bannerbanner
Герои в поисках приключений
Герои в поисках приключений

Полная версия

Герои в поисках приключений

Настройки чтения
Размер шрифта
Высота строк
Поля
На страницу:
1 из 5

Morgan Rice

Герои в поисках приключений

Авторское право 2012 Морган Райс


Все права защищены. Кроме случаев, разрешенных в соответствии с Законом США об авторском праве от 1976 года. Никакая часть данного издания не может быть скопирована, воспроизведена или передана в любой форме и любыми средствами, или сохранена в системе базы данных или поиска информации без предварительного разрешения автора.


Эта электронная книга лицензирована только для вашего личного пользования. Эта книга не может быть повторно продана или отдана другим лицам. Если вы хотите поделиться этой книгой с другим лицом, вам необходимо приобрести дополнительную копию для каждого получателя. Если вы читаете эту книгу, не купив ее, или она не была куплена только для вашего личного пользования, вы должны вернуть ее или приобрести свой собственный экземпляр. Спасибо за уважение к тяжелой работы этого автора.


Это художественное произведение. Имена, персонажи, предприятия, организации, места, события и происшествия являются плодом воображения автора. Любое совпадение с реальными людьми, живыми или мертвыми, является абсолютно случайным.


Jacket image Copyright RazoomGame, используется по лицензии от Shutterstock.com.


«Нет покоя голове в венце»

– Уильям Шекспир «Генрих IV», часть II

Глава первая

Мальчик стоял на самом высоком холме низины Западного Королевства Кольца, его взгляд был устремлён на север, где восходило первое солнце. Он видел, как до самого горизонта простирались покатые холмы, которые то опускались, то поднимались, будто верблюжьи горбы, в череде равнин и гор. Огненно-оранжевые лучи первого солнца приземлялись на утреннюю росу, и холмы начинали мерцать магическим светом, который отражал настроение мальчика.

Он редко просыпался так рано и никогда не забредал так далеко от дома, зная, что вызовет гнев отца, не говоря уже о том, чтобы взбираться так высоко. Но сегодня ему было все равно. Сегодня он пренебрег миллионами правил и обязанностей, которые довлели над ним все его четырнадцать лет. Потому что это был необычный день. В этот день решалась его судьба.

Мальчика звали Торгрин или просто Тор – так звали его самые близкие. Он был родом из Западного Королевства Южной Провинции и принадлежал к клану МакЛеод. Тор был младшим из четырех братьев, и ему меньше всего досталось отцовской любви. Он провел всю ночь без сна в ожидании этого дня. Он ждал, ворочаясь с боку на бок, и бросал потухший взгляд в небо, пытаясь заставить первое солнце взойти. Такой день наступал только раз в несколько лет, и, пропустив его, он навсегда бы остался в своей деревне, приговоренный пасти стадо отца до конца своих дней. Эта мысль была ему невыносима.

День Призыва. Только в этот день королевская Армия осматривала провинции и выбирала желающих вступить в Легион Короля. Всю свою жизнь Тор ни о чем другом и не мечтал. Для него смыслом жизни было вступить в Сильвер, элитные рыцарские войска Короля, облачиться в блестящие доспехи и стать обладателем лучшего в королевствах оружия. Однако попасть на службу в Сильвер было невозможно без поступления в Легион, компанию оруженосцев в возрасте от четырнадцати до девятнадцати лет. А в Легион мог вступить лишь сын дворянина или прославленного воина.

И только в День Призыва, раз в несколько лет, когда войска Легиона истощались, подчиненные Короля по всей земле искали новобранцев. Все знали, что простолюдинов редко выбирали, – и еще реже они проходили в Легион.

Тор внимательно всматривался в горизонт, ожидая заметить какое-то движение. Он знал, что войско Сильвер пойдет этой дорогой, ведь она была единственной, ведущей в его деревушку, и он хотел быть первым, кто их увидит. Стадо овец вокруг него занервничало, заливаясь хором надоедливого блеянья, овцы подгоняли его спуститься к подножию холма, где пастбище было более заманчивым. Он пытался отвлечься от шума и зловония. Ему нужно было сконцентрироваться.

Все эти годы он пас овец, прислуживал своему отцу и старшим братьям, а до него никому не было дела, его только нагружали работой. Лишь одна мысль о том, что однажды он покинет это место, помогала ему терпеть все это. Однажды, когда придет войско Сильвер, и его выберут, он удивит всех, кто недооценивал его. Он ловко взберется на их повозку и попрощается со всем этим.

