Владимир Вячеславович Адамчик
Белорусские сказки. Кот-призрак…


– А ты сама догадайся!

– А чего тут гадать? – пожала старуха плечами. – О детях ты думаешь. Не знаешь, кому царство оставить.

– Правду говоришь, бабушка! – кивнул царь. – Только ведь никто моей беде помочь не может.

А старуха говорит:

– Да я твою беду руками разведу!

– И как же это тебе удастся? – удивился царь.

– Да ты сам все сделаешь! – говорит старуха. – Поедешь на море да выловишь рыбу с одним боком, с одним оком. Принесешь домой, почистишь, зажаришь и жене отдашь. Она ту рыбу съест и сына тебе родит.

Вернулся царь домой, позвал рыбаков и приказал им поймать в море рыбу с одним боком, с одним оком.

Пошли рыбаки к морю. Раз забросили свои сети – ничего не поймали. Второй раз забросили – ничего не поймали. А на третий раз вытащили рыбину с одним боком, с одним оком. Принесли царю. Тот рыбу на кухню понес и кухарке отдал. Та ее почистила, пожарила, да и не удержалась, попробовала. Попробовала и сейчас же забеременела.

Царице рыбу принесли, она ее съела и тоже забеременела. А в комнатах у царицы жила собачка. Царица ей косточки из той рыбы отдала. Собачка их съела и тоже забрюхатела.

Прошло девять месяцев, и все трое родили сыновей. Сначала кухарка. Потом царица, а за ними и собачка. У царицы сынок был маленький и слабенький, а у собачки – самый сильный и красивый. И назвали его Иван Собачий сын Золотые пуговицы.

Все трое росли на царском дворе. И росли не по дням, а по часам. Только три года прошло, а они уже богатырями стали. И говорит Иван Собачий сын Золотые пуговицы Царицыному сыну, попроси, дескать, отца в десять пудов ляску сделать, чтобы было чем врагу рога обломать. Царь ту просьбу выполнил. И пошли юноши втроем на охоту. Царицын сын и Кухаркин сын – с ружьями, а Иван Собачий сын Золотые пуговицы – с ляской своею в десять пудов.

Царицын сын и Кухаркин сын вперед пошли, а Иван Собачий сын Золотые пуговицы отстал, вышел на опушку и ляску подбросил. Да так высоко, что та только часа через три вернулась. Он под нее ладонь подставил, ляска о ладонь ударилась и вдребезги рассыпалась.

Вернулись к нему Царицын сын да Кухаркин сын. А он им и говорит:

– Выковали мне по царскому приказу ляску. Хотел я ею воробья убить. Подбросил, а она о травинку ударилась и рассыпалась. Так что я сегодня и не поохотился. Вот если бы приказал царь сделать для меня ляску пудов в двадцать пять, то тогда бы, может, я и добыл бы чего-нибудь хорошего.

Передал Царицын сын просьбу эту отцу-царю. Тот приказал кузнецам выковать ляску в двадцать пять пудов. Вновь пошли братья на охоту.

Царицын сын и Кухаркин сын с ружьями, а Иван Собачий сын Золотые пуговицы с ляской в двадцать пять пудов.

Царицын сын и Кухаркин сын вперед пошли, а Иван Собачий сын Золотые пуговицы отстал от них, вышел на полянку и ляску подбросил. Да так высоко, что та только часа через четыре вернулась. Он под нее колено подставил, ляска о колено стукнулась и рассыпалась.

Вернулись Царский сын и Кухаркин сын на опушку, а Иван Собачий сын Золотые пуговицы жалуется:

– Опять мне слабую ляску выковали. Увидел я ворону, подбросил ляску, а она о сук ударилась и рассыпалась. Вот если бы повелел царь выковать мне ляску в пятьдесят пудов, да позолоченную, может, я и добыл бы чего-нибудь подходящего.

Передал Царицын сын просьбу эту отцу-царю. Тот сам в кузницу пошел, приказал кузнецам выковать ляску в пятьдесят пудов да позолотить ее.

Опять пошли сыновья на охоту. Царицын сын и Кухаркин сын с ружьями, а Иван Собачий сын Золотые пуговицы с ляской своею. Царицын сын и Кухаркин сын вперед пошли, а Иван Собачий сын Золотые пуговицы на опушке остался.

