Ольга Евгеньевна Сквирская
Дайвер в Стране Улыбок


Саша не только обучил Виталия дайвингу, но и «нырнул» его сынишку, десятилетнего Ваньку. За это время они сдружились.

– Сегодня ужинать не буду, меня Виталий с Татьяной покормили. Угадай, что я ел? Не поверишь – блинчики с мясом!

Перед отъездом Виталий притащил нам несколько пакетов неизрасходованных продуктов. В них находились бутылка масла, мешок быстроразваривающейся лапши, пакет спагетти, полмешка муки, кулек соды, привезенный из России, несколько банок рыбных консервов в томатном(!) соусе. А еще – стопка тайских монет, покрытых черным налетом.

– Лень мне стало их песочком оттирать, – сколько можно. Так что, бери себе, – сказал Виталий Саше. – Тут есть десярики, пятаки, а однобатники можешь не отмывать – в магазинах стоят автоматические весы, взвеситься стоит один бат. Можешь ходить и взвешиваться хоть каждый день. Здорово я придумал?

Взвешиваться тощий Саша не стал, а горсть черно-зеленых монет отдал мне.

Теперь я ходила на пляж не просто так, а по делу. Любопытные тайские официантки долго наблюдали за мной из своих баров, наконец, одна не выдержала и подошла:

– Саватдика-а! Что это ты делаешь?

– Мани «отмываю», – ответила я, показав стопку начищенных до блеска батов, затем мозоли на пальцах.

– О-о!

Прямо с пляжа я шла в магазин и на «отмытые» деньги закупала печенье и йогурт.

Так что все мы долго поминали Виталия добрым словом: и Саша, и я, и кот Тигра, которому давали облизывать крышечки от йогурта.

На честном слове, на одном крыле

Саша начал нырять, не дожидаясь, когда перестанет хромать после аварии.

Правда, после первого погружения полдня лежал, но потом дело пошло шибче.

Зато выяснилось, что обветшало снаряжение. Например, сломались молнии на ботах. В первом же погружении Саша стер ногу до крови, а раны во влажном климате заживают с трудом. Саша забеспокоился. Пришлось походить по дайверским салонам в поисках подходящих ботов. Но ему ничего не понравилось, особенно цена.

– Эх, пришить поверх замка бы пуговки с петельками – я бы продержался еще немного, – размечтался он. – И восемьсот бат не платить…

Но у нас не было ни нужных пуговок, ни тесьмы для петелек.

Собирая ракушки на пляже, я вдруг увидела крупную тесно-синюю пуговку с четырьмя дырочками.

«Для чего она может пригодиться?» – размышляла я.

На всякий случай пуговку подняла, а дома положила на холодильник.

– Ух ты, какая пуговица! – обрадовался Саша, когда разглядел ее. – Где взяла? То, что надо, – и он приложил ее к ботинку. – Еще бы одну такую…

Будете смеяться, но на следующий день я нашла абсолютно такую же по формату пуговку, разве что защитного цвета, да еще кусок старого матерчатого ремня, выброшенного волной на берег.

Саша был счастлив. Согнув в два раза плотную тесьму, он изготовил аккуратные петли, прекрасно подходившие к пуговкам.

– Сэкономил – значит, заработал, – с гордостью произнес он, расхаживая по дому в обновленных ботах.

Но вскоре выяснилось, что порвался шланг инфлятора… Представляете, дайвер погружается в океан в оборудовании, которое… протекает!

Купив в соседнем ларьке суперклей, Саша принялся заклеивать щель между гофрированными ребрами шланга.

– Завтра поеду его тестировать, – и Саша упаковал снарягу в рюкзак.

Вернулся с дайвинга довольный: ничего не протекло.

– Сколько "заработал"? – спрашиваю я.

– Клей стоит двенадцать бат, а новый шланг – чуть ли не все девятьсот, – подсчитал Саша.

Правда, через пару недель образовалась дырка на другом месте того же шланга. Саша снова клеил, клеил. И «зарабатывал» …

– …Инна, ты представляешь, у него оборудование протекает, а он каждый день клеит его чуть ли не концелярским клеем и радуется, как много сэкономил! – жалуюсь я дочке в Америку по телефону.

– Очень плохо, – сурово замечает Инна, имеющая сертификат на обслуживание дайверского оборудования. – Передай-ка ему трубочку!

– Да ничего страшного, – убеждает ее Саша. – Мне этот жилет, можно сказать, совсем даже не нужен: я уже вполне могу регулировать плавучесть за счет собственного дыхания.

– А может, тебе и баллон уже не нужен? – иронизирую я.

Так и живем – на честном слове, на одном крыле.

Фаранг на тук-туке

Оглушительная новость: Сашин приятель Олег по кличке Боцман открывает русский дайвцентр и приглашает Сашу в нем работать.

– Но первое время зарплаты не будет, только проценты от «ныров». Зато бесплатное жилье в комнате над офисом, «ворк пермит», грузовой моторбайк, интернет и оплата телефонных карт. Согласен?

– Спрашиваешь! – Саша более чем доволен. – А когда все это будет?

– Как только, так сразу… – уклончиво ответил Боцман.

– …Представляешь, кажется, все серьезно: Боцман уже снял офис и купил моторбайк, – удивляется Саша. – Не прошло и недели.

А еще через день Саша подъехал к нашему бунгало на странном средстве передвижения – эдакий «Эх, прокачу!».

Я бы сказала, что это обычный тайский «тук-тук», или моторбайк с тележкой. (Кстати, именно такой восемь месяцев тому назад сбил Сашу). На таких здесь возят мороженое, фрукты во льду, «полевые кухни».

Но этот «Тук-тук» оказался новенький, с иголочки, шикарный, весь сверкает. Сам моторбайк ярко-красный, кожаное боковое сидение от скамьи тоже красное, и тент над байком и телегой такой же радостный. Ну просто какие-то «алые паруса»!

Правда, Саша не выглядел, как принц, а напротив, был недоволен.

– Мне на нем стремно – что за дела, фаранг на «тук-туке»! Я похож на какого-то шоумена: не хватает красной шляпы на башке и круглого красного носа, как у клоуна! И вообще он какой-то неудобный – косой, кривой.

Зато сама собой решилась проблема с транспортировкой громоздкой клавиатуры «Ямаха»: пианино, прилетев из Японии, уже три дня лежала на почте. Захватив извещение, Саша отправился за мечтой своей жизни.

Вернулся почти счастливый – по двум причинам: во-первых, в тележке лежала длиннющая коробка, вся в иероглифах, во-вторых, он полностью примирился со своим нелепым транспортным средством.

– Выхожу из почты – около моего драндулета толпится народ во главе с полицейским в форме. Блин, думаю, не там припарковался, что ли? Подхожу, спрашиваю, «вот проблем?» Полицейский – рот до ушей: ноу проблем, просто смотрим – хорошая машина! На телегу взгромоздились какие-то тетки, за рулем чьи-то дети, все смотрят, хвалят, где, говорят, такую купил? Я гордо отвечаю – подарили! Все наши знакомые тайцы тоже меня поздравляют – наша хозяйка Ной, тетка из макашни, мужик на заправке, таксисты. А еще на дороге все меня боятся и уступают дорогу. Так им всем!