Отец Тора, разумеется, никогда серьезно не рассматривал его в качестве кандидата в Легион – он вообще не видел для него будущего. Зато отец посвятил всю свою любовь и внимание трем старшим братьям Тора. Самому старшему было девятнадцать, а остальные братья были погодками. И только Тор был младше на три года. Возможно из-за того, что они были ближе друг к другу по возрасту или, может, потому что Тор слишком отличался от них внешне, все трое держались вместе и почти не замечали существования Тора.

Еще неприятнее Тору было ощущать себя маленьким среди них, хоть он и знал, что не коротышка. Братья были выше и шире него, с крепкими, как стволы дуба ногами. По сравнению с ними его собственные мускулистые ноги казались хилыми. Отец не сделал ничего, чтобы исправить положение дел – напротив, казалось, ему доставляет удовольствие заставлять Тора пасти овец и заострять оружие, пока его братья тренируются. Об этом никогда не говорили, но всем было понятно – Тору предстоит провести жизнь за кулисами, лишь наблюдая за успехами братьев. По мнению отца и братьев, ему суждено было остаться здесь, увязнуть в этой деревушке, заботясь о своей семье.


Но самое страшное – Тор чувствовал, как это ни удивительно, что братья боялись его, а возможно, даже ненавидели. Тор видел это в каждом их взгляде, в каждом жесте. Он не понимал, каким образом он породил в них нечто похожее на страх или даже зависть. Может быть, оттого, что Тор сильно отличался от них – не был похож на них внешне, говорил не так, как они. Даже одевался он по-другому. Отец заказывал для братьев самое лучшее – пурпурные и алые одежды, позолоченное оружие, а Тору оставалось носить грубое тряпье.

Несмотря на все это, Тор умудрялся хорошо выглядеть в своей одежде. Он повязал свой сюртук поясом на талии, а рукава обрезал, и теперь, с наступлением лета, легкий бриз обдувал его крепкие руки. Его рубашка сочеталась с грубыми льняными штанами (его единственными штанами) и сапогами, зашнурованными на голени. Конечно, у братьев сапоги были гораздо лучшего качества, но он и свои, сделанные из самой дешевой кожи, смог приспособить. Наряд Тора выдавал в нем простого пастуха.

Однако держался он уверенно: высокий и стройный, с массивной челюстью, благородным подбородком, высокими скулами и серыми глазами. Он был похож на воина, случайно оказавшегося не на своем месте. Прямые каштановые волосы спадали волнами чуть ниже ушей, а его глаза блестели как пескари на свету.

Братьям Тора сегодня утром разрешат подольше поспать. Они плотно позавтракают, возьмут лучшее оружие и, получив благословение отца, отправятся на Отбор. А Тору даже не разрешалось присутствовать. Однажды он попытался поднять этот вопрос в присутствии отца. Ничего хорошего из этого не вышло. Его отец быстро закончил этот разговор, и больше Тор об этом не говорил. Это было так несправедливо.

Тор решительно отвергал судьбу, которую наметил для него отец. Он собирался побежать в дом и разъясниться с отцом, как только завидит на горизонте королевский фургон. А затем – понравится это отцу или нет – представиться людям Короля. Он будет участвовать в отборе вместе со всеми. Отец не сможет остановить его. При одной мысли об этом у него все сжалось внутри.

Первое солнце было уже совсем высоко, когда начало подниматься второе, мятно-зеленое, добавляя новый оттенок пурпурному небу. В этот миг Тор заметил повозку.

Он выпрямился, от напряжения волосы у него на затылке встали дыбом. Там, на горизонте, Тор заметил слабое очертание конного экипажа. Казалось, колеса поднимали пыль до самого неба. Сердце мальчика сильно застучало, когда он заметил второй экипаж, а за ним и третий. Даже с такого расстояния они сверкали на солнце словно серебряные рыбки, выпрыгивающие из воды.

Насчитав двенадцать экипажей, Тор не смог больше ждать. Его сердце выбивалось из груди. Тор развернулся и начал спускаться с холма, впервые в жизни позабыв про свое стадо. Уже ничто не могло его остановить, пока он не представится людям Короля.

Тор бежал вниз с холма, не останавливаясь, чтобы перевести дыхание и не обращая внимания на то, что ветви царапали его. Он добежал до поляны и увидел свою родную деревню как на ладони: сонное село, застроенное одноэтажными глиняными домами, крытыми соломой. Здесь жили несколько дюжин семей. Из дымоходных труб клубился дым, потому что в этот ранний утренний час местные обычно готовили завтрак. Это было спокойное местечко. Чужаки сюда не забредали – до королевского двора было далеко, целый день езды. Это была обычная фермерская деревня на краю Кольца, очередной зубец в кольце Западного Королевства.

