Мария Сергеева
Бусины

Бусины
Мария Сергеева

Психолог Онна со своими друзьями проводит своеобразный эксперимент. Целый месяц её друзья, решая свои жизненные задачи, всегда будут опираться на одно универсальное правило НАМАВА, которое они выбрали для себя. Что будет происходить за этот месяц с главными героями, вы узнаете, прочитав эту книгу.

Дорогой читатель, ты держишь в руках необычную книгу: ее смело можно читать с начала, с середины и даже с конца. Книга эта очень понятная, потому что она про тебя и про меня. Про наши взаимоотношения. С момента рождения мы постоянно общаемся друг с другом. С годами количество наших друзей и знакомых увеличивается, связи становятся все более разнообразными. И автор сравнивает эти постоянно возникающие связи между людьми с плетением ожерелья. И бусины в этом ожерелье – люди, такие же разные, прекрасные и самобытные, как драгоценные камни. Прочитав эту книгу, вы познакомитесь с несколькими универсальными правилами жизни и сожительства. Соблюдая хотя бы одно из них, вы обретете душевное равновесие и веру в свои возможности. С покоем и уверенностью в душе вам гораздо проще будет понять своего друга или подругу. Увидеть все многообразие мнений, привычек, верований и жить, не отрицая это многообразие, а уважая его. Только тогда, считает автор, раскроются все грани человеческой души, и человек становится способен дарить любовь, не ожидая ничего взамен.

Обращение к читателю

Добрый час и добрый путь тому, кто читает эти строки.

Вы держите в руках книгу, которую можно читать с начала, с конца, с середины. А может быть, вы сейчас закроете ее и поставите обратно на полку. Вы вольны делать то, что вам удобно и комфортно. Для тех, кто сейчас все-таки прочтет несколько строк из моей книги, я скажу по секрету, что в «Бусинах» много любви и ценных рецептов, которые помогут вам увидеть своих близких и себя, конечно, в новых красках. Ведь волшебные превращения возможны не только в сказках. Они происходят с каждым из нас, когда мы… Но об этом вы прочитаете в моей книге. И если у вас есть запас любопытства и храбрости, тогда милости прошу в гости к «Бусинам». С улыбкой и уважением, Мария Сергеева

Все мы приходим на Землю, словно бусины сплетаясь по воле Создателя в причудливое ожерелье. Но бесценным это ожерелье делает свет Веры, который наполняет каждую «бусину», даря ей Бессмертие

ОННА

Онна всегда в великие праздники чувствовала легкую эйфорию. Это удивляло ее, потому что сама она не следовала канонам, которые диктовала церковь. У нее была своя вера. Но, поймав себя в Рождество на чувстве беспричинной радости, Онна стала концентрировать внимание на состоянии своей души в Крещение и Светлую Пасху. И всегда в эти праздники душа ее наполнялась ликованием, идущим из глубины ее существа. И когда в очередной раз, готовясь встретить Рождество в кругу друзей, она попросила Создателя:

– Покажи мне Землю в этот праздник, – перед ее глазами появился сияющее – сверкающий шар. Его нельзя было сравнить ни с чем. Но Онна точно знала, что, свет, идущий от этого шара, ни что иное, как Вера населяющих его людей. Таких же ярких и многогранных. Именно они своим мощным поток энергии любви и веры превращали затерянную в черной вселенной планету в драгоценный самоцвет, ставший шедевром Создателя.

Бог имеет много имен, но Вера, наполняющая душу человека, пришедшего к Богу, едина для всех живших и ныне живущих.

РОЖДЕНИЕ

В вечном Потоке Преобразований Его энергия двигалась пульсирующей струей…

Вдруг Что-то извне резко толкнуло Его, обособив.

Он отделился от общего потока существования, превратившись из пульсирующей струи в дышащий шар, который стремительно двигался в фиолетовом пространстве вселенной. Ощущение толчка повторилось, и теперь Его сущность слилась с незнакомой доселе энергией. Она будоражила Его размеренное дыхание- пульсацию. Куда-то направляла.

А в это время на далекой Голубой планете женщина, отдаваясь любимому, молила Бога о сыне.

Он услышал зов и устремился к своему новому существованию, пока не осознавая, но повинуясь Вселенскому разуму.

Когда ее лоно приняло в себя тугую струю спермы, она почувствовала прилив тяжести внизу живота и с радостью подумала: «Ты услышал меня, Создатель! Благодарю тебя!»

Женщина не ошиблась. В ней росла и развивалась новая жизнь – плод ее любви. Их любви.

А Он сорок недель, находясь в чреве Матери, познавал новые грани своей сущности и новые энергии, которые щупали Его, гладили, сжимали.

