bannerbanner
Земля огня
Земля огня

Полная версия

Земля огня

Настройки чтения
Размер шрифта
Высота строк
Поля
На страницу:
3 из 4

«Форт Тируса», – сказал Кендрик, подойдя к ней. – «Должно быть, они разрушили его».

Гвен посмотрела вверх на потолок и поняла, что он, вероятно, прав. Что еще могло вызвать такую лавину камней? Очевидно, драконы были в ярости, намереваясь уничтожить на острове все до единого. Она знала, что это только вопрос времени, пока они не ворвутся и в это помещение.

Во внезапном затишье Гвен была потрясена, услышав душераздирающий детский плач, разрезавший воздух. Этот звук ножом пронзил ее в грудь. Она не могла в то же мгновение не подумать о Гувейне и, когда плач где-то над землей стал громче, часть ее – все еще переживавшая о разлуке с сыном – убедила ее, что это на самом деле Гувейн там, наверху, и он зовет ее. Разумом Гвен понимала, что это невозможно: ее сын находится в море, далеко отсюда. Но сердце умоляло о том, чтобы это была правда.

«Мой ребенок!» – закричала Гвен. – «Он наверху. Я должна спасти его!»

Она побежала по ступенькам, когда почувствовала чьи-то руки на своих.

Обернувшись, Гвен увидела своего брата Риса, который удерживал ее.

«Миледи», – сказал он. – «Гувейн далеко отсюда. Это крик другого ребенка».

Гвен не хотела, чтобы это было правдой.

«Тем не менее, это ребенок», – сказала она. – «Он там один. Я не могу позволить ему умереть».

«Если ты поднимешься туда», – предупредил Кендрик, сделав шаг вперед, закашлявшись из-за сажи. – «Нам придется закрыть за тобой двери и ты останешься там одна. Ты умрешь там».

Гвен не могла мыслить ясно. Она слышала крик ребенка, знала, что он там один и понимала, что, прежде всего, она должна спасти его, чего бы это ни стоило.

Гвен отмахнулась от рук Риса и побежала к лестнице. Она поднималась через три ступеньки и, прежде чем кто-то отреагировал, сняла металлический шест, баррикадирующий двери, и уперлась в них плечом, толкая их изо всех сил, подняв ладони.

Гвен закричала от боли, потому что металл был таким горячим, что обжег ее ладони, и она быстро убрала руки. Не останавливаясь, в следующую минуту она накрыла свои ладони рукавами и толкнула двери.

Гвендолин не могла остановить кашель, вырвавшись на дневной свет, вместе с ней из подвала вылетели облака черного дыма. Упав на поверхность, девушка прищурилась от света, после чего посмотрела прямо перед собой, подняв руку к глазам. Она была потрясена, увидев одну большую волну разрушения. Все, что стояло еще несколько минут назад, теперь было стерто с лица земли, превратившись в клубы дыма и обугленный щебень.

Снова послышался крик ребенка, наверху он раздавался громче, и Гвен оглянулась по сторонам, ожидая, пока черные облака дыма рассеются. В дальней части двора она увидела на земле ребенка, завернутого в одеяло. Гвен увидела рядом с ним лежащих родителей. Сгорев заживо, они были мертвы. Каким-то образом ребенок выжил. Ощутив приступ боли, Гвен подумала, что, возможно, мать умерла, заслоняя его от пламени.

Вдруг рядом с ней появились Кендрик, Рис, Годфри и Штеффен.

«Миледи, Вы должны вернуться сейчас же!» – умолял Штеффен. – «Вы умрете здесь!»

«Ребенок», – сказала Гвен. – «Я должна спасти его».

«Ты не можешь», – настаивал Годфри. – «Тебе не удастся вернуться живой!»

Но Гвен было все равно. Ее разум был сосредоточен на ребенке, и все, что она видела, все, о чем она могла думать, был ребенок. Она вытеснила из своего сознания остальной мир, зная, что ей нужно спасти его так же, как ей нужно дышать.

Остальные попытались схватить ее, но Гвен не испытывала страха. Она стряхнула с себя их руки и помчалась к ребенку.

Гвен бежала изо всех сил, ее сердце бешено колотилось в груди, пока она пробиралась через щебень, через клубы вздымающегося черного дыма и пламени вокруг нее. Черный дым был щитом и, к счастью для нее, драконы ее еще не увидели. Гвен бежала через двор, через облака, видя только ребенка, слыша только его крики.