Тор преодолел последний отрезок пути и ворвался на сельскую площадь, разбрасывая грязь под ногами. При его появлении разбежались собаки и цыплята, а пожилая женщина, сидящая на корточках во дворе перед котлом с кипящей водой, зашипела на него.

«Помедленнее, мальчик!» – взвизгнула она, когда он промчался мимо, приведя в движение угли в ее костре.

Но Тор не собирался притормозить – ни для нее, ни для кого другого. Он повернул к одной боковой улице, затем ко второй, ловко сворачивая на путь, который он знал наизусть, пока не добрался до своего дома.

Это был маленький, непримечательный дом, похожий на все остальные, со стенами из белой глины и угловой соломенной крышей. Как и у всех в деревне, единственная комната в доме была разделена: отец спал с одной стороны, а три его брата – с другой. Позади дома был маленький курятник – именно в нем и приходилось спать Тору. Сначала он спал вместе с остальными братьями, но они взрослели, в них появилась жадность. Отец баловал их, и они начали всячески вытеснять Тора. Поначалу это обижало Тора, но теперь он наслаждался своим собственным пространством, предпочитая держаться от них подальше. Поведение братьев только подтвердило его догадки о том, что в своей семье он был изгоем.

Тор подбежал к входной двери и ворвался в дом, не останавливаясь.

«Отец!» – выкрикнул он, задыхаясь. – «Сильвер! Они идут!»

Отец и браться уже сидели в своих лучших одеждах, склонившись над завтраком. Услышав слова Тора, они подскочили и, задевая его своими широкими плечами, стремглав побежали из дома на дорогу.

Тор последовал за ними. Все братья стояли, глядя на горизонт.

«Я никого не вижу», – сказал своим глубоким голосом Дрейк, старший из братьев. Он, как обычно, сердито посмотрел на Тора. Дрейк был самый широкоплечий, с карими глазами, тонкими недовольными губами, а волосы у него были коротко подстрижены, как и у остальных братьев.

«Я тоже», – вторил ему Дросс, который был на год младше Дрейка. Он всегда принимал сторону старшего брата.

«Они идут!» – ответил Тор. – «Клянусь!»

Отец повернулся к Тору и крепко схватил его за плечи.

«А откуда ты знаешь?» – потребовал он ответа.

«Я видел их».

«Как? Откуда?»

Тор помедлил с ответом – отец раскусил его. Разумеется, он знал, что единственным местом, с которого Тор мог заметить их, была вершина того холма. Теперь Тор не знал, как ему ответить.

«Я… поднимался на вершину холма»

«Со стадом? Ты же знаешь, что они не должны так далеко уходить».

«Но сегодня особенный день. Я должен был увидеть».

Отец сердито опустил взгляд.

«Иди в дом, достань мечи своих братьев и отполируй их ножны, чтобы они выглядели идеально к приходу людей Короля».

Закончив с Тором, отец вернулся к его братьям, которые стояли на дороге, выглядывая экипаж.

«Думаешь, нас выберут?» – спросил Дарс, самый младших из трёх. Он был старше Тора на целых три года.

«Они сглупят, если не сделают этого», – ответил отец. – «В этом году им не хватает людей. У них был слабый набор, иначе они бы сюда не пришли. Просто все трое стойте прямо, подбородки вверх и грудь шире. Не смотрите им прямо в глаза, но и не отводите взгляд. Будьте сильными и уверенными. Не показывайте слабость. Если вы хотите вступить в королевский Легион, вы должны вести себя так, словно вы уже там».

«Да, отец», – хором ответили трое, заняв позицию.

Он обернулся и посмотрел на Тора.

«Что ты до сих пор здесь делаешь?» – спросил он. – «Иди в дом!»

Тор не знал, как поступить. Он не хотел ослушаться своего отца, но ему необходимо было с ним поговорить. Сердце бешено колотилось, пока он обдумывал. Тор решил, что лучше будет подчиниться, принести мечи, а уже потом объясниться с отцом. Ослушание точно не поможет.

Тор поспешил в сарай за домом. Там хранились мечи его братьев – все они были удивительной красоты, с изысканными серебряными рукоятками. Это были бесценные подарки отца, добытые им многолетней тяжелой работой. Он схватил все три меча, как всегда поражаясь их весу, и выбежал с ними через дом.