И опять толчок. Все вокруг Него вдруг пришло в движение, сдавливая Его со всех сторон, и он удивился своей твердости, но тут же почувствовал позыв двигаться по этому живому коридору куда-то, куда Его толкали.

Свет пронзил Его, расщепив на миг до Ничто, и в то же мгновение Мать услышала крик своего новорожденного Сына.

Он пришел в физический мир в неудобном для себя обличии – тесном человеческом теле.

Что-то большое, теплое нависло над ним, и Он вновь ощутил ту энергию, которая нашла Его во Вселенной.

А ЖЕНЩИНА СКАЗАЛА:

– С ДНЕМ РОЖДЕНЬЯ, СЫНОК.

УЛАНА

Каждый рожденный ребенок приходит на Землю, чтобы улучшить свой род. И поэтому родители не знают своих детей. Они их узнают по мере взросления. А вот дети знают своих родителей, как любимый фильм, который смотрели уже много раз и выучили наизусть.

Улана нашла своих родителей на Земле. Она была в этом четко очерченном физическом мире тихим облачком. И все, что она познавала в этом многоликом и суетливом существовании, удивляло ее… Так, чтобы познать что-либо, она вбирала это что-то в себя и рассматривала все составляющие его грани, прислушиваясь к своим ощущениям.

И все, с чем Улана знакомилась, было отлично от нее, но и имело сходство. И сходство было в главном – у всего живого и неживого Улана уловила единое дыхание-пульсацию. И камни, и животные, и ее любимые игрушки, и машины, и люди жили в едином ритме. Это открытие дало ей устойчивость в этом постоянно меняющемся мире. Теперь Улана знала: она и все, что вокруг, – единый живой поток. В этом потоке есть постоянное развитие – движение, которое поддерживается вновь приходящими на Землю.

И она, повинуясь какой-то внутренней потребности, отправилась в удивительное путешествие. Путешествие, которое на земном языке называется жизнь.

МАРА

Она открыла глаза и увидела щербатый потолок своей квартиры. Рядом с ней спал теплый комочек – ее доченька. В квартире было тихо, сиро.

Мара уловила какие-то новые полутона в своем утреннем пробуждении. Ей захотелось потянуться и, соскочив с постели, рассмотреть себя в зеркале. Это было очень необычное для нее желание, потому что в зеркало она смотрелась только для того, чтобы накрасить глаза да припудрить носик перед выходом на работу. Сейчас же, разглядывая себя в зеркале, Мара поняла, что не просто проснулась, она очнулась от какого-то липкого, тягучего состояния полужизни. Вчера после долгого разговора с Онной у нее что-то треснуло и рассыпалось внутри. И среди этой разрухи сегодня она почувствовала доселе незнакомое, а может быть, хорошо забытое желание… Мара стала вспоминать ЕЁ слова: – Ты имеешь столько граней, сколько людей сейчас живет на нашей планете. Ты можешь понять каждого из них и жить в гармонии с любым человеком. И это касается каждого из нас. Первый практический опыт сожительства мы получаем в семье. Ребенок учится общению с первых дней своей жизни. И научиться общаться ему необходимо для того, чтобы выжить в этом мире. В процессе такого общения – выживания – ребенок использует только некоторые грани своей личности, забыв про другие за ненадобностью. Если в детстве ты слышала часто «НЕТ», то все реже разрешала себе просить что-то, мечтать о чем-то. И, начиная самостоятельную жизнь, мы по привычке, как в детстве, боимся мечтать, боимся попросить.

Тут Мару осенило. Она нашла название своему желанию. И название это – «БЫТЬ ЛЮБИМОЙ». Из привычного серого, спрессованного чувства «Ничего не хочу» жарким щемящим потоком разлилось «ХОЧУ БЫТЬ! ХОЧУ БЫТЬ ЛЮБИМОЙ!» И в то же мгновение возник вопрос: «Как это сделать?»

Вопрос возник и завис, как солнечная пушинка в знойном воздухе тишины.

ДЖИЛА

Все, что она делала или не делала, она сверяла со своим внутренним цензором. Так как ей всегда было важно знать: правильно ли она поступает в том или ином случае? верной ли дорогой идет?

Имея ученую степень и перелопатив гору умных книг, Джила так и не нашла волшебного компаса, который можно было бы настроить на свой жизненный путь и пройти его, минуя все невзгоды. Более того, знания, которые она накопила за годы учебы, увы, совершенно не пригодились ей в семейной жизни. С каждым годом росло напряжение в отношениях с мужем, копились обиды, как незаживающие, саднящие раны. А вопрос «Как сделать правильно, чтобы всем в семье было хорошо?» так и оставался открытым.

