Виктория Сомова
Шотландский муж

Шотландский муж
Виктория Сомова

Молодая художница Рэйчел Пирс влюбилась в мужчину своей мечты, но если бы всё было так просто… Своего избранника она увидела во сне. Но ее сны, как оказалось, принесли с собой не только новые чувства, но и впутали в опасную историю. Всё, что оставалось девушке это разгадывать загадки, от которых в итоге зависела ее жизнь.

Виктория Сомова

Шотландский муж

Глава 1

Все началось с голоса молодой девушки, прозвучавшем где-то рядом со мной, который возвещал о том, что мой муж возвращается…

Я открыла глаза и повернула голову к свету. Яркие блики солнца отражались на водной глади открытого бассейна на террасе, которую я видела сквозь большие панорамные окна. Голубое небо, вершины деревьев и полное умиротворение… Возможно, я уснула, но внезапная фраза о возвращении мужа резко поставила меня в тупик. У меня есть муж??? И он возвращается! Вот это новость! Я начала медленно приходить в себя и осознавать, что происходит.

– Вы просили разбудить вас к тому времени, как хозяин приедет, – сказала стоящая передо мной девушка в форме горничной держа в руках маленькую чашку кофе.

Я начала с интересом рассматривать эту девчушку, которая терпеливо ожидала моего ответа. Хрупкая невысокого роста она стояла собранно и ровно, словно боялась, что ее поругают за излишнюю расхлябанность. Форма ее была безупречно чиста и выглажена.

«Я замужем и у меня, кажется, есть прислуга», – заключила я, хотя в голове стоял плотный туман и мысли никак не хотели собираться в одно целое.

Приподнявшись и оглядев себя, я поняла, что одета в лёгкое белое платье с красивым узором и изящным кожаным ремешком, значит сейчас не раннее утро, так как оно точно не походило на пижаму или ночную сорочку. Из чего я сделала вывод, что уснула днём. Взяв у нее из рук ароматный напиток, сразу почувствовала себя значительно лучше. Кофе был на редкость вкусным и крепким.

– Спасибо… – я хотела назвать ее имя, но не знала, как ее зовут.

Девушка сдержанно напомнила:

– Машина прибудет в течении получаса.

«Понятно, значит, как хорошая жена, я должна встретить своего благоверного и, видимо, хозяина этого места, в котором я живу. А, кстати, где я живу?» – пришло в голову мне.

Я огляделась по сторонам. Очень красивая комната с высокими потолками, обшитыми деревом, стенами из старого серого камня и огромными окнами. Интерьер напоминал средневековый, если бы не мебель, которая явно выполнялась под заказ и являла собой образец современного удобства. А также наличие подсветок, торшеров и других различных светильников, которые были рассредоточены по комнате в очень гармоничном порядке и не сильно бросались в глаза. Судя по виду из окна, дом находился на возвышенности в живописной горной местности с густыми лесами.

Я в Шотландии. Не важно, откуда я это знала, но это первая мысль, которая чудесным образом ворвалась в мое сознание. Огромная кровать с мягким матрасом и белоснежным бельем подо мной, и легкий балдахин сверху, который скорее служил украшением, придавали этой спальне некоторую романтичность.

«Похоже, я хозяйка этой красивой комнаты и, наверное, не только ее. И судя по всему, у меня есть супруг, который владеет всей этой роскошью», – эта мысль заставила меня улыбнуться.

Хорошо, с этим разобрались, остальное постепенно прояснится позже. Единственное, что меня смущало, я абсолютно не помнила своего мужа. А ведь мне предстояло с ним сейчас увидеться. Более того, у меня было ощущение, что мы не общаемся, будто бы он давно уехал отсюда, поэтому я даже не вспоминала о нем, также, как не помнила, какие чувства к нему испытывала, точнее сказать, что вроде бы никакие. Мы были просто женаты – это все, что я сейчас узнала, поэтому идти встречать совершенно незнакомого человека мне казалось странным. А вдруг он старый, страшный или с дурным характером, и я его не люблю, да и он меня тоже, и мы решили разъехаться? И почему у меня эта важная информация совершенно стерлась из головы? Я взглянула на руку, на пальце которой должно было быть кольцо, но его там не было. Куда оно могло деться, я же должна его носить? Может потерялось?

В общем, со странным смятением и некоторой тяжестью на душе в предвкушении того, что мне придется фальшиво улыбаться и притворяться любящей женой абсолютно чужому человеку, я приготовилась к встрече. Чтобы не заблудиться при выходе на улицу, я пошла за девушкой, что принесла мне кофе. Я так и не спросила, как ее зовут, было неудобно, она явно сочтет меня сумасшедшей. Но я решила не паниковать и подождать, когда ко мне вернется память. Как часто бывает в кино: что-то всегда становится толчком к возвращению воспоминаний, какая-то деталь просто обязана сработать.

