Текст книги

Иар Эльтеррус
Поступь Палача

А она совсем не глупа! Только зачем-то мастерски притворяется дурой. Мужики же видят только роскошное тело, пускают слюни и не замечают ничего другого. Зря, многое теряют. К сожалению, ему самому она тоже не слишком нужна, как, впрочем, и любая другая – не интересовали Андрея все эти женско-мужские игры, абсолютно не интересовали. Куда более интересен путь души человеческой. Вверх или вниз, это уж как кто выберет.

– Именно так, – подтвердил он. – Впрочем, главное, чтобы страна была реальной империей, которой являлся Советский Союз. А уж как там называется правитель – не слишком важно. Хоть президентом, хоть императором, хоть главным шляпником. Да, монархия предпочтительнее, причины я уже назвал. Лишь бы не демократия, которую скорее можно назвать дерьмократией, поскольку при ней наверх всплывает в основном упомянутое вещество.

– Это так, вот у нас на первый взгляд все нормально… – махнул рукой Сергей. – Но только на первый. Да, во внешней политике мы наконец-то начали хоть как-то стоять за себя. А внутри… Каждый только набивает себе карман. Чем заняты те, кто должен соблюдать законы? Да все тем же – рвачеством! А потом делают благостные мины и гонят по телику про законность и борьбу с коррупцией. Тьфу! Противно!

– Мне тоже… – нахмурился Андрей. – Я ведь было поверил, что кое-что в нашей стране начало меняться к лучшему. По крайней мере, снова начали выделяться немалые деньги на науку, космос, армию. Строиться заводы. Но за последние годы эта вера ушла…

– Почему?

– А потому, что я хорошо помню слова президента, сказанные, когда встал против фашистов Донбасс: «Русские своих не бросают!». А что на деле вышло? Бросили… Мне больно каждый раз, когда сообщают об очередных зверствах укров, о погибших женщинах и детях… В 14-м году огромный всплеск патриотизма был, особенно после Крыма, и что? Все сошло на нет, власть имущие, наверное, испугались, когда народ снова ощутил себя великим, и постарались все сгладить…

– Нельзя нам было тогда вводить войска на Украину, никак нельзя, – скривился Сергей. – Это даже я понимаю. Ввод войск означал бы войну с НАТО, а у нас перевооружение армии не закончено, да и не хочется ядерки…

– Умом я тоже все понимаю… – грустно сказал Андрей. – А вот в душе ощущение предательства.

– Думаешь, у меня не так? – невесело усмехнулся приятель. – Но нельзя в политике на чувства опираться, раздавят. Нам главное свою страну как-то удержать, а соседи… Ну что соседи? Им помогают, как могут, сам знаешь, сколько туда гуманитарных конвоев ушло. Думаю, если по всей Украине народ встанет, то и войсками помогут. Но не раньше.

– Наверное, ты прав. Только все равно тошно. К тому же ты сам говорил, что те, кто должен думать о стране, думают только о собственном кармане.

– Увы и ах. Но есть только то, что есть. Будем реалистами.

– Мне весь этот мир неправильным, искаженным кажется… – очень тихо сказала Вика. – Скоты преуспевают, чем гаже, подлее и мерзее человечишко, тем лучше он живет…

– Точно, – согласился Сергей. – Читывал я как-то про закон Воздаяния. Брехня. Не работает этот закон! Ни одному козлу по заслугам не прилетело!

– Ничего, скоро заработает… – Андрей и сам не понял, почему это сказал, слова вырвались из самой глубины души.

– Откуда ты взял? – изумился сокурсник.

– Не знаю, кажется мне так, ощущение подсознательное, – увильнул Андрей, сам себе удивляясь. – Слухи вот ходят, что у нас в Питере кто-то олигархов наказывает.

– Да хрень это собачья! – раздраженно махнул рукой Сергей. – Между собой разбираются, бандюки поганые!

Почему-то Андрея эти слова возмутили, но он сдержался, решив, что не хватало еще ссориться с приятелем по пустякам.