И однажды Джила услышала раздирающую уши информацию: «Куда бы ни шел человек, он ВСЕГДА ИДЕТ СВОЕЙ ДОРОГОЙ. И на своем пути он познает свои возможности и накапливает жизненный опыт. Остановись, посмотри: что ты имеешь в настоящий момент? что тебе хочется сохранить, а что улучшить из того, что есть? И каждое утро подумай: «Что я могу сегодня сделать чуть лучше?» После такой новости Джиле показалось, что в голове все перепуталось и понеслось кубарем в какой-то феерической пляске… В этой карусели крепла и стучала настойчиво только одна мысль-догадка: «Чтобы улучшить отношения в семье, надо разобраться с собой: ЧТО я хочу и КАК я хочу жить со своими близкими». И, словно из самого далекого далека, она услышала:

– Никто ничего не сделает за тебя, только ты сама. Сама.

ЗВЕЗД

Его имя перекликалось с его внутренним содержанием. Он был по жизни фейерверком. Однажды поставив цель, он следовал ей. И сейчас, имея весомый багаж личного опыта, он почувствовал себя канатоходцем. Звезд физически ощутил соприкосновение пульсирующего каната и чутких ног.

Это была победа! Это был отличный результат. Теперь он чувствовал, доверял своим чувствам и шел от события к событию, удерживая равновесие. Равновесие эмоций и действий, желаний и возможностей. Душа его была спокойна, а голова ясна. Теперь многое было просто и понятно. Было только одно «но». Чтобы фейерверк сверкал и горел, необходимо его чем-то питать. И это ЧТО-ТО – наши постоянные поиски: зачем, почему, как?

И Звезд знал это. А значит надо заглянуть в запасники души своей и посмотреть, что можно сейчас вытащить и использовать как «топливо». «Топливо» – это что-то, спрятанное от самого себя, потому что болит, пугает. Только доставая из глубины души свои прежние страхи и боль, ты сегодня можешь более полно увидеть все, что пережил когда-то. И опираясь на сегодняшний опыт, понять, чему научили тебя те далекие события. А приняв и поняв все пережитое, ты получаешь освобождение от давно саднящей обиды или страха. Освобождение дает возможность твоим природным силам и энергии двигаться без преград – эта энергия и есть фейерверк. Можно сказать, что происходит волшебство: боль превращается в фейерверк, и ты можешь дальше сиять и гореть.

Умение распознавать истинную боль есть мудрость зрелости.

Звезд остановил бег мыслей. Соединился с мерным дыханием Вселенной… И скальпелем Веры вскрыл запечатанную рану души своей…

РИСС

Рисс был звонким и четким, как степ. Тело его было упругим и подвижным. В голове постоянно рождались-зрели умозаключения, соображения на ту или иную тему. Потом это куда-то проваливалось, и возникали новые мысли-домыслы. Его мозг постоянно творил и вытворял. И даже во сне Рисс жил в каких-то почти реальных красочных мирах. Ему это нравилось. Это был его мир. Он придумывал в своем мире свои правила игры и ревностно оберегал их от внешнего вторжения. Поэтому, общаясь с людьми, он был немногословен и четко отслеживал свое личное пространство. Войти в это пространство мог только друг, да и то недалеко и ненадолго. Из своего опыта Рисс понял, что лучше держаться на расстоянии, чтобы не дать возможности кому-либо залезть грязными ногами в свою жизнь. Рисс был одинок. Никто даже и не догадывался, что в этом энергичном, иногда жестко категоричном мужчине жил нежный, чуткий ребенок. Именно этого мальчика и оберегал Рисс.

– Мы, вырастая, остаемся внутри детьми. Наши нереализованные детские мечты не оставляют нас и в зрелом возрасте, – размышлял Рисс. – Я не могу забыть, как мать навязывала мне свои образы мыслей и действий, критикуя меня и мои увлечения. До сих пор от этих воспоминаний в душе все клокочет. Но пока ты ребенок, ты просто приспосабливаешься, – Рисс горько вздохнул. Он жил со своими родителями, держа свой мир за семью замками, мечтая о свободной взрослой жизни, когда он сможет сам решать, с кем быть и что делать. Рисс даже не предполагал, что, когда он уйдет от родителей, его одиночество и постоянная настороженность станут, с одной стороны, потребностью, а с другой – болью. Перебирая в памяти события своей жизни, он пришел к выводу, что, не имея в детстве родительского одобрения и похвалы в его мальчишеских поисках и победах, он и сейчас, будучи уже мужем и отцом, так и не нашел такого желанного и пока еще не изведанного чувства покоя и удовлетворения. Как когда-то в детстве, выслушивая критику в свой адрес, Рисс сейчас сам критиковал себя, придирался. А когда в словах жены ему слышались нотки упрека и раздражения, спешил защититься от нее резким и обидным словом или убегал из дома по делам, которые он так умело себе придумывал.