страдать от неизвестной болезни, отчего каждая его ночь превращается в настоящий кошмар. Ему противостоят силы, которых он никогда не представлял. Помимо Августа в городе есть еще один мастер, спорный избавить всех от проблем со сном – Баро. Он предлагает спокойную ночь в обмен на служение ему. Прежде чем избавить город от проклятия, Августу предстоит распутать все тайны этого мрачного города Литл Оушен.

Д. Ковальски

Парасомния

Глава 1

1

Поезд вяло катил по рельсам.

Свет керосиновой лампы в купе периодически пропадал, позволяя остаткам солнечных лучей поиграть на стенах вагона и лицах путников. Казалось, тяжелое молчание, начавшееся на втором часу пути, никогда не закончится. Каждый был занят своим делом, седовласый пассажир с безразличным видом изучал пейзажи за окном, поглядывая на своего спутника. Никаких особых эмоций он не вызывал, только опасения.

Доктор не выглядел серьезным специалистом, способным справиться с ожидающей его проблемой. Единственное, что цепляло внимание, это то, как молодой доктор читал книгу. Он постоянно отводил от нее взгляд и, не моргая, мог просидеть так несколько минут. А затем черкал и помечал страницы чернилами. Факт того, что его спутник так небрежно портит книгу, делая ее непригодной, вызывал большое негодование.

Место, в которое суждено было отправиться, Август Морган, будущий доктор психиатр, не знал. Задача стояла не сложная, подобные давались ему легко, однако он никак не мог найти объяснение ноющему ощущению в области грудины, ощущение позабытое, прямиком из детства, похожее он испытывал, когда собирался напроказничать и знал, что за это обязательно влетит. Поэтому, чтобы отогнать неприятные мысли, он принялся за медицинский учебник Геккера[1 - Август Фридрих Геккер – немецкий врач, профессор Эрфуртского университета, автор первого руководства по патологической физиологии “Grundri? der Physiologia pathologica”], вышедший в 1791 году, но до сих пор не утративший своей актуальности, который никак не удавалось освоить в силу плохого знания немецкого. Чтобы хоть как-то разобраться с языком, приходилось делать пометки на полях с переводом. Несмотря на это, процесс был утомительным.

Так бы все, вероятно, и продолжалось, пока сомнения, одолевающие седовласого спутника, не заставили его задать вопрос:

– Вы уверены, что вы справитесь, доктор Морриган?

– Морган, и лучше, если вы будете называть меня мистер Морган, и пока я не видел проблемы, я не могу дать Вам ответ. – Август отложил книгу. – Но у меня встречный вопрос, мистер Гейл: зачем вы приглашаете меня, если сомневаетесь?

– Таково распоряжение графа, мое мнение по этому вопросу было иным…

– Как скоро мы прибудем? – перебил Август, мнение человека, не сведущего в медицине, особенно в вопросах лечения, заботило его мало.

– Если не будет вынужденных остановок, доберемся быстро, потому как нам надо оказаться дома до наступления темноты, тем более что в наших краях это случается чуть ли не мгновенно.

– Забавно, что в местечке, где ночь наступает быстро и длится достаточно долго, у кого– то есть проблемы со сном.

– Поверьте, когда вы столкнетесь с этим недугом, забавным он вам не покажется, мистер Морган.

Август посмотрел на спутника. По его лицу читалось, что, не получив возможности поделиться мнением, старик обиделся. А вперемешку с недоверием можно было испортить отношения, еще не начав их. Потому, а еще потому, что учебник Геккера был ужасно сложен, Август достал из нагрудного кармана маленький блокнот и продолжил беседу, выводя ее в иное направление.

– Как давно это происходит в вашем городе?

– Если верить нашим докторам из лечебницы, первые жалобы стали поступать в прошлом году.

– То есть в 1882 году, а точную дату вы не помните?

– Поздней весной, – с раздражением ответил мистер Гейл.

– Этого достаточно, – Август сделал пометку в блокноте. – И за все время не смогли найти причину?

– Поверьте, это не так просто, как вам кажется, сперва это касалось только бездомных, поэтому никого толком не беспокоило, затем проблема решалась небольшими порциями барбитуровой кислоты или настойкой Лауданума[2 - Лауданум – опиумная настойка на спирту.], в зиму об этом забыли вовсе.