– Ну их всех, этих долбаных хозяев жизни! – отмахнулась Вика и продолжила развивать свою мысль. – Они создали мир под себя, мир, где ценятся только самые отвратительные человеческие качества. Они возвели в ранг добродетели подлость и изворотливость вместо честности и доброты. А теперь пытаются убедить нас, что так и должно быть! Многих убедили, к сожалению. Сколько я знаю хороших раньше ребят, которые со временем только о деньгах стали думать и превратились в такое…

Девушка поморщилась.

– Ты права, – поддержала ее Маришка. – Справедливости простому человеку, если у него денег немного, не найти в принципе. Приятель у меня сел, а не виноват был – подставили, чтобы обелить сынка одной сволочи высокопоставленной. Куда только ни писали с просьбой разобраться, доказательства приводили – в ответ отписки. У них круговая порука. А простой народ держат в состоянии, чтобы только с голоду не передохли. И ради этого мизера людям приходится пахать, как ломовой лошади. Мы-то пока студенты, на деньги родителей живем, разве что ты сам зарабатываешь, нас это не касается, но все равно…

Сергей хохотнул и добавил:

– Вот так-то, Андрюха. Хорошо хоть у нас начали поднимать армию, что-то вкладывать внутри страны, даже науку развивать. А знаешь, почему? Да потому, что на западе нашим «хозяевам жизни» показали: сколько бы у них денег ни было, их место возле параши. Им это четко дали понять. И наша драгоценная «элита» обиделась. Я же сам из этих кругов, я всю эту кухню изнутри вижу, прости уж. Знаю, о чем говорю.

– А президент?

– Ну, президент из спецслужб, это накладывает свой отпечаток. Он, думаю, получше прочих, но погляди на его окружение. Те же самые скоты финансами вертят, что и раньше, так что… выводы делай сам. Не дурак, как будто.

– Ты прав… – Андрей раздраженно потер виски. – Как хочется надеяться, что наша страна снова станет сильной, снова станет Империей, но понимаю, что этого не случится, пока наверху либералы…

– Хочется… – мечтательно протянула Маришка. – Империя… Но это невозможно, эти твари не допустят, да и признаки уж больно нехорошие. Ювенальная юстиция, предназначенная для выращивания из детей подлецов-эгоистов, способных родную мать продать органам или даже на органы. Реформа образования, сводящая это самое образование на нет. Провинции в разрухе, производство уничтожено – да у нас даже молотки китайские! А советское время вспомни? Все свое было. Все, от гвоздей до самолетов! Да, президент как будто начал восстанавливать кое-что, начинает работать импортозамещение, снова свои самолеты строят. Но пока в загоне станкостроение, нам не подняться. Но позволят ли нам его снова поднять? Ведь возрождение России слишком многим невыгодно…

Она потянулась всем своим великолепным телом и стрельнула глазами по сторонам, улыбнувшись и кивнув какому-то знакомому. Кажется, Максу, бывшему мужу хозяйки кафе.

– Мы можем только надеяться, – вздохнул Андрей.

– Надежды юношей питают, отраду старцам придают… – с насмешливым прищуром посмотрела на него Вика. – А что делать с тем, что все вокруг насквозь прогнило?.. Сами люди прогнили. Никто никому не поможет просто так! Все ищут какую-то свою выгоду. И смотрят на это, словно так и надо. У всех одна отговорка: «Моя хата с краю или меня не трогают, и ладно». А если кто попробует сопротивляться людоедской системе, то его быстро сжирают. И никто не вступается! Так что… – девушка обреченно махнула рукой. – Не верю я уже ни во что и никому. Каждый только за себя. Как ни жаль, но это так.

– Не во всем, но согласен, – вынужден был признать Андрей. – Нам навязали эту скотскую модель. Не нашу. Чужую. Русский народ еще сопротивляется, но уже вяло… Одного не пойму, ведь должны же те, кто такое навязывает, осознавать, что это гибель для всего человечества? Почему не осознают? Почему продолжают насаждать волчьи законы?..

– Да откуда нам знать, чего они добиваются? – пожал плечами Сергей и выпил стопку. – Они по каким-то своим законам и понятиям живут. Скоты, одним словом.

– Не все так просто. Есть люди с масштабным мышлением, умеющие мыслить категориями народов и цивилизаций, а не своих мелких потребностей. И только такие должны быть у власти. Если же это не так, то эгоисты, способные думать только о своей сиюминутной выгоде, погубят все, до чего дотянутся. Просто потому, что не могут видеть дальние последствия своих действий.

