Владимир Вячеславович Адамчик
Белорусские сказки. Кот-призрак…


В полночь прилетел Змей шестиглавый, пролетел над калиновым мостом, сел, прислушался, принюхался и спрашивает:

– Кто тут есть?

– Это я, Иван Собачий сын Золотые пуговицы!

– Чего же ты сюда, на чужбину, пришел? А ну-ка, дуй ток, чтобы было где со мной побороться, – говорит Змей.

– Давай ты первый дуй, – предложил Иван Собачий сын Золотые пуговицы.

Дунул Змей, и все вокруг гладеньким стало. Дунул Иван Собачий сын Золотые пуговицы, и все вокруг позолотилось.

И разразилась битва. Собачий сын Золотые пуговицы три головы Змею отрубил. А тот его по колени в землю вогнал. Иван Собачий сын Золотые пуговицы рассердился, и еще две головы Змею отрубил. Змей дунул и вогнал Ивана Собачьего сына Золотые пуговицы по пояс в землю. Да, наверное, испугался, потому что стал просить:

– Давай передохнем! Устал я.

– Нет, – говорит Иван Собачий сын Золотые пуговицы. – Биться так биться.

Выхватил он ляску и смахнул Змею последнюю голову. Потом головы те змеиные на осиновых поленьях сжег, а пепел по речке пустил.

Вернулся Иван Собачий сын Золотые пуговицы в дом, Царицыного сына разбудил, поручил ему завтрак готовить, а сам лег отдыхать.

Утром Кухаркин сын пришел, сели они все вместе за стол, Иван Собачий сын Золотые пуговицы и спрашивает:

– Ну, не было ли ночью чего неладного?

Кухаркин сын пожал плечами и отвечает:

– Да нет, тихо все было.

Промолчал Иван Собачий сын Золотые пуговицы. А вечером, когда сам на калиновый мост собрался, попросил братьев:

– Иду я и знаю, что нелегко мне сегодня придется. Не спите, а как только знак от меня увидите, садитесь на коней и ко мне поскорее скачите.

– А как же мы ночью знак твой увидим? – удивились парни.

Иван Собачий сын Золотые пуговицы вытащил нож да и всадил его в потолок. А под ним на стол стакан с водой поставил и братьям говорит:

– Когда кровь из ножа в стакан с водой закапает, это и будет знаком вам ко мне спешить.

Парни дома остались, в карты сели играть. Играли, пока спать не захотели. А как захотели, то на кровати и рухнули.

А Иван Собачий сын Золотые пуговицы под мостом калиновом стражу несет.

В полночь прилетел Змей двенадцатиглавый, пролетел над калиновым мостом, сел, прислушался, принюхался и спрашивает:

– Кто тут есть?

– Это я, Иван Собачий сын Золотые пуговицы!

– Чего же ты сюда, на чужбину, пришел? А ну-ка, дуй ток, чтобы было где со мной побороться, – командует Змей.

– Давай ты первый дуй, – предложил Иван Собачий сын Золотые пуговицы.

Дунул Змей, и все вокруг гладеньким стало. Дунул Иван Собачий сын Золотые пуговицы, и все вокруг позолотилось.

И разразилась битва. Иван Собачий сын Золотые пуговицы шесть голов Змею срубил. А тот его по колени в землю вогнал. Иван Собачий сын Золотые пуговицы рассердился и еще четыре головы Змею срубил. Змей дунул и вогнал Ивана Собачьего сына Золотые пуговицы по пояс в землю. А потом вдруг попросил:

– Давай передохнем! Устал я.

– Нет, – сказал Иван Собачий сын Золотые пуговицы. – Биться так биться.

Продолжилась битва и Иван Собачий сын Золотые пуговицы чувствует, что тоже стал уставать. А братьев все нет как нет. Говорит он Змею:

– Смотри, жена твоя идет!

Тот оглянулся, а Иван Собачий сын Золотые пуговицы шапку с головы сорвал и бросил – так, что крышу с дома снес, где братья спали. Кровь с ножа уже весь стол залила, а братья не видят, спят себе и все тут.

Тогда Змей опять попросил:

– Давай передохнем! Хоть на миг, хоть столько, сколько волос горит.

Согласился Иван Собачий сын Золотые пуговицы. Вылез из земли, куда его Змей загнал, сапог с ноги стащил и в дом запустил, где братья спали. Верхний венец дома сбило, а парни как спали, так и остались спать.

Опять Змей с Иваном Собачьим сыном Золотые пуговицы в битве сошлись. Бьются, бьются, вновь Змей просит:

– Давай передохнем хоть минуточку, хотя пока соломинка горит.

Чувствует Иван Собачий сын Золотые пуговицы, что иего силы уже на исходе. Согласился, стащил с ноги второй сапог, да так его запустил, что он весь дом тот, где братья ночевали, разрушил. Те наконец проснулись, видят – кровь со стола уже на пол капает. Схватили они мечи, на коней вскочили и к калиновому мосту поскакали.

Прискакали, видят: Змей Ивана Собачьего сына Золотые пуговицы уже по плечи в землю вогнал.

Набросились они на Змея, отрубили ему последние головы, а Ивана Собачьего сына Золотые пуговицы из земли вытащили. Рассердился Иван Собачий сын Золотые пуговицы на братьев, да так, что чуть было их не поубивал. А те давай просить у него в один голос прощения, и не стал Иван Собачий сын Золотые пуговицы их убивать.

Головы змеевы они на осиновых поленьях сожгли, а пепел по реке пустили.

Тогда-то Иван Собачий сын Золотые пуговицы и рассказал им:

– В первую ночь, когда ты, Царицын сын, на калиновый мост пошел стражу нести и уснул, я следом пошел. И ровно в полночь прилетел Змей с тремя головами. Я его убил. На вторую ночь, ты, Кухаркин сын, у калинового моста стражу нес, и тоже уснул. Опять я следом пошел. В полночь шестиглавый Змей прилетел. И его я убил. А третью ночь, когда мне самому надо было возле калинового моста стражу нести, попросил я вас не спать. Знал, что прилетит их старший брат, с двенадцатью головами, с которым одному мне не справиться. Змеев мы убили. Но остались их жены. Вы поднимите дом, пусть стоит, как стоял. А я поеду, жен тех поищу.

Сел он на коня и ускакал.

Скачет, видит: избушка стоит. Иван Собачий сын Золотые пуговицы с коня слез и котом обернулся. Сел под окошко и мурлычет. Вышла хозяйка, взяла его на руки, в дом занесла, на скамейку села, кота гладит да приговаривает:

– Если бы ты, коток, беленький лобок, рассказать мне мог, где искать того разбойника, Ивана Собачьего сына Золотые пуговицы… Я на его дороге лугом обернусь. Ступит он на траву и тут же погибнет.

Слез кот с хозяйкиных колен и побежал на улицу. А там опять человеком обернулся. На коня сел и дальше поскакал.

Едет, едет, видит: еще одна избушка стоит. Слез Иван Собачий сын Золотые пуговицы с жеребца, котом обернулся, сел под окошко да замурлыкал.