Оксана Петровна Панкеева
Пересекая границы

– Ты не настолько ценный кадр, чтобы тобой дорожить. Не думай, что я тебя не убью. От тебя толку никакого, а так, по крайней мере, будет весело. Считаю до трех.

– Шеф, не надо! – вдруг сказал палач. – Лучше отдайте его мне.

Я тогда не понял, к чему это. А Блай прикрикнул на своего подчиненного и снова обернулся ко мне:

– Считаю до трех…

Можешь меня презирать. Наверно, меня и следует презирать. Я трус. Я достоин презрения. И совсем недостоин того, чтобы ты меня жалела и утирала мне слезы. Ты просто добрая девушка, вот и жалеешь кого ни попадя… Нет, расскажу до конца. Только налей мне, пожалуйста, вон из той бутылки… спасибо.

Король мне потом не раз говорил, что я дурак, что надо подходить к вопросу логически, что этот парень все равно не дожил бы до конца недели, а меня и в самом деле могли убить… Что он на моем месте поступил бы точно так же, причем не дожидаясь, пока ему сунут ствол под нос… Не знаю. Может, он и прав по-своему. Но мне глаза того парня до сих пор снятся. Я вижу, как нож хлеборезки крошит его пальцы, потом кисть и как это все по кускам выпадает с другой стороны. Я слышу его крик.

Очнулся я тогда в луже собственной блевотины, помню, что у меня были мокрые штаны…

– Ух, ты! – восхитилась Ольга, восторженно трогая пальчиком серый туман. – Это и есть телепортация? А где мы?

– В моей библиотеке, – объяснил Элмар. – Пойдемте, я покажу вам вашу комнату. Не хочется среди ночи будить слуг. Позвольте ваш мешок.

– Спасибо… – смутилась девушка. – Я сама. Он не тяжелый. Ну, не очень тяжелый…

– А как получилось, что вы переместились вместе с мешком? – полюбопытствовал принц-бастард, пропуская даму в дверь.

– Он был у меня на плечах, – пояснила та. – Я шла с поезда домой. Поэтому была с вещами… Вам что-то непонятно?

– Непонятно, – признался Элмар. – Что такое поезд?

– На нем путешествуют на большие расстояния.

– Вроде почтовой кареты? И вы шли пешком со станции?

– Именно так! – подтвердила Ольга. – Поезд прибывает поздно вечером, было уже темно… И тут этот маньяк гребаный… Ой, извините…

Элмар вспомнил просьбу короля не ругаться по-варварски и усмехнулся.

– Ничего, – сказал он. – По крайней мере, будет проще с вами общаться. А то моя изысканная речь меня уже начинает раздражать.

– Так говорите нормально, – засмеялась девушка. – Зачем же над собой издеваться?

– Проходите, – принц распахнул дверь. – Располагайтесь. Можете умыться вот за этой дверью и ложиться спать.

– Спасибо… А вы тоже пойдете спать?

– Нет, – поспешно ответил Элмар, опасаясь, что сейчас-то все и начнется. – Вы спите, а у меня еще есть дела. Спокойной ночи.

– Но я не хочу спать, – растерялась девушка. – Да и не смогу после такого… А спать обязательно?

– Тогда спускайтесь в библиотеку, – предложил Элмар, понимая, что влип. Надо было сказать, что он тоже пойдет спать. И просто запереть спальню. – Поговорим еще. Вы не голодны?

– Нет. А… здесь можно курить?

– Вы курите? У вас принято, чтобы женщины курили, или это только ваша особенность?

– У нас это личное дело каждой женщины. А у вас?

– У нас… – Элмар слегка задумался. – Видите ли, у нас не каждая женщина может себе позволить… э-э… вести себя так, как она считает нужным. Курят, в частности, воительницы, волшебницы и… э-э…

– И шлюхи, – закончила за него Ольга. – Правильно? Но вы же не решите, что я шлюха, если я закурю?