Девушка продолжала бежать, ее легкие горели, пока она, наконец, не добралась до ребенка. Она нагнулась, подняла ребенка и тут же осмотрела его лицо: какая-то часть ее ожидала увидеть Гувейна.

Гвен упала духом, увидев, что это не он. Это была девочка. У нее были большие прекрасные голубые глаза, полные слез. Она кричала и дрожала, сжав ручки в кулачки. Гвен была рада держать в руках другого ребенка, чувствуя, словно таким образом она компенсирует то, что отправила отсюда Гувейна. И после беглого взгляда в сверкающие глаза ребенка, Гвен уже видела, что девочка прекрасна.

Облака дыма поднялись и Гвендолин вдруг оказалась незащищенной в дальнем конце двора, сжимая в руках плачущего ребенка. Она посмотрела вверх и в сотне ярдах увидела дюжину свирепых драконов с огромными сверкающими глазами. Они все повернулись и посмотрели на нее. Они остановили на ней взгляд, полный восторога и ярости, и Гвен увидела, что они собираются ее убить.

Драконы поднялись в воздух, взмахнув своими огромными крыльями, которые показались невероятно большими с такого близкого расстояния, и направились к ней. Гвен приготовилась к худшему, прижимая к себе ребенка, зная, что ей не удастся вернуться вовремя.

Вдруг послышался звук вынимаемого меча и, обернувшись, Гвен увидела своих братьев Риса, Кендрика и Годфри, Штеффена, Брандта, Атмэ и всех членов Легиона, которые встали рядом с ней, вынув мечи и щиты, чтобы защитить ее. Они образовали круг вокруг Гвендолин, подняв щиты к небу, приготовившись умереть за нее. Гвен была глубоко тронута и воодушевлена их храбростью.

Драконы бросились на них, открыв свои огромные челюсти, и они приготовились к неизбежному пламени, которое убьет их всех. Гвен закрыла глаза, увидела своего отца и всех тех, кто был важен в ее жизни, и приготовилась встретиться с ними.

Внезапно послышался ужасающий крик и Гвен вздрогнула, подумав, что это первая атака.

Но затем она поняла, что это другой крик, который она узнала – крик старого друга.

Гвен посмотрела на небо позади себя и была потрясена, заметив одинокого дракона, летящего в небе, спешащего сразиться с приближающимися к Гвен драконами. Еще больше девушка обрадовалась, увидев на спине дракона человека, которого она любила больше всех в этом мире – Торгрина.

Он вернулся.

Глава шестая

Тор сидел на спине Микоплес, в то время как облака врезались в его лицо. Он летел так быстро, что едва дышал, пока они неслись к группе драконов, собираясь сразиться. Браслет Тора пульсировал на его запястье, и он чувствовал, что его мать дала ему новую силу, которую он с трудом понимал. Не успел Тор подумать о том, чтобы полететь назад, едва он поднялся над берегами Земли Друидов, когда вдруг уже оказался здесь, над Верхними Островами, направляясь к группе драконов. Тор чувствовал себя так, словно его сюда перенесла магия, словно они путешествовали через разрыв во времени и пространства, как будто его мать отправила их сюда, что каким-то образом позволило им добиться невозможного, полететь быстрее, чем он когда-либо летал. Тор чувствовал, что его мать предоставила ему в дар скорость.

Когда Тор прищурился, всматриваясь через покров облака, он увидел огромных драконов, кружащих над Верхними Островами, ныряющих вниз и собирающихся выпустить огонь. Тор бросил взгляд вниз и его сердце ушло в пятки, стоило ему увидеть, что остров уже объят пламенем, стертый с лица земли. Он со страхом задавался вопросом, удалось ли кому-то выжить. Он не видел, как это возможно. Неужели он опоздал?

Но, когда Микоплес нырнула вниз и они приблизились, глаза Тора сузились на одном человеке, притягивающем его, как магнит, когда он выделил ее в хаосе – Гвендолин.

Его невеста гордо, бесстрашно стояла в центре двора, сжимая в руках ребенка, в окружении всех тех, кого Тор любил. Они все окружили девушку и подняли щиты к небу, когда драконы нырнули вниз для атаки. Тор в ужасе наблюдал за тем, как драконы открыли свои огромные челюсти и приготовились выпустить пламя, которое, как было известно Тору, через мгновение сожжет Гвендолин и всех, кого он любит.

«ВНИЗ!» – крикнул Тор Микоплес.