Выйдя на крыльцо, я оглядела окрестности и само строение, из которого вышла. Дом на самом деле оказался старинным, выстроенным из камня в немного средневековом стиле. В архитектуре я не сильно разбиралась, но мне казалось это слово подходит сюда как нельзя кстати. Три этажа с башенками наверху, создавали ощущение замка, но думаю по габаритам он скорее больше подходил под чье-то фамильное имение. К подъездной площадке вела алея, деревья обрамляли дорогу, которая уходила вдаль и постепенно превращалась в серпантин, спускающийся вниз по холму. С возвышенности, на которой построен дом открывался чудесный вид на реку и другие холмы, покрытые зеленью.

Скромная девушка-горничная, периодически посматривала на меня, ожидая моих указаний, пока я с любопытством глядела по сторонам. Похоже весь персонал вышел во двор приветствовать хозяина, который с минуты на минуту должен был появится на горизонте. Недалеко от меня стоял пожилой мужчина в кепке и садовом фартуке, видимо работающий здесь садовником. Он разговаривал с каким-то худощавым молодым человеком, который старался не смотреть в мою сторону. Также я заметила приятную женщину средних лет с добродушным лицом. Ее сложно было не заметить, она выделялась особой статностью, словно местная домоправительница. Я бы рассмотрела и остальных, но не успела, так как мои мысли были прерваны молоденькой горничной, которая, вглядываясь в даль с придыханием и восторгом произнесла:

– Едут!

Я обернулась, в лучах яркого солнца в нашу сторону ехал большой черный внедорожник. От колес поднималась пыль и, приближаясь, эта машина становилась всё громаднее. Я начала волноваться, но изобразила на лице вежливую улыбку, с которой, как я надеялась, предполагается встречать мужа из длительной командировки. Большой черный монстр остановился на некотором удалении от меня, я подняла руку и приветственно помахала, пока еще не зная кому. Сквозь затонированные стекла я не могла ничего увидеть, вдобавок слепящее солнце заставляло щуриться. Поэтому, когда водительская дверь открылась и, появившийся человек, услужливо распахнул заднюю дверцу автомобиля, из которой, не торопясь, вышел мужчина, я не смогла разглядеть его. Увидела только, что он помахал мне в ответ тоже приветствуя и направился в мою сторону. Немного успокоившись и нацепив улыбку поэлегантнее, я протянула руки и приготовилась к вежливым объятьям давно женатых супругов. Но внезапно мужчина прошел мимо меня…

Приступ резкого разочарования накрыл меня с головой.

«Это что сейчас такое было? Я тут готовилась, изображала послушную жену, а он показал полное ко мне пренебрежение при всех этих людях, пройдя мимо и не сказав ни слова!» – я вскипела.

Повернувшись в его сторону, я увидела, как мужчина здоровается с людьми, интересуется, как у них дела, а на меня не обращает абсолютно никакого внимания. Стерпеть такое отношение к себе я не могла и возмущенно окликнула в спину, так чтобы он услышал:

– Эй!!!

Конечно, не стоило демонстрировать при всех свои эмоции, но я вспылила. Мужчина замер, а потом медленно обернулся ко мне… В тот миг, когда я увидела его, гнев и обида испарились без следа. Я и подумать не могла, что мой муж настолько красив! Я стояла, как завороженная, впервые увидев человека, за которым, по всеобщему убеждению, была замужем.

На меня смотрело открытое лицо молодого мужчины с доброй улыбкой и слегка отросшей щетиной на мужественном квадратном подбородке, которая придавала ему немного небрежный вид. Его чёрные волосы, трепал легкий ветерок. Он был высок, выше меня на целую голову и, наверняка, силён, судя по его широким плечам. Только сейчас я заметила, на нем костюм в шотландском стиле: килт ниже колен в крупную зелено-коричневую клетку, кожаный пояс на узкой талии, в который была заправлена свободная белая рубашка с закатанными рукавами и большой отрез такой же клетчатой ткани, перекинутой через плечо, эта деталь несла явно декоративный характер. Я остолбенела и открыла рот, просто уставившись на него. К такому я абсолютно не была готова. В традиционном костюме мужчина выглядел весьма брутально, как шотландский горец, как и все его предки, наверное, но вместе с тем излучал невероятную доброжелательность.

Из ступора меня вывел его голос мягкий и спокойный:

– Ах да, конечно, – мужчина направился ко мне и легко заключил в объятия.

