Оксана Петровна Панкеева
О пользе проклятий

– Не знаю, – пожал плечами королевский шут. – Мы же ничего такого, когда он зашел, не делали. Ну, подумаешь, испортили пару кристаллов, что тут страшного? Он же все равно не разбирается в них, в магии не смыслит. А мэтр тоже не поймет, он просто такую идею не воспримет, даже если ему прямым текстом сказать.

Они поднялись в спальню, где Жак принялся копаться в шкафу, добывая оттуда теплые вещи, а Мафей уселся на тумбочку и снова спросил:

– А может, такие кристаллы просто не годятся? Вдруг для этого нужен принципиально новый вид кристалла?

– Я же в этом ничего не понимаю, – вздохнул Жак. – Попробуй. Ты имеешь представление, как это делается?

– Не очень. Мы еще не проходили структуры кристаллов.

– А что ты сейчас изучаешь?

– Сейчас мэтр активно знакомит меня с премудростями медицины. Не знаешь почему?

– Наверное, чтобы ты мог в случае чего ему помогать. Знаешь ведь, что король принципиально не желает иметь дела с придворным мистиком, потому что не доверяет ему. И получается, что весь этот кусок работы ложится на плечи бедного мэтра Истрана, как будто у него других дел мало. Хорошо еще, что наш король мужик здоровый и ничем страшнее насморка пока не болел, но всяко бывает.

– Но о болезнях он мне ничего не рассказывает. Пока мы учим, как оказывать первую помощь, останавливать кровь, лечить раны, реанимировать… И еще очень подробно углубились в токсикологию. Распознавание ядов в различных средах, симптомы, дозировка, противоядия. Жак, иногда мне становится страшно. Мэтр Истран мне чуть было не показал стазис, заклинание для магистра! И это при том, что мне постоянно попадает, когда я сам пытаюсь забежать вперед! А тут сам заговорил об этом магистерском заклинании. Я видел на его лице мучительные раздумья, еще чуть-чуть – и он бы решился…

Жак вздохнул:

– И в кого ты такой сообразительный? Да не бойся, Мафей, это мэтр на всякий случай. Это не значит, что тебе непременно на днях понадобятся эти знания. А при чем тут стазис, я вообще не понял.

– Когда яд быстродействующий, – тихо пояснил эльф, не поднимая глаз, – единственный способ попытаться спасти пострадавшего – бросить в стазис. Остановить время.

– Если бы все было так серьезно, – авторитетно успокоил принца Жак, – мэтр Истран тебе этот самый стазис все-таки показал бы. Так что не бери дурного в голову и тащи нас назад, а то король ждет.

Мафей спрыгнул с тумбочки.

– Не знаю… – задумчиво произнес он, – мэтр ничего просто так не делает, раз именно сейчас так интенсивно учит, значит, у него есть основания опасаться, что кого-то могут попытаться убить. Либо его самого, либо Шеллара.

– Ну с чего ты это взял?! Давай поговорим об этом потом, ладно? А то его проницательное величество точно что-нибудь заподозрит.

Король, вопреки опасениям, не затруднял себя вычислениями и подозрениями, а сидел в кресле, увлеченный томом увесистой рукописи.

– Я готов! – объявил Жак.

Его величество отложил талмуд и пожаловался:

– Ох и пишет эта Ольга! Ничего не понятно – глаза сломаешь! Неужели руны так сложны для написания?

– На родном языке она пишет еще хуже, – засмеялся Жак. – У нее просто такой почерк. И с чего это вам вздумалось подряжать ее на переписку книг?

– А кому еще я мог поручить переписку книг иного мира? Тебе? Ты, как мне кажется, вообще писать не умеешь и до сих пор автоматически пытаешься нащупать виртуальную таблицу символов, когда тебе суют в руки перо.

– Писать я, между прочим, умею, – перебил Шеллара III шут и, зачем-то посмотрев на свои руки, спрятал их за спину.

– Да ладно! Просто хотелось дать Ольге возможность подзаработать, раз я больше ничем не могу ей помочь. У нее же постоянно нет денег. Давно хотел тебя спросить. Ты не знаешь, куда она жалованье девает?

– Да кто вам сказал, что Ольга безденежная? – удивился Жак. – Элмар? Побольше его слушайте. Ваш кузен привык, что ему деньги девать некуда, и не понимает, как они могут закончиться.

– По моим подсчетам, Ольге должно хватать на жизнь, – возразил король.

– А вы в своих подсчетах учли, что она снимает квартиру с ванной и водопроводом? Для человека конца двадцатого века это не роскошь, а необходимость. Сами знаете, сколько у нас такая квартира стоит. И увлечения у нее не из дешевых: книги, музыкальные кристаллы, боеприпасы для любимой игрушки…

– Я понял, – перебил его король. – А чего это ты расселся? Вставай, и пойдем в кабинет. Нас уже ждут.