– Вам известны симптомы?

– Я знаю немного, только то, что каждую ночь люди спят меньше, а после, в состоянии бреда, могут натворить всякое. У вас есть предположения, мистер Морган, что это может быть?

– Пока я знаю мало, чтобы делать выводы, – Август убрал блокнот. – Был похожий случай в практике, когда старушка страдала жуткой головной болью и проблемами со сном, до такой степени, что каждое утро она находила себя в совершенно незнакомых местах, порой очень далеких, и совсем не понимала, как ей это удалось, ведь даже короткая дневная прогулка давалась с трудом.

– Хочется верить, что вы помогли ей и выяснили причины недуга.

Все еще сомневаясь в компетентности человека напротив, пожилой дворецкий старался понять для себя, что же все-таки ждать от этого гостя.

– Это было несколько лет назад, и, скажу я вам, старушка до сих пор здравствует, ночные прогулки, на удивление, пошли ей на пользу.

– Что же мешало ей спать?

– К сожалению, причины назвать я вам не могу, я умею хранить секреты моих клиентов, но, скажу я вам, ее лечение заняло несколько сеансов терапии и немного опиума.

– Будем надеяться на ваш метод.

Мистер Гейл за свою долгую жизнь повидал немало аферистов и людей, желавших нажиться на чужом горе. Он несколько раз предлагал графу покинуть город вместе с дочерью, но каждый раз получал отказ. Граф верил, что, найдя верное лечение для дочери, сможет помочь всему городу.

Общих тем для бесед больше не представилось. Поочередно они то и дело пытались задавать друг другу вопросы, однако, получая односложные ответы, быстро пришли к мнению, что комфортней ехать в тишине, погрузившись в собственные мысли.

Так они и поступили.

2

Прибыть вовремя не вышло. Когда двери вагона открылись, чтобы оставить на станции прибывших, последний житель Литл Оушена заканчивал свою вечернюю трапезу.

– Я теперь понимаю, что вы имели виду, когда упоминали чистый воздух. Давно я не наслаждался таким обилием ароматов.

– Этот аромат источают нарциссы, я думаю, во всей Англии не найдется столько цветов, сколько растет на наших полях.

– На этом можно построить неплохой бизнес.

– Здесь нашли им применение получше. Некоторые утверждают, что масло нарциссов, втертое в виски или суставы, расслабляет и помогает уснуть.

– Люди верят, что цветы помогают?

– Люди верят во все, лишь бы это избавило их от проблем. Прошу на борт, этот транспорт за нами.

Кэб не спеша катился по дорожке из камней, то и дело раскачиваясь из стороны в сторону, словно хотел вытряхнуть пассажиров. Несмотря на то, что солнце уже зашло за горизонт, разглядеть желтый оттенок на полях труда не составляло. Конца линиям нарциссов не было. Чем ближе подъезжали к городу, тем слаще становился воздух. Неподготовленный желудок доктора уже начинал нездорово урчать. Отсутствие обеда, приторный наглый запах и постоянное укачивание делали свое дело. Чтобы хоть как-то отвлечься и не испортить брюки соседу, Август Морган старался мысленно себя перенести в свое «райское место». Так он делал каждый раз, когда происходящая ситуация была сложной и неприятной. Немного концентрации – и вот он сидел мальчиком у берега моря, рядом отец курит трубку, отшвартовывая лодку, а мама готовит сэндвичи. «Август, ты не можешь вечно избегать нашего поединка», – его брат хоть и был младше, но в свои 13 лет выглядел намного старше, да и физические данные у него были получше. И вот он, в полосатых шортах, бьет по воде, чтобы достать Августа и заманить его на очередной бой. Этот кадр жизни самый яркий – дорогие ему люди рядом.

– Август, тебя тошнит, мой милый? – голубые глаза матери с заботой смотрели на ребенка.

– Да, мам, дело заставило срочно отправиться, и я не успел ничего перехватить по пути, да и повозку сильно трясет и качает.

– Но ты же сейчас здесь, с нами, подыши полной грудью…

Действительно, воздух стал свежее. Немного солоноватым, влажным, свежим. Стало легче.