Юлия Давыдова
Стражи Араэля

Стражи Араэля: Начало
Юлия Давыдова

В 1812 году члены Библейского общества cоздают машину для открытия порталов в другие астральные плоскости. Но с очередным запуском она открывает вход в измерение чудовища, жаждущего человеческой крови. Заперев этого демона в особой камере, члены общества хоронят все факты существования машины. Спустя триста лет после этих событий, современным стражам, не подозревающим о том, что случилось сотни лет назад, предстоит выдержать бой с неизвестным монстром из другого мира. Ведь его камера не вечна.

Магия  (устар.) – обозначение процесса взаимодействия энергетических потоков.

Пролог

1812 год

Холодная зимняя метель опустошила улицы. Фонари, зажжённые перед наступлением ночной тьмы, уже погасли. Ветер дул с такой силой, что срывал их со столбов, разбрасывая по сугробам.

Бесшумно, словно призраки «дикой охоты» по пустынной улице промчались белые кареты. Копыта изабелловых лошадей высекали серебряную искру. Едва заметные в снежной пелене, они въехали на территорию особняка князя Альбина Валея. У последней линии деревьев, окружающих запорошённые снегом кустарники сада, один за другим два белых экипажа растворились в тумане.

– Думаете, он не ждёт нас?

Капитан Богдалов внимательно смотрел на дом.

Из окна невидимой кареты, подъезжающей к главному входу, было видно приглушённый свет окон и всего четверых охранников у дверей.

– Это обманчивое спокойствие, – уверенно ответил барон Корф.

Его рука легла на грудь, где в складках одежды чуть теплился свет драгоценного камня. В прозрачных гранях зелёного алмаза мягко вспыхивали искры.

– Александр… – барон посмотрел на сына.

Младший Корф глубоко вздохнул, и на это движение откликнулось совсем свежее пулевое ранение. Александр невольно поднёс руку к плечу.

– Твоя рана ещё не зажила, – с тревогой произнёс барон. – Нам следовало подождать. Хотя бы пару часов. Пока закончит работу заклинание.

– Она не мешает мне, – ответил Александр.

Голос был суров и спокоен. Но он не обманул старшего Корфа ни на секунду. Александр был бледен, губы покрыла сухая плёнка и трещинки. Тёмно-каштановые волосы лишь оттеняли белизну кожи. Только блестящие зелёные глаза, с тёмными кругами под ними, показывали, что никакая усталость и боль не позволят ему ждать ещё несколько часов.

– Отец, вы сказали, что дело не терпит отлагательств, – добавил Александр.

– И это так, – вздохнул барон. – Опасность исходит не только от сущности измерения Араэль, но и от эгоистичных намерений Альбина.

Александр покачал головой, ироничная улыбка проявила неглубокие ямочки на щеках:

– Опасность, отец, исходит от всего совета магистров, не менее эгоистичного, чем князь Валей. Альбин лишь смелее вас в своих высказываниях.

– В этот раз всё по-другому, – Корф жёстко оборвал сына. – Заслон был поставлен, как и всегда. Камера остановила сущность на границе портала. После изучения, совет принял решение не производить слияние, и поместить астральное тело на вечное содержание.

– Заточение, – резко исправил последние слова Александр. – Когда-нибудь ваше хранилище Пандоры переполнится. Что совет магистров будет с этим делать?

– Сейчас это не главный вопрос, – словами и тоном голоса Корф прекратил разговор на эту тему. – Сущность из Араэля сильна. Ещё ни разу мы не видели подобной мощи. Энергия этого измерения превосходит все известные нам, и состав эктоплазмы в околоастральном мешке имеет уникальные свойства. Но, как и прежде, мы были осторожны в работе с ними. Все, кроме Валея. Я искренне надеюсь, что мы ещё не опоздали. И он не совершил непоправимого.

– Какая роскошь, – покачал головой Александр, – надежда. Я говорил, отец, чем рано или поздно закончатся эксперименты общества. Но разве ты меня слушал?