Тор подбежал к братьям, протягивая каждому по мечу, после чего повернулся к отцу.

«А отполировать?» – спросил Дрейк.

Отец посмотрел на него неодобрительно и хотел было что-то сказать, но Тор опередил его.

«Отец, пожалуйста. Мне нужно поговорить с тобой!»

«Я же сказал тебе отполировать…»

«Пожалуйста, Отец!»

Тот отвел взгляд, обдумывая его просьбу. Должно быть, по лицу Тора он понял, что сын настроен серьезно, потому что, наконец, произнес:

«Ну?»

«Я хочу участвовать в отборе. С другими. Для Легиона».

Братья позади него рассмеялись, заставив его покраснеть.

Однако у отца слова Тора не вызвали смеха. Наоборот, он стал еще сердитее.

«Неужели?» – спросил он.

Тор решительно кивнул.

«Мне четырнадцать, а это подходящий возраст, чтобы быть избранным».

«Четырнадцать – это минимальный возраст», – бросил Дрейк через плечо. – «Если они возьмут тебя, ты будешь самым молодым. Я старше тебя на пять лет, неужели ты думаешь, что они предпочтут тебя мне?

«Какой же ты наглый», – добавил Дарс. – «И всегда таким был».

Тор повернулся к ним. «Я не вас спрашиваю», – сказал он.

После чего он снова посмотрел на отца, который стоял, нахмурившись.

«Отец, пожалуйста», – попросил он. «Дай мне шанс. О большем я не прошу. Я знаю, что молод, но со временем я докажу, на что способен».

Отец покачал головой.

«Ты не солдат, мальчик. Ты не похож на своих братьев. Ты пастух, и твоя жизнь здесь. Со мной. Ты будешь выполнять свои обязанности, и будешь делать это хорошо. Перестань мечтать. Смирись со своей жизнью и научись любить ее».

Это было невыносимо больно – смотреть, как его мечты разбиваются вдребезги. «Нет», – думал он. – «Не может быть».

«Но отец…»

«Молчи!» – закричал отец. От его пронзительного крика повеяло холодом. «Довольно. Они уже идут. Уйди с дороги и веди себя хорошо, когда они подъедут».

Отец вышел вперед и одной оттолкнул Тора в сторону, как будто он был бесполезной вещью, которая мозолила глаза. он был нежелательным предметом. Крепкая ладонь ударила Тора по груди.

В деревне поднялся страшный гул – жители выходили из своих домов, заполняя улицы. Растущее облако пыли предвещало появление экипажа, и спустя несколько минут, громыхая, словно гром они появились – те самые двенадцать конных экипажей.

Они появились в деревне так стремительно, будто собрались взять деревню штурмом. Экипажи остановились недалеко от дома Тора. Их лошади, гарцуя на месте, фыркали. Прошло много времени, прежде чем пыль улеглась и Тор мог разглядеть их доспехи и вооружение. Тор еще никогда не находился к войскам Сильвер так близко, и его сердце тревожно забилось в груди.

Солдат, который ехал на лошади впереди всех, спешился. Вот и он – настоящий член Сильвер, одетый в блестящую кольчугу с длинным мечом на поясе. На вид ему было лет тридцать – настоящий мужчина со щетиной на лице, шрамами на щеке и кривым от сражений носом. Это был самый крепкий человек, которого Тору приходилось видеть, вдвое шире других. Его самообладание выдавало в нём главного.

Солдат спрыгнул на грязную дорогу. Его шпоры зазвенели, когда он приближался к строю молодых ребят.

Дюжина деревенских ребят стояли по стойке смирно, полные надежды. Вступление в ряды Сильвер означало жизнь, наполненную честью, битвами, славой и триумфом, а также приобретение земли, титула и богатств. Это сулило лучшую невесту, отборные земли и славу. Это означало большую честь для своей семьи. Вступление в Легион было первым шагом.

Тор всматривался в большие золотые экипажи – они смогут вместить далеко не всех желающих поступить на службу. Легиону ещё предстояло посетить много городов в их большом королевстве. Он сглотнул, осознавая, что шансы его невелики – гораздо меньше, чем ему казалось. Тор должен будет превзойти всех этих ребят, многие из которых были настоящими бойцами, а еще посоперничать со своими собственными братьями. Тору стало очень тревожно.