Микоплес не нуждалась в поощрении: она нырнула вниз быстрее, чем Тор мог представить, так быстро, что он едва мог отдышаться. Он держался за нее изо всех сил, когда она полетела вниз, практически вверх ногами. Через несколько секунд Микоплес приблизилась к трем драконам, которые собирались атаковать Гвендолин, и с громким ревом, широко открыв челюсти и выставив когти, она атаковала ничего не подозревающих монстров.

Микоплес врезалась в драконов, у нее было преимущество атаки сверху. Приземлившись на их спины, она царапала одного, кусала другого и наносила удары крыльями третьему. Она остановила их как раз перед тем, как они собирались задышать огнем, толкая драконов лицом в землю.

Все драконы упали на землю вместе, отчего раздался ужасный грохот и поднялись облака пыли, пока Микоплес толкала их лица под землю, пока они не вонзились так глубоко, что застряли, и только их задние когти торчали вверх из земли. Когда они оказались внутри, Тор обернулся и увидел потрясенное выражение лица Гвендолин, и он поблагодарил Бога за то, что он спас ее как раз вовремя.

Послышался громкий рев, и Тор снова взглянул на небо, повернув лицо к натиску приближающихся драконов.

Микоплес уже повернулась и полетела вверх, бесстрашно направляясь навстречу драконам. У Тора не было оружия, но он чувствовал себя иначе, не так, как прежде, когда вступал в сражение: впервые в жизни он чувствовал, что ему не нужно оружие. Он чувствовал, что может призвать и рассчитывать на силу внутри себя. На свою настоящую силу – силу, которую дала ему мать.

Когда они приблизились, Тор поднял запястье, направляя свой золотой браслет. Из черного бриллианта в центре браслета выстрелил желтый свет, поглотивший ближайшего к нему дракона в центре группы и сбивший его назад, отчего дракон пролетел в воздухе, упав на других.

Рассвирепев, Микоплес решила посеять хаос, она бесстрашно нырнула в группу драконов, сражаясь и выцарапывая себе путь, вонзая свои зубы в одного дракона, отбрасывая другого, прорезая путь, сбив нескольких из них назад. Она крепко сжимала одного дракона до тех пор, пока он не обмяк и не упал на землю подобно огромному валуну с неба, сотрясая ее. Тор услышал удар со своего места, который привел к очередному землетрясению внизу.

Тор посмотрел вниз и увидел Гвен и остальных, которые бежали в укрытие. Он знал, что должен направить всех этих драконов подальше от острова, подальше от Гвендолин, чтобы дать им шанс убежать. Если он выманит драконов к морю, то сможет сразиться с ними там.

«В открытое море!» – крикнул Тор.

Микоплес подчинилась его приказу, после чего они повернулись и полетели через группу драконов в другую сторону.

Тор обернулся, когда услышал рев и почувствовал отдаленный жар, когда пламя полетело в его сторону. Он с удовлетворением увидел, что его план работает: все драконы оставили Верхние Острова и теперь следовали за ним в открытое море. Вдали, внизу Тор заметил флот Ромулуса, покрывающий море, и понял, что если ему каким-то образом удастся пережить встречу с драконами, то затем ему предстоит столкнуться с миллионной армией. Тор знал, что он, вероятно, не переживет это столкновение. Но, по крайней мере, он выиграет для остальных немного времени.

По крайней мере, Гвендолин выживет.

* * *

Гвен стояла в разрушенном и тлеющем дворе – того, что осталось от форта Тируса – все еще прижимая к себе ребенка, одновременно с удивлением, облегчением и грустью глядя на небо. Ее сердце парило, когда она снова увидела Тора, своего возлюбленного живым, вернувшимся верхом на Микоплес. Когда он появился, она почувствовала, что часть ее возродилась, ей показалось, что теперь все возможно. Гвен почувствовала то, чего не ощущала уже давно: желание снова жить.

Ее люди медленно опустил свои щиты, наблюдая за тем, как драконы развернулись и улетели прочь, наконец, оставив Острова и направившись к открытому морю. Гвен оглянулась по сторонам и увидела оставленное ими разрушение, огромные груды щебня, пламя повсюду и мертвого дракона, лежащего на спине. Казалось, что остров разорен войной.

Гвен также увидела два мертвых тела, лежащих поблизости, там, где Гвен нашла девочку. Вероятно, это были ее родители. Гвен заглянула в глаза ребенка и поняла, что она – все, что осталось у малышки в этом мире. Она крепко прижала в себе ребенка.