– Это как раз ты упрощаешь! И хватит о политике уже, достала.

– Погоди минуту, – поднял ладонь Андрей. – Что все-таки думаешь по поводу нынешней Украины?

– А что тут думать? Все как всегда. Стремлением к справедливости дурачков, считающих, что ее в нашем мире возможно добиться, воспользовались скоты, чтобы достичь каких-то своих целей. Все стало понятно после того, как западные политики вереницей потянулись на майдан. А война с Донбассом? Нет же, эти идиоты верят, что запад хочет им помочь! Нет, ну надо же? Как можно верить в такое?! А головой подумать, не задницей? Нет, они прыгают и орут, что не москали. Призывают нас убивать. Мы у них виноваты в любой их беде и проблеме, не их дурость, а мы! Ну так флаг им руки и барабан на шею! У них, думаю, скоро такое начнется, что никому мало не покажется. Экономика настолько рухнула, что голода долго ждать не придется. И по заслугам! Нечего было на поводу у нацистов идти.

– Полностью с тобой согласен. И действительно, хватит о политике.

– Вот именно, – широко улыбнулась Маришка. – Я вот недавно такую книгу прочла…

И разговор пошел о музыке, литературе, ролевом движении и байкерах, прыгая по разным темам. Ребята понемногу выпивали, девчонки не отставали, хоть и пили вино. Чем дальше, тем больше веселье набирало обороты. Встретились знакомые, подсели к их столу. В это время начался концерт раньше не слышанной Андреем, в основном предпочитавшим старый русский рок и русский же пауэр-металл, группы «Драконь», певшей большей частью пиратские песни – на удивление душевно певшей. В общем, вечер можно было назвать удавшимся, все тревоги забылись.

Когда «Африка» закрылась, народ решил продолжить и, прикупив в баре несколько бутылок водки и вина, двинулся на двух пойманных на улице такси к Андрею домой. Он отметил, что их уже не четверо, а восьмеро – к компании присоединились Сашка Голиков по прозвищу Пьяный Тролль с тремя девушками, которых Андрей шапочно знал, несколько раз пересекался в той же «Африке» и других арт-кафе.

Только оказавшись дома, он задумался, где будет укладывать столько народу – квартира-то однокомнатная. Впрочем, вопрос решился просто – Сергей перепил, и его уложили на кухне в спальном мешке. Там же расположились на матрасе Тролль с двумя подружками.

Пока хозяин квартиры занимался устройством гостей, в комнате три девушки с некоторой неловкостью поглядывали друг на друга. Они все буквально сходили с ума от желания, словно им подлили возбуждающего. Маришка вообще пребывала в полном недоумении – Андрей ей всегда нравился, и сильно, но чтобы такое?.. В затянутых поволокой глазах Вики и оставшейся с ними девчонки из компании Тролля, кажется, Вали, коротко стриженой худощавой блондинки с тонкой талией и грубоватым лицом, она видела то же самое, всех трех чуть ли не трясло. Казалось, от Андрея исходят некие флюиды силы, заставляющие девушек сходить с ума.

– Странный он… – заметила Вика.

– Андрюха-то? – усмехнулась Маришка. – А то! На девчат вообще внимания не обращает, пока не припечет, после этого легко кадрит какую-нибудь, а потом аккуратно посылает. Скользкий, зараза! Ни с одной больше пары-тройки раз не встречался. И ни одна в обиде не осталась!

– Та ну, девки! – Валя положила руки себе на пах. – Я сейчас лопну, так трахаться охота! Так что давайте вместе его оприходуем.

– Да стыдно это как-то… – покраснела нервно ерзающая Вика.

– А чего стыдиться-то? Хочется? Хочется!

– Мариш, ты не против?.. – голос Вики подрагивал. – Ты ж на него вроде глаз положила…

– Не против, – усмехнулась она. – Ты же меня знаешь, я такие вещи люблю…

Сам Андрей, вернувшись в комнату с тарелкой очищенных мандаринов, обнаружил, что остался наедине с тремя девушками, и его это несколько смутило. Особенно их голодные взгляды.