Оксана Петровна Панкеева
О пользе проклятий

Они поспешно отошли от края, после чего король остановился в указанном ему мэтром Силантием месте, а Жак отошел еще метров на двадцать.

– А как они узнают, что мы их ждем? – спросил король, осматриваясь по сторонам.

– Нас хорошо видно на снегу, – пояснил маг. – Сейчас прилетит кто-нибудь. Мы с ними договаривались на это время.

Жак тоже завертел головой, осматриваясь, чтобы не пропустить момент, когда появится дракон, но все-таки пропустил. Огромная золотистая туша легко взмыла над краем обрыва и, тормозя крыльями, стала садиться на плато почти рядом с людьми. Поднятый крыльями ветер швырнул несчастного Жака назад, и он, не удержавшись на ногах, мягко шлепнулся в снег. Король сумел удержаться, только чуть попятился, прикрывая от ветра лицо. Скала гулко содрогнулась, дракон приземлился на задние лапы, оперся на хвост, как кенгуру, и сложил крылья. Жак, который только успел встать на ноги, невольно сделал еще несколько шагов назад и снова приземлился на пятую точку. Больше он решил не вставать, тем более что ноги его совсем перестали слушаться. Королевский шут с тихим ужасом наблюдал, как дракон встал на четыре лапы, вытянул шею так, что почти уперся мордой в короля, и что-то профыркал.

– Это Урр, предводитель стаи. Он вас приветствует, – пояснил Силантий.

– Я тоже его приветствую, – жизнерадостно откликнулся король. – Что я должен сделать для этого?

– Пока ничего, я просто переведу ваши слова.

Дракон выслушал ответное фырканье Силантия, качнул головой, приоткрыл пасть и высунул язык.

– Не бойтесь, он хочет вас потрогать, – предупредил маг.

Король спокойно кивнул. Жак, оцепенев от ужаса, смотрел, как длинный раздвоенный язык дракона обвивает человеческую фигурку, казавшуюся совсем крошечной рядом с массивной золотой тушей, и боролся с желанием зарыться в снег с головой. Шеллар с любопытством оглядел драконий язык и спросил:

– А мне его можно потрогать? Или это будет неуважение с моей стороны?

– Можно, – ответил Силантий. – Они любят, когда их трогают. Только не за язык.

Король протянул руку и осторожно погладил золотистую чешую на морде. Дракон снова коротко фыркнул и втянул язык. Потом поднял голову повыше и громко рявкнул.

– Он говорит: ваш спутник его боится, а вы – нет. Почему?

– Наверное, потому, что все люди разные, – предположил король. – Он поймет, если выразиться так?

Маг пожал плечами и зафыркал по-драконьи. Дракон повертел мордой, снова рявкнул несколько раз и опустил голову почти до земли.

– Урр понял. Сказал, что к ним часто обращаются маги, иногда – герои, но человеческих королей он еще никогда не видел. Ему интересно. Излагайте свой вопрос, он слушает.

– Спросите его… Скажите примерно так: мы знаем, что драконы – мудрые волшебные существа, они живут вдали от людей и стараются не иметь с ними дела. Почему иногда некоторые драконы прилетают к людям, нападают на них и вообще ведут себя агрессивно?

Золотистая голова Урра еще раз приподнялась, бросила взгляд на Жака и отрывисто фыркнула.

– Он говорит: потому что драконы тоже разные, – перевел Силантий.

– А чем эти отличаются от других? Они не хотят жить со своими сородичами, просто ненавидят людей или они агрессивны от природы и им все равно, на кого нападать?

Предводитель стаи внимательно выслушал вопрос и, не задумываясь, рявкнул.

– Он сказал, – переводил мэтр, – ни один дракон не станет по доброй воле жить среди людей, кроме ненормальных извращенцев или изгнанников, которых отвергла стая и которым негде больше жить.

– А к какой категории относится тот, которому мы платим дань? Он себя называет Скорм Непобедимый и живет в Зеленых горах на границе Ортана и Мистралии.

Как только Силантий перевел вопрос, стоящий до этого спокойно дракон заревел, зарычал, захлопал крыльями и несколько раз лупанул хвостом по плато, так что скала содрогнулась. Жак представил себе, что сейчас он еще и огнем плюнет для полного комплекта, и ему стало совсем нехорошо.

– Он обиделся? – забеспокоился король. – Я что-то не то сказал?