Тор едва мог дышать, пока солдат молча расхаживал, осматривая ряды претендентов. Он начал с противоположной стороны улицы, затем медленно двигался по кругу. Разумеется, Тор здесь всех знал. Кроме того, он знал, что некоторые были здесь только по воле своей семьи, а сами в тайне не хотели посвятить себя службе. Они боялись, что из них получатся плохие солдаты.

Негодование сжигало Тора изнутри. Он чувствовал, что он заслуживает быть избранным не меньше, чем каждый из них. Тот факт, что его братья были старше, крупнее и сильнее его, не означал, что у него не было права стоять рядом с ними в качестве претендента. Ненависть к отцу вспыхнула у него в груди. Он еле мог стоят спокойно, когда солдат приблизился. Сначала солдат остановился перед его братьями. Он смерил их взглядом – было видно, что они произвели на него впечатление. Он протянул руку, схватил ножны одного из них и дернул, как будто хотел проверить их на прочность.

Солдат заулыбался.

«Ты еще не испытывал свой меч в битве, не так ли?» – спросил он Дрейка.

Впервые в жизни Тор увидел, как его старший брат нервничает. Дрейк сглотнул.

«Нет, мой сеньор. Но я много раз использовал его на практике, и я надеюсь…»

«На практике

Солдат расхохотался и обернулся к своим сослуживцам, которые присоединились к нему, смеясь прямо в лицо Дрейку.

Дрейк густо покраснел. Никогда прежде Тор не видел его смущенным – обычно именно Дрейк смущал других.

«Ну что ж, тогда я непременно скажу нашим врагам опасаться тебя – ведь ты применял свой меч на практике

Группа солдат снова рассмеялась.

Затем солдат повернулся к другим братьям Тора.

«Три парня из одного рода», – сказал он, потирая щетину на подбородке. – «Это может быть полезным. Вы крепкие малые, хотя и неиспытанные в бою. Вам нужно будет много учиться, если мы выберем вас».

Он помедлил.

«Думаю, мы можем найти место».

Он кивнул в сторону заднего фургона.

«Залезайте, да побыстрее, пока я не передумал».

Все трое побежали к фургону, сияя от счастья. Тор заметил, что его отец тоже сиял.

Он совсем упал духом, глядя им вслед.

Солдат повернулся и направился к следующему дому. Тор не мог больше этого выносить.

«Сир!» – выкрикнул он.

Его отец повернулся и свирепо посмотрел на него, но Тора это больше не волновало.

Солдат остановился, стоя спиной к нему, и медленно обернулся.

Тор сделал два шага вперед и выставил свою грудь как можно дальше. Его сердце бешено колотилось.

«Вы не рассмотрели меня, сир», – сказал он.

Удивленный солдат смерил Тора взглядом так, словно это была шутка.

«Разве?» – спросил он, расхохотавшись.

Его люди тоже разразились смехом. Но Тору было безразлично. Это был его шанс. Сейчас или никогда.

«Я хочу вступить в Легион!» – произнес Тор.

Солдат подошел к нему.

«Значит, хочешь?»

Казалось, ситуация его забавляла.

«И тебе уже исполнилось четырнадцать лет?»

«Да, сир. Две недели назад».

«Две недели назад

Солдат хохотал до упаду, так же, как и люди позади него.

«В таком случае наши враги должны трепетать, завидев тебя».

Тор сгорал от унижения. Он должен что-то сделать. Он не может допустить, чтобы все так закончилось. Солдат отвернулся и хотел было уйти, но Тор не мог просто так отпустить его.

Он направился к нему и выкрикнул: «Сир! Вы совершаете ошибку!»

Вздох ужаса пронесся по толпе, когда солдат остановился и снова медленно обернулся.

На этот раз взгляд его был сердитым.

«Глупый мальчишка, – произнес отец Тора, хватая его за плечо», – «Иди в дом!»

«Не пойду!» – закричал Тор, высвобождаясь от хватки своего отца.

Солдат подошел к Тору, и его отец попятился.

«Тебе известно, какое наказание ждет человека, оскорбившего воина Серебра?» – огрызнулся он.

Сердце Тора бешено колотилось, но он знал, что не может отступить.

«Пожалуйста, простите его, сир», – вступился отец. – «Он всего лишь ребенок и…»

«Я не с Вами разговариваю» – оборвал его солдат. Он бросил на него испепеляющий взгляд и заставил отца Тора отвернуться.

Солдат снова повернулся к Тору.

«Отвечай мне!» – потребовал он.