– Ни в коем случае! – спохватился принц-бастард. – Я хотел сказать, «и барды», про шлюх я как-то забыл… И сказал только затем, чтобы предупредить, что вам не стоит делать этого в общественных местах. Ладно, если вас примут за шлюху, но могут и за воительницу, что гораздо опаснее.

– Чем?

– Например, вас могут вызвать на поединок, – пояснил Элмар. – Я ожидаю вас в библиотеке, приходите, когда будете готовы.

Домашний наряд гостьи показался Элмару еще забавнее дорожного костюма. Бесформенные шаровары, похожие на костюмы жителей пустынь, были еще ничего. Пушистые тапочки в виде зайчиков могли бы, наверное, вызвать истерический смех даже у непробиваемого короля Шеллара. А тонкая черная рубашечка с короткими рукавами была вообще неописуема. На рубашечке имелся жуткий рисунок, при виде которого любой некромант удавился бы от зависти.

– Я что, так смешно выгляжу? – смутилась Ольга, заметив неудачные попытки Элмара сдержать хохот. – У нас это нормально… Или такая футболка кажется неприличной?

– Нет… – простонал принц-бастард, не выдержав наконец и рассмеявшись от души. – Но ваши тапочки… Они такие забавные… Я таких никогда не видел…

Девушка тоже засмеялась и объяснила:

– Они для того и сделаны, чтобы в них было весело.

Они посмеялись вместе, сначала над тапочками, потом над умирающим от зависти некромантом, которого Элмар весьма живо описал. Потом гостья спросила:

– А у вас и некроманты есть? Прямо так запросто ходят и колдуют?

– Да нет… – Элмар вспомнил, как об этом высказался однажды Жак, и повторил его слова: – С некромантами у нас примерно такая же ситуация, как у вас с наркотиками. Это запрещено законом, все знают, что это плохо, но, если надо, можно нанять некроманта чуть ли не на любом углу. Только места надо знать.

– Люди и в Африке люди! – удивилась Ольга. – То, что нельзя, делают охотнее всего.

– Совершенно верно, – согласился Элмар. – Взять хотя бы Мафея. Сколько раз ему говорилось, что опасно тащить из других миров что ни попадя. Доигрался – получил по башке. А мог бы и похуже неприятности иметь.

– Скажите, ваше высочество… Мне показалось, или ваш брат… он… на эльфа похож?

– Он и есть эльф.

– И вы – братья? – удивилась Ольга. – Или это какая-то семейная тайна?

– Да нет, ничего таинственного здесь нет… Если хотите, расскажу вам о своей семье, все равно я должен вам рассказывать о нашем мире, надо же с чего-то начать… Не желаете вина?

– С удовольствием! – обрадовалась девушка.

После первого бокала Элмар попросил не обращаться к нему «ваше высочество», а называть просто по имени. От этого «высочества» несло чем-то отвратительно официальным. Ольга полностью с ним согласилась и сказала, что официальщину тоже не любит, так же как и начальников. За это они выпили по второму, на чем бутылка кончилась, и пришлось лезть в буфет за следующей. Девушка достала пачку своих иномирских сигарет и предложила принцу попробовать. Узнав, что он не курит, тут же озабоченно уточнила, не будет ли она ему мешать.

– Курите, если вам угодно, – засмеялся Элмар. – Мне не мешает дым. С моим дорогим кузеном и не к тому привыкнешь. Я его вообще не помню без трубки… Но начну по порядку. Когда-то у нас была большая и нормальная королевская семья. Мой отец, прежний король Деимар XII, был человек широкой души и очень любил три вещи: оружие, порядок и женщин. Причем две последние постоянно входили между собой в противоречие. Только законных детей у него было пятеро, а таких, как я, вообще никто не считал, потому что матери не приносили их ко двору и не требовали признать. Девочек, например, вообще не принято признавать…. До сих пор достоверно неизвестно, где они и сколько их, но это к делу не относится. Тот факт, что у батюшки всегда были нелады с арифметикой и он постоянно ошибался при счете до тринадцати, общеизвестен…

– Постойте, постойте… – растерялась Ольга. – Я чего-то не догоняю, при чем тут арифметика и счет до тринадцати?