«Это наш шанс, миледи!» – сказал Кендрик. – «Мы должны эвакуироваться немедленно!»

«Драконов отвлекли», – добавил Годфри. – «По крайней мере, пока. Кто знает, когда они вернутся. Мы все должны покинуть это место сейчас же».

«Но Кольца больше нет», – сказал Абертоль. – «Куда же мы пойдем?»

«Куда угодно, главное – отсюда», – ответил Кендрик.

Гвен слышала их слова, но они раздавались как-будто вдалеке. Девушка обернулась и осмотрела небеса, глядя, как улетает Тор. Ее переполняла тоска.

«А как же Торгрин?» – спросила она. – «Мы оставим его здесь одного?»

На лицах Кендрика и остальных появилось разочарование. Очевидно, эта мысль тревожила также и их.

«Мы бы сразились на стороне Торгрина не на жизнь, а на смерть, миледи», – сказал Рис. – «Но мы не можем. Он в небе, над морем, далеко отсюда. Ни у кого из нас нет дракона. И мы не обладаем его силой. Мы не можем ему помочь. Сейчас мы должны помочь тем, кому можем. Именно ради этого пожертвовал Тор. Именно ради этого Тор отдал свою жизнь. Мы должны воспользоваться возможностью, которую он нам дал».

«То, что осталось от нашего флота, все еще находится в дальней части острова», – добавил Срог. – «Вы поступили мудро, спрятав те корабли. Сейчас мы должны ими воспользоваться. Все выжившие люди и мы должны немедленно покинуть это место, пока они не вернулись».

Гвендолин переполняли противоречивые чувства. Она отчаянно хотела спасти Тора, но в то же самое время она знала, что если будет ждать со всеми этими людьми здесь, то ничем не поможет Тору. Остальные правы: Тор отдал свою жизнь за их безопасность. Все его усилия будут напрасными, если она не попытается спасти этих людей, когда у нее есть шанс.

Гвен беспокоили и другие мысли – о Гувейне. Если они уйдут сейчас, поторопятся в открытое море, то, может быть – всего лишь может быть – они смогут найти его. Мысль о том, что она снова увидит своего сына, наполнила девушку новым желанием жить.

Наконец, Гвен кивнула, прижимая к себе ребенка, решившись отправиться в путь.

«Хорошо», – сказала она. – «Давайте найдем моего сына».

* * *

Рев драконов позади Тора становился громче, группа приближалась, преследуя их, пока Тор и Микоплес летели все дальше к морю. Тор ощутил волну пламени, полетевшую ему в спину, чуть не поглотившую его, и понял, что если он в скором времени ничего не предпримет, то погибнет.

Тор закрыл глаза, больше не опасаясь призвать силу внутри себя, больше не испытывая потребности в том, чтобы полагаться на свое физическое оружие. Закрыв глаза, он вспомнил свое время в Земле Друидов, то, каким сильным он был, как он мог влиять на все вокруг себя своим разумом. Он вспомнил о заключенной в нем силе, о том, что физическая вселенная – всего лишь часть его разума.

Тор приказал силе своего разума выйти на поверхность и представил большую стену из льда позади себя, закрывающую его от пламени, защищающую его. Он представил себя полностью закрытым защитным пузырем – себя и Микоплес – в безопасности от стены огня драконов.

Тор открыл глаза и был поражен, почувствовав, как его обволакивает холод. Он увидел огромную стену льда вокруг себя, как раз так, как он и представлял: три метра толщиной, сверкающая, голубая. Тор обернулся и увидел, как стена пламени драконов приблизилась и была остановлена стеной льда, пламя зашипело, вверх поднялись огромные клубы пара. Драконы были в ярости.

Тор сделал круг, когда стена льда растаяла, и решил встретиться с группой драконов напрямую. Микоплес бесстрашно летела к драконам, которые, очевидно, не ожидали этого нападения.

Микоплес бросилась вперед, выставила свои когти, схватила одного дракона за челюсть и, развернув, швырнула его. Дракон пронесся со свистом, полетев кубарем, потеряв контроль, и упал в море внизу.

Не успела Микоплес собраться, как ее атаковал другой дракон, который сжал зубы на ее боку. Микоплес закричала и Тор мгновенно отреагировал. Он спрыгнул с ее спины на нос дракона, побежал по его голове и оседлал этого зверя. Дракон продолжал держать Микоплес, неистово пытаясь сбить с себя Тора, и тот изо всех держался за него, направляясь к его ноздре.