Подбросил он ляску в небо. Четыре часа ждал, а когда та вернулась, подставил ладонь. Ляска о ладонь стукнулась и отскочила. Тогда он вновь ее подбросил. Через шесть часов ляска вернулась, о колено стукнулась и отскочила. Взял тогда Иван Собачий сын Золотые пуговицы ту ляску, прошелся по лесу, и сколько он ту ляску подбрасывал, она обязательно или зверя какого, или птицу убивала. Повытаскивал тех убитых зверей и птиц Иван Собачий сын Золотые пуговицы на опушку. А там и волки, и медведи, и лисы, и зайцы, и ястребы…

Вернулись Царицын сын и Кухаркин сын, увидели, сколько Иван Собачий сын Золотые пуговицы зверья и птиц добыл, изумились.

Прошло немного времени, и решили парни отправиться в путь-дорогу, людей посмотреть и себя показать.

Сколько их царь ни отговаривал, они на своем настояли. Благословил он их, дал каждому коня, борзую собаку и меч-кладенец.

Едут они день, едут другой, закончились леса, степь да степь кругом. Смеркаться начинает, а где ночевать – неведомо.

Вдруг видят: дом стоит. Зашли. Там чисто, прибрано и лечь спать есть где.

Иван Собачий сын Золотые пуговицы и говорит:

– Вы тут еду готовьте, а я вокруг похожу, по сторонам погляжу.

Отошел немного, видит: речка течет, а над ней мост калиновый – ясное дело, что нечистая сила его мостила. Видимо в полночь через этот мост змей в тот дом, где они остановились, прилетает и тех, кого в нем найдет, съедает.

Вернулся Иван Собачий сын Золотые пуговицы в дом, поужинал с братьями и говорит:

– Чтобы беды не было, придется кому-то из нас идти под калиновый мост на ночь, сторожить.

Бросили они жребий. Первым выпало идти к калиновому мосту Царицыному сыну. Взял он меч и пошел к мосту. Ходил там, ходил, устал. Сел да и уснул.

А Ивану Собачьему сыну Золотые пуговицы не спится, дома не сидится. Взял он меч, ляску и отправился под калиновый мост. Видит: Царицын сын уснул. Не стал он его будить. Сам на стражу заступил.

В полночь прилетел Змей трехглавый, пролетел над калиновым мостом, сел, прислушался, принюхался и спрашивает:

– Кто тут есть?

– Это я, Иван Собачий сын Золотые пуговицы!

– Чего же ты сюда, на чужбину пришел? А ну-ка, дуй ток, чтобы было где со мной побороться, – говорит Змей.

– Давай ты первый дуй, – предложил Иван Собачий сын Золотые пуговицы.

Дунул Змей, и все вокруг гладеньким стало. Дунул Иван Собачий сын Золотые пуговицы, и все вокруг позолотилось.

И разразилась битва. Иван Собачий сын Золотые пуговицы две головы Змею отрубил. А тот его по колени в землю вогнал. Иван Собачий сын Золотые пуговицы рассердился, выхватил ляску и снес Змею последнюю голову. Потом головы те змеиные на осиновых поленьях сжег, а пепел по речке пустил.

Вернулся Иван Собачий сын Золотые пуговицы в дом, Кухаркина сына разбудил, поручил ему завтрак готовить, а сам лег спать.

Утром Царицын сын пришел, сели они все вместе за стол, Иван Собачий сын Золотые пуговицы и спрашивает:

– Ну, не было ли ночью чего неладного?

Царицын сын пожал плечами и говорит:

– Да нет, тихо все было.

Промолчал Иван Собачий сын Золотые пуговицы. Вечером опять они жребий кинули, и выпало Кухаркину сыну на калиновый мост идти.

Взял тот меч и пошел к мосту. Ходил там, ходил, устал. Сел да и уснул.

А Ивану Собачьему сыну Золотые пуговицы не спится, дома не сидится. Взял он меч, ляску и ушел под калиновый мост. Видит: Царицын сын уснул. Не стал он его будить. Сам на стражу заступил.