Я уткнулась ему в шею, закрыла глаза и забыла обо всем на свете, мне безумно захотелось почувствовать аромат его кожи. Меня охватило пьянящее чувство «дома», мне было хорошо и уютно до слёз. Я обняла его крепкую фигуру в ответ и больше не хотела отпускать. Ощущение полной гармонии и надежности затопило меня, и я почувствовала, как одинока была до сих пор, как будто я должна быть именно здесь и сейчас в этих руках, всегда рядом с ним. В этот момент я поняла, что безумно люблю своего собственного мужа.

Неожиданно для себя я услышала свой тихий шепот:

– Я так скучала…

Мужчина улыбнулся и ответил:

– Надо же, на тебя не похоже.

Внезапно он отпустил меня, а я без его объятий почувствовала себя осиротевшей. Он отошел и вежливо извинившись, сказал, что у него еще запланирована официальная встреча и домой он вернется немного позже. Я была ошеломлена таким прохладным тоном. Что я сделала не так? Он ведь явно не сильно мне обрадовался. Что успела натворить такого, что между нами выросла стена? Тепло, которое так робко зародилось внутри меня стало таять.

Другое движение привлекло мое внимание, я посмотрела в сторону машины, задняя дверца распахнулась и из нее вышла молодая женщина. Кстати, очень красивая женщина, одетая с иголочки в деловой брючный костюм с длинными темными волосами и довольно большими губами, на это я особо обратила внимание, потому что мои мне всегда казались маленькими и очень скромными.

– А это еще кто? – прошипела я.

Наклонившись ко мне, чтобы нас никто не слышал, моя горничная ответила, что это помощница хозяина, она сопровождает его во всех командировках и на деловых встречах. Но это объяснение меня совершенно не устроило. Меня съедала дикая ревность и не давал покоя вопрос, как я допустила такое, что мы теперь словно чужие? Что и в какой момент пошло не так? Что бы между нами не случилось, я точно знала, что не хочу его терять, я должна вернуть своего мужа любым способом и меня ничто не остановит. Он только мой и я никому его не отдам!

И в этот момент я проснулась.

Уставившись в потолок, я еще долго лежала неподвижно, ожидая, когда мое сердце перестанет бешено колотиться от нахлынувших на меня эмоций. Я всё помнила, каждую деталь, хотя с моими снами такое бывает крайне редко. Но в этот раз все было очень реально, и я даже не подозревала к чему приведут меня мои сны…

Глава 2

Я всегда отличалась способностью влипать в различные неприятности, причем они как-то находили меня сами. В детстве, лазая по деревьям, я пыталась доказать мальчишкам, что не боюсь делать тоже, что и они, поэтому меня с радостью принимала в свои игры местная детвора. Я гордилась тем, что могу заслужить их уважение за свою отвагу. Это длилось ровно до тех пор, пока я не сломала ногу неудачно свалившись с очередного дерева. Мама тогда очень испугалась и запретила мне общаться с мальчиками и «таскаться» за ними повсюду, так она это называла.

– Ты должна быть девочкой в первую очередь, Рэйчел Пенелопа Пирс, а не каким-то сорванцом! Какой пример ты подаешь своей младшей сестре? Ты хочешь, чтобы Люсинда выросла такой же? Она же во всём тебя копирует! – говорила она, когда отчитывала меня.

«Ну кто называет дочерей Пенелопа и Люсинда?» – думала я, именно поэтому стараясь не походить на девочку.

Моя мама была наполовину француженкой и дала мне второе имя в честь своей любимой бабушки, а вот моей сестре повезло меньше. Наш отец назвал ее в честь своей тетки из Миннесоты, которая оставила ему всё свое наследство с условием, что одну из своих дочерей он назовет в ее честь. И вот вскоре после появления на свет Люсинды мы смоги купить большой дом у нас в Сакраменто. Моя сестра ненавидела своё имя и требовала называть ее Люси.

За то время, пока я сидела дома с гипсом на ноге, мои друзья-мальчишки отвыкли от меня и больше никуда не звали. А может и мама этому поспособствовала, поговорив с их родителями, но в любом случае с тех пор она взялась за мое воспитание и пообещала сделать из меня настоящую леди. У меня не было выбора, я начала учиться быть девочкой. Постепенно у меня появились подруги, а соседские мальчики уже смотрели на меня как-то по-другому, совсем не как раньше.

В старших классах мой лучший друг по детским играм Итан неожиданно предложил мне встречаться, чем очень удивил меня и поставил в неловкое положение, я же считала его просто другом и не видела в нем парня для свиданий. Впрочем, впоследствии такое со мной случалось постоянно в течении всей дальнейшей жизни. Мне нравилось общаться с Итаном каждый день обо всем на свете, мне было с ним легко и удобно, поэтому я согласилась. Почему бы и нет? Я думала общие интересы и привязанность – это и есть любовь и этого вполне достаточно для отношений. Когда на выпускном балу он впервые меня поцеловал, я увидела счастье на его лице, но сама не почувствовала того же. Мы недолго были вместе.