Микоплес рванула вперед и сцепила свои челюсти на хвосте другого дракона, оторвав его. Дракон закричал и упал в море, но, не успела Микоплес это сделать, как ей нанесли удары еще несколько драконов, которые вонзили свои зубы в ее ноги.

Тем временем Тор все еще цеплялся изо всех сил, решив контролировать этого дракона. Он заставил себя сохранять спокойствие и вспомнить, что все это – дело разума. Он ощущал огромную силу этого древнего, первобытного зверя, проходящую по его венам. Закрыв глаза, Тор перестал сопротивляться и начал ощущать в унисон с ним.

Тор открыл глаза и дракон сделал то же самое. Теперь его глаза светились другим цветом. Тор увидел мир глазами дракона. Этот враждебный зверь стал продолжением Тора. То, что видел он, видел и Тор. Тор приказывал – дракон подчинялся.

По команде Тора, дракон отпустил Микоплес, после чего заревел и бросился вперед, вонзив свои зубы в трех драконов, атакующих Микоплес, и разорвав их на куски.

Остальные драконы были застигнуты врасплох, очевидно, не ожидая, что они подвергнутся атаке со стороны одного из них. До того, как они перегруппировались, Тор уже атаковал полдюжины драконов, используя этого дракона, который сжимал их шеи, заставал их врасплох, калечил одного дракона за другим. Тор нырнул еще к трем драконам и заставил своего зверя кусать их крылья, разрывая их со спины. Драконы падали в море.

Вдруг на Тора напали сбоку. Он не предвидел эту атаку. Дракон открыл челюсти и вонзил в него свои зубы.

Тор закричал, когда длинный заостренный зуб вонзился в его грудную клетку и сбил его с дракона, отчего он полетел в воздухе. Он почувствовал, что падает к морю, раненый, и понял, что умрет.

Краем глаза Тор заметил Микоплес, которая нырнула под ним, и в следующую минуту он приземлился ей на спину, спасенный своим старым другом. Раненые, они воссоединились.

Тяжело дыша, схватившись за ребра, Тор осматривал причиненный ими ущерб: дюжина драконов теперь лежала мертвой или покалеченной, подпрыгивая в море. Они оба хорошо потрудились – намного лучше, чем он представлял.

Но Тор услышал громкий крик и, обернувшись, увидел, что осталось еще несколько десятков драконов. Хватая ртом воздух, Тор осознал, что им предстоит героическое сражение, но их шансы по победу казались неутешительными. Тем не менее, он не колебался. Тор бесстрашно полетел вверх, торопясь встретиться с драконами.

Микоплес закричала и задышала огнем, когда они направили огонь на Тора. Тор снова воспользовался своими силами для того, чтобы создать стену льда перед собой, остановив пламя драконов. Он держался за Микоплес, когда она врезалась в группу, нанося удары, царапая, кусая, сражаясь не на жизнь, а на смерть. Она получала ранения, но не позволяла себе останавливаться, нанося раны драконам со всех сторон. Присоединившись к ней, Тор поднял свой браслет и направлял его то в одного дракона, то в другого, когда лучи белого света стреляли вперед, сбивая одного дракона за другим со сражающейся Микоплес.

Тор и Микоплес продолжали сражаться, каждый из них был покрыт ранами, истекал кровью и чувствовал себя истощенным.

Но по-прежнему оставалось еще несколько десятков драконов.

Подняв свой браслет вверх, Тор ощущал, как угасает его энергия – на самом деле, он чувствовал, что угасает именно его энергия. Тор знал, что он сильный, тем не менее, этих сил не достаточно. Он знал, что не сможет выдержать битву до самого конца.

Подняв голову вверх, Тор увидел огромные крылья у своего лица, за которым последовали длинные острые когти, и беспомощно наблюдал за тем, как они вонзились в горло Микоплес. Тор держался изо всех сил, когда дракон схватился за Микоплес, сжал ее хвост, развернул и швырнул ее.

Тор держался, пока они с Микоплес летели в воздухе. Микоплес полетела кубарем, и они упали в море, потеряв контроль.

Они приземлились в воду и Тор по-прежнему держался. Они оба погрузились в море. Тор размахивал руками под водой, пока, наконец, их толчок не остановился. Микоплес повернулась и поплыла наверх, к солнечному свету.

Когда они выплыли на поверхность, Тор тяжело дышал, хватая ртом воздух, барахтаясь в холодной воде, все еще цепляясь за Микоплес. Они оба подпрыгивали в воде и, посмотрев в сторону, Тор увидел то, чего никогда не забудет: недалеко от него с открытыми глазами, мертвый, плыл дракон, которого он любил – Ралибар.