– Ваше величество, а что это за фигня такая, будто вы Ольге ничем не можете помочь? – поинтересовался Жак, когда они вышли в коридор. – Так-таки и ничем?

– А чем же? Есть какая-то дельная мысль? Поделись!

– Да нет, она вовсе не дельная, а просто по-человечески… Чего вы с ней перестали общаться? Мы все с Ольгой часто видимся: и я, и Элмар с Азиль, и Тереза, и даже Мафей иногда заглядывает. А вы что, стесняетесь? Или решили, раз уж возможный роман накрылся некромантским проклятием, то не подобает его величеству чисто по-дружески водиться с особой низкого происхождения?

– Жак, прекрати нести чушь, – поморщился Шеллар. – Неужели ты действительно так обо мне думаешь?

– А как перемену вашего отношения можно расценивать по-другому? Или просто разобиделись и ваше королевское достоинство не перенесло отказа? Так от предложения в такой свинской форме и я бы отказался. А Ольга, между прочим, по вас скучает. Она-то никогда не рассматривала вас как потенциального кавалера, а так вот обрывать отношения из-за дурацкого проклятия для… э-э-э… просто друга – как-то странно. Гулять больше не водите, познавательными беседами за бутылочкой не развлекаете, на охоту не приглашаете, даже этот заказ на переписку книг через меня передали. Некрасиво получается, ваше величество. Ухаживали-ухаживали, а как попала дама в неприятности, сразу бросили. Что-то мне это до боли напоминает… Ах да, вспомнил, была такая девица по имени Альбиона, о которой вы, помнится, отзывались с величайшим презрением и крайним непониманием, когда она разорвала помолку с вашим кузеном…

– Давай об этом потом поговорим, – перебил его король. – Мне надо сосредоточиться и подумать о деле.

– Хорошо, – согласился Жак. – Будете должны.

– Что должен? – не понял Шеллар.

– Разговор.

– Как скажешь, – улыбнулся король, открывая дверь своего кабинета. – Хотя я и не хотел бы это с кем-либо обсуждать, но ты же все равно не отцепишься… Познакомься, это мэтр Силантий.

Жак уважительно пожал руку пожилому поморцу и представился. Хотя мэтр Силантий был особой известной и занимал у себя на родине почетную должность придворного мага, лично Жак с ним знаком не был. Отчасти из-за натянутых отношений между королями, а еще и из-за того, что, по официальной версии, сам королевский шут происходил из Поморья, из-за чего Шеллар III всячески ограничивал его контакты с «соотечественниками».

Мэтр Силантий величественно качнул косматой седой гривой, поправил широкий кушак, за который была засунута шапка, и приказал:

– Шапку сними, юноша. Драконы не любят.

– Почему? – полюбопытствовал король и тоже сунул шапку за пояс, так и не надев ее.

– Не любят, и все. Ты, юноша, когда его величество будет говорить, постоишь молча в сторонке. А вы, ваше величество, постарайтесь не упоминать в разговоре вашего кузена-героя, как будто его у вас вообще нет.

– Чего еще не любят драконы? – поинтересовался на всякий случай король. – Чтобы мы их нечаянно чем-нибудь не обидели.

– Не переносят малейшей непочтительности со стороны людей. Не любят они, когда людей много, когда шумят, когда говорят глупости, когда пугаются… оружия очень не любят, – и, обернувшись к Жаку, отдельно подчеркнул: – Ни в коем случае не орать, не визжать, не шарахаться и не падать в обморок.

Король молча достал пистолет и положил на стол.

– Мы готовы, мэтр Силантий. Если что-то будет не так, предупреждайте. Скажу что-то не то, поправьте при переводе.

– Обязательно, – пообещал маг и стал открывать телепорт. Жак поспешно вцепился в рукав короля. «Ну на кой мне это надо? – успел подумать он. – Зачем я согласился? Проклятое любопытство, вечно меня на подвиги тянет…» В следующий миг порыв ветра чуть не сбил его с ног, и королевский шут с трудом удержался на ногах.

Они оказались на огромном заснеженном плато, продуваемом со всех сторон, и вокруг, насколько можно было окинуть взглядом, простирались бесконечные горы. Справа белоснежные пики вонзались в ослепительно синее небо, на котором не было ни единой тучки или облачка, а слева в лазурном небе висело золотое солнце. Далеко впереди плато упиралось в отвесную скалу, а немного позади обрывалось в глубокое ущелье.

– Отойдите от края, – посоветовал маг. – Подальше, чтоб ему было где приземлиться, а то придавит или сдует. И стойте покрепче – когда драконы приземляются, поднимают сильный ветер.