Тор сглотнул, не в силах вымолвить ни слова. Все происходило совсем не так, как он себе представлял.

«Оскорбить солдата из Серебра равносильно оскорблению самого Короля», – смиренно вымолвил Тор, повторяя по памяти выученные слова.

«Да», – подтвердил солдат. – «А это означает, что я могу подвергнуть тебя сорока ударам плетью, если захочу».

«Я не хотел оскорбить Вас, сир», – сказал Тор. – «Я всего лишь хочу, чтобы меня выбрали. Пожалуйста. Я мечтал об этом всю свою жизнь. Пожалуйста. Позвольте мне присоединиться к вам».

Солдат смотрел на него и постепенно его выражение лица смягчилось. Спустя какое-то время он покачал головой.

«Ты молод, мальчик. У тебя гордое сердце, но ты не готов. Приходи к нам, когда подрастешь».

Договорив, он отвернулся и поспешил прочь и, едва глядя на других парней, быстро оседлал коня.

Тор чувствовал себя разбитым, наблюдая за тем, как фургон пришел в движение. Они уехали так же быстро, как и появились в деревне.

Последнее, что он видел – его братья, сидящие в последнем фургоне. Они смотрели на него насмешливо, с осуждением. Они уезжали на его глазах, подальше отсюда, навстречу лучшей жизни.

Тору хотелось умереть.

Когда волнение вокруг него поутихло, деревенские жители вернулись в свои дома.

«Ты хоть понимаешь, как безрассудно повел себя, глупый мальчишка?» – рявкнул отец Тора, схватив его за плечи. «Ты осознаешь, что мог лишить своих братьев шанса?»

Тор грубо сбросил с себя руки отца, и тот отступил назад, ударив сына по лицу. Тор почувствовал ожог от удара и свирепо посмотрел на отца. Впервые в жизни ему захотел ответить на этот удар. Но сдержался.

«Иди за овцами и приведи их обратно. Живо! А когда вернешься, даже не рассчитывай на ужин. Сегодня ты останешься без еды. Подумай о том, что ты натворил».

«Может, я вообще не вернусь!» – закричал Тор, после чего повернулся и умчался прочь на холм, подальше от этого дома.

«Тор!» – позвал его отец. Несколько деревенских жителей, которые все еще были на дороге, остановились и смотрели ему в след.

Сначала Тор шел быстрым шагом, затем побежал. Он хотел уйти от этого места как можно дальше. Слезы текли по его лицу, но ему было все равно, ведь главная мечта его жизни потерпела крах.

Глава вторая

Несколько часов Тор бродил по холмам, полный негодования, пока, наконец, не присел на холме, обняв колени руками, и стал смотрел на горизонт. Фургоны исчезали вдали, а плотное облако пыли еще долго рассеивалось в воздухе.

Больше они не приедут. Теперь ему придется годами торчать здесь, в этой деревне, ожидая другого шанса – если они вообще когда-нибудь вернутся. И если его отец всё-таки разрешит. Сейчас в доме остались только он с отцом, и, конечно, весь отцовский гнев достанется Тору. Он по-прежнему будет лакеем отца, а спустя годы, его жизнь будет точно такой же непримечательной, как и у отца. А в это время его братья завоюют славу и триумф. Внутри у Тора всё сгорало от обиды. Ему была предназначена другая жизнь. Он знал это.

Тор ломал голову, думая, что же он может сделать, как ему изменить свою жизнь. Но ничего не приходило на ум. Жизнь подбросила ему несчастливые карты.

Он просидел там несколько часов, затем удрученно поднялся и снова направился к знакомым холмам, забираясь все выше и выше. Тор все же вернулся на верхний холм, к стаду. Пока он взбирался, опустилось первое солнце, а второе достигло зенита и освещало все вокруг зеленоватым светом. Тор не торопился, направляясь медленной походкой, машинально снимая с талии свой изношенный кожаный ремень. Он дотронулся до мешка, висящего у бедра, и перебрал пальцами свою коллекцию камней. Все они были гладкие как на подбор. Он выискивал их сам, когда бродил возле ручьев. Бывало, он метал камешки по птицам или по грызунам. Это умение он оттачивал годами. Сначала ему не удавалось попасть, пока однажды он не угодил в движущуюся мишень. С тех пор его прицел был метким. Метание камней стало его второй натурой, а еще это помогало ему выпустить пар. Его братья могли размахивать мечом, но они никогда не смогли бы попасть камнем в летящую птицу.

На страницу:
1 из 5