Микоплес заметила его в ту же самую минуту и с ней что-то произошло – нечто, чего Тор прежде не видел: она издала оглушительный вопль горя и высоко подняла свои крылья, расправив их во всю длину. Все ее тело содрогнулось, когда она издала ужасный вопль, от которого затряслась вселенная. Тор увидел, что ее глаза изменились, засверкав всеми цветами радуги, пока, наконец, они не стали желто-белыми.

Микоплес повернулась – теперь это был другой дракон – и посмотрела вверх на группу драконов, летящих к ним. Тор осознал, что что-то в ней сломалось. Ее горе превратилось в ярость, и это придало ей таких сил, которых Тор никогда не видел. Она превратилась в одержимого дракона.

Микоплес ринулась в небо. Она была ранена и истекала кровью, но ей было все равно. Тор также ощутил новый прилив сил и жажду мести. Ралибар был его близким другом, он пожертвовал своей жизнью ради них, и Тор был решительно настроен восстановить справедливость.

Когда они полетели к драконам, Тор спрыгнул с Микоплес и приземлился на нос ближайшего дракона, обняв его, после чего наклонился и схватился за его челюсти, сомкнув их. Тор призвал на помощь остатки своих сил и, развернув дракона в воздухе, он швырнул его изо всех сил. Дракон полетел, сбив в воздухе еще двух драконов, и все трое упали в море.

Микоплес развернулась и поймала Тора, который приземлился ей на спину, когда она ринулась к оставшимся драконам. Она ответила ревом на их рев, она кусала сильнее, летела быстрее и глубже вонзала свои зубы. Чем больше они ее ранили, тем меньше она это замечала. Микоплес представляла собой ураган разрушения, так же, как и Тор, и к тому времени, когда Тор закончил, он осознал, что в небе больше не осталось драконов, с которыми можно сразиться: они все упали с неба в море – раненые или убитые.

Тор поняла, что летит один с Микоплес высоко в воздухе, кружа над павшими драконами внизу, оценивая ущерб. Они оба тяжело дышали, истекая кровью. Тор знал, что Микоплес умирает – он видел, что из ее рта течет кровь, каждый вдох был удушьем, причинявшим ей смертельную боль.

«Нет, друг мой», – сказал Тор, сдерживая слезы. – «Ты не можешь умереть».

«Мое время пришло», – услышал ее слова Тор. – «По крайней мере, я умираю с достоинством».

«Нет», – настаивал Тор. – «Ты не должна умирать!»

Микоплес дышала кровью, взмах ее крыльев все ослабевал, после чего она начала спускаться к морю.

«Меня ждет один последний бой», – сказала Микоплес. – «И я хочу, чтобы мое последнее мгновение было наполнено доблестью».

Микоплес подняла голову вверх и, проследив за ее взглядом, Тор увидел флот Ромулуса, растянувшийся на горизонте.

Тор серьезно кивнул. Он знал, чего хочет Микоплес – встретить свою смерть в последней великой битве.

Тяжело раненый, с трудом дыша, чувствуя, что он тоже этого не переживет, Тор и сам хотел так умереть. Он спрашивал себя о том, правдивы ли пророчества его матери. Она сказала ему, что он может изменить свою судьбу. Изменил ли он ее? Умрет ли он сейчас?

«Тогда в путь, друг мой», – сказал Торгрин.

Микоплес громко закричала и они вместе нырнули вниз, к флоту Ромулуса.

Тор почувствовал, как ветер и облака треплют его волосы и лицо, после чего он издал громкий боевой клич. Микоплес закричала не менее яростно и, когда они нырнули достаточно низко, она открыла свои огромные челюсти и задышала огнем на один корабль за другим.

Вскоре стена пламени распространилась по морю, поджигая один корабль за другим. Перед ними находились десятки тысяч кораблей, но Микоплес не останавливалась, открыв свои челюсти, выпуская одно облако пламени за другим.

Пламя Микоплес начало ослабевать и вскоре с ее дыханием выходило небольшое количество огня. Тор знал, что она умирает под ним. Она летела все ниже и ниже и была слишком слаба, чтобы дышать огнем, но она нашла в себе силы, чтобы использовать свое тело как оружие. Вместо огня она упала на корабли, направив на них свою жесткую чешую, подобно метеору, опустившегося с неба.

На страницу:
3 из 4