Богдалов оглядел отца и сына внимательным взглядом. Отношения между ними так и не улучшились, несмотря на все усилия барона. Александр не желал изменять своего мнения ни под давлением магистрата общества, не под уговорами отца. Но сейчас говорить об этом было совершенно неуместно.

Александр это понял, наконец унял своё недовольством, замолчал.

Он предупреждал старших магистров, бился против каждого нового запуска машины. Опасаясь, что однажды они откроют ту область вселенной, что населена созданиями, слишком опасными для людей. Но даже после слияния с астральными параллелями вампиров и оборотней, опасность которых трудно было переоценить, никого не остановило то, что объединение миров сулит людям не только новые энергии, но и неизведанные угрозы.

– Александр… – вздохнул барон.

– Ваша милость, оставьте это на потом, – напряжено сказал Богдалов. – У нас мало людей. Каждый на счету.

Капитан окинул Александра взглядом:

– Вы нужны нам в нынешнем деле. Если бы можно было обойтись без вашей золотой сабли, сегодня вас не было бы здесь.

Старший Корф промолчал в ответ на это, но только потому, что капитан был абсолютно прав. Практически все офицеры, состоявшие в обществе, сейчас находились в войсках. Барону удалось забрать сына из-под Вильно лишь в связи с его ранением.

Александр утвердительно кивнул Богдалову:

– Я понял это, господин капитан. Я в вашем распоряжении.

– Тогда приступим. Надеюсь, ваша милость, вы ещё не забыли, как пользоваться астра-оком?

Александр едва заметно улыбнулся:

– А вы не разучились владеть саблей обеими руками?

За спиной капитана виднелись две рукояти.

Богдалов сощурился, глядя на молодого Корфа, усмехнулся его, как всегда острому ответу:

– Хорошо.

Мужчины закатали рукава. Запястье каждого охватывали широкие браслеты. От их поверхности отделились тонкие ажурные пластинки. Барон Корф приставил свою к виску, и она мгновенно пристала к коже. Остальные сделали то же самое. Глаза мужчин засияли золотисто-жёлтым светом.

Барон открыл дверцу и спрыгнул в снег. Капитан последовал за ним, бросив внимательный взгляд на Александра. Тот задержался на секунду, туже затягивая узел бинтов в рукаве военного мундира, но потом уверено шагнул в морозный воздух.

Возле второй кареты стояли два человека. Князь Голицын и пастор Джон с тревогой рассматривали четверых человек у дома.

Часовые на посту смотрели в пустой сад. Такой же пустой, как их взгляды. Холодный ветер раздувал полы плохо застёгнутой одежды, замораживал пальцы без перчаток. Но лица людей ничего не выражали. Они ничего не чувствовали.

– Господа… – князь Голицын вздохнул с явным сомнением, когда барон Корф, Александр и Богдалов подошли к нему. – Возможно, нам не стоило затевать это дело. Лорд Валей все же старший магистр общества. Если уж забирать у него ключ от камеры, то по решению совета.

– Именно поэтому вы здесь, – согласился барон. – Ваше сиятельство, вы глава совета. Если то, что мы увидим сегодня, докажет опасность действий Валея, то по вашему приказу, вы изымем у него ключ и закроем камеру. Я искренне хочу ошибаться, но Альбин провёл слишком много времени в общении с этой сущностью…

– Это же его работа, – возразил Голицын. – Князь Валей наш главный бестиа-коммуникарий.

– Конечно, – барон Корф согласно кивнул, – но другие бестиа-маги в один голос объявили о высокой опасности сущности, и лёгкой психозаряжаемости эктоплазмы его измерения. Лишь Валей настаивал на слиянии, и доказывал, что сможет управлять ими, но посмотрите… – Корф указал на людей у дома. – Видите?

Князь Голицын и пастор Джон приставили пластины астра-ока к виску. И теперь, сквозь кожу, стало видно – тела людей внутри были почти пусты. Органы и кости оторваны друг от друга и все полости заполнены густой эктоплазмой. Крови не было ни капли.