– Нет, насколько я понял, Урр просто терпеть не может этого Скорма. Если опустить нецензурные выражения, он говорит, что Скорм всегда был наглым, самоуверенным мерзавцем и самым гнусным извращенцем, какого видел свет. Они пятьдесят лет не могли от него отделаться, и, когда тот покинул стаю, это было всеобщим праздником. Урр не возражает, если люди убьют Скорма.

– Я благодарен ему за разрешение, – поклонился Шеллар, – но, может, он посоветует, как это сделать? Ни один герой до сих пор не мог Скорма победить. В чем его сила, если даже сородичи не могли с ним справиться?

Дракон, выслушав фырканье Силантия, снова замахал хвостом, на этот раз значительно спокойнее, хотя Жак уже живо представлял себе две кровавые лепешки на белом снегу. Потом Урр опять опустил голову на уровень лица короля и зафыркал.

– Он говорит, что Скорм мастер марайи и побеждает хитростью, – переводил мэтр и добавил: – Что такое марайя, я вам объяснить не могу, мне самому не объяснили, хотя я пытался когда-то это выяснить. Урр тут тоже не помощник, это понятие из области магии, а он – воин, так что спрашивать бесполезно.

– Тогда уточните, можно ли с этой самой марайей бороться? Не обязательно знать, что это такое, но, может, он даст практический совет?

Силантий старательно перевел, а дракон замурлыкал, как кошка, и выпустил из ноздрей две струйки серого дыма.

– Он говорит, марайя действует не на всех, – немного подумав, видимо стараясь правильно подобрать слова, сказал переводчик, – некоторые люди к ней устойчивы и их не удается обмануть. Если вы найдете таких героев, они смогут победить Скорма.

– Что ж, поблагодарите его, – вежливо поклонился Шеллар. – Все-таки теперь есть над чем поразмыслить… Сяду, закурю трубку и подумаю.

Маг и дракон в очередной раз обменялись серией фыркающих звуков, после чего переводчик обратился к королю с улыбкой:

– Урр спрашивает: что такое закурить трубку?

– Повелитель стаи драконов никогда не видел, как люди курят? – удивился король.

– Разумеется. Он не видел людей в их естественной… среде обитания, а при общении с драконом никто не наглеет настолько, чтобы закурить в его присутствии.

– Ему показать? Или просто объяснить принцип? – спросил король.

– Показать. Принцип я ему объяснил, теперь он хочет посмотреть.

– С удовольствием, – засмеялся Шеллар и достал из кармана трубку и кисет. – Я как раз думал о том, что неплохо бы закурить.

– Они иногда ведут себя совершенно непредсказуемо, – пожал плечами мэтр Силантий. – Видимо, Урр находит вас странным, и ему просто любопытно.

Король набил трубку и зашарил по карманам в поисках спичек. Дракон наблюдал, опустив голову и чуть склонив ее набок, словно присматриваясь. Первая спичка погасла немедленно, едва успев вспыхнуть. Король сложил ладони коробочкой и попробовал еще несколько раз, но ветер все равно задувал огонь, едва тот успевал загореться. Последовал очередной обмен фырканьем, и мэтр Силантий сказал:

– Если вам нужно для этого добыть огонь, он вам предлагает помочь.

– А не будет ли это слишком жарко? – осторожно поинтересовался король.

– Ну что вы, он же понимает, насколько мелкие и хрупкие создания люди. Он пустит самую тонкую струю пламени чуть в сторону от вас.

– Спасибо, давайте попробуем.

«У него что, совсем мульки выбило? – в ужасе подумал Жак, представив себе, что останется от его величества после такого экзотического способа прикурить. – Экстремал хренов! А потом я притащу домой горстку пепла и буду объяснять Мафею, что мэтр Истран был прав насчет вреда курения?» Шут даже попытался встать, но не успел.

Дракон повернул голову в сторону и выпустил из полуоткрытой пасти струю огня. Король поджег весь коробок, от которого и раскурил свою любимую трубку. Затянувшись несколько раз, Шеллар посмотрел на дракона, задрав голову, и, подражая ему, выпустил дым через ноздри. Дракон сел на хвост, вытянул шею почти вертикально вверх, устремив морду к небесам, и протяжно взвыл.

– Он в восторге, – перевел Силантий. – Вы ему необыкновенно понравились. Поздравляю, ваше величество.