Ольга Евгеньевна Сквирская
Дайвер в Стране Улыбок

Дайвер в Стране Улыбок
Ольга Евгеньевна Сквирская

Эта книга является продолжением книг "Тайские кусочки" и "Место под солнцем". Вообще тема "русские в Таиланде" чревата забавными недоразумениями, уж слишком отличаются русские от тайцев по ментальным и физическим свойствам. Тем не менее дайверы из России рискнули открыть собственный дайвинг-центр на тайском острове Самуи, не ведая, сколько хлопот принесет им эта затея. Но она того стоит. Дайвинг-центр – это место интересных встреч и смешных ситуаций. Каждая новая поездка на дайвсайты Сиамского залива приносит острые впечатления, удивительные приключения и массу позитивных эмоций. Дайвинг – это весело и очень, очень красиво.

Тайские духи

В доме стали твориться странные вещи.

Слышу в спальне грохот. Со словами «С-собака кот!» захожу, чтобы прогнать Тигру, а в комнате никого нет…

Зато большая серая ракушка, которая лежала на прикроватной тумбочке в куче других подобных, валяется на полу, будто кто-то ее сбросил.

Постояв в полном недоумении, покрутив ракушку, я положила обратно. Через день снова нашла эту ракушку на том же месте.

Рассказывая Саше, с удивлением отмечаю его повышенное внимание к моему рассказу:

– Какая ракушка, серая? Я ее самолично вчера подбирал с пола, еще подумал, кошки сбросили, с-собаки такие… И ночью проснулся от странного перестука… Смотрю, ты спишь себе, Тигры нет… Что к чему!

– А не духи ли это? Те, которых выпустил Тигра!

– Точно: все началось после того, как он разбил урну…

***

…Когда Саша лежал в больнице, один таец по имени Чан через брата Диму переслал ему с Ко Пангана странный презент: это была крохотная керамическая золоченая урна, покрытая мелким национальным узором.

– Чтобы тайские духи были благосклонны к тебе, – передал Дима его слова.

Урна со всех сторон была обклеена скотчем, и невозможно было ни открыть крышечку, ни посмотреть, что там внутри.

– Чан сказал, открывать нельзя!

Эта урна торжественно простояла на электрическом щитке в нашей палате. Судя по положительному развитию событий, тайские духи остались нами довольны, ну и мы ими.

Отныне везде, где доводилось жить, мы устанавливали урну на самое почетное место.

…Однажды Тигра при ловле кузнечика, залетевшего в гостиную, разбил сакральный предмет. Керамика раскололась на две части, и выяснилось, что в урне находились сушеные лепестки красных роз.

Мы с Сашей расстроились, а Тигра, похоже, даже больше нашего. Сразу же перестав охотиться, кот понуро лежал рядом с разбитой урной, будто что-то понимал.

Склеив части суперклеем, я поставила урну в более безопасное место. Но что-то, видимо, нарушилось во Вселенной…

… «Надо принести из церкви святой воды, что ли, чтобы усмирить невидимых хулиганов», – размышляла я.

А на следующий день я нашла в кровати большого черного мертвого рачка.

Долго я глядела на него. Хотела было приписать тайским духам очередную глупую шутку, и тут до меня дошло…

– Саша, я поняла, кто ронял ракушку! – и я показала Саше останки морского организма. – Я думала, она необитаемая, а он, оказывается, в ней жил. Странно, у ракушки какой-то бэушный вид, она такая старая.

– Ну и что же, рачки иногда заселяются в освободившиеся ракушки, – пояснил Саша, специалист по морским делам.

– Так или иначе, но тайские духи тут не при чем, – подвела я итог. – Надеюсь, они по-прежнему нас любят.

Кладоискатели

В соседнем, элитном резорте поселились новенькие русские. Это Виталий из Читы с женой и двумя маленькими детьми.

Виталий – могучий круглолицый дорожный полицейский с веселым лицом и острыми наблюдательными глазками. Пока лицо балагурит, глазки изучающе шныряют туда-сюда.

Виталий только что разбогател благодаря новым технологиям. Говорит, купил через интернет грузовик, а потом выгодно продал, и на разницу приехал красиво отдохнуть сюда, в Таиланд.

Деньги он швыряет направо… а налево вдруг начинает отчаянно торговаться. То переплатит тысяч пятнадцать, а то вдруг бросается экономить каждую сотню. Никак не может определиться, богатый он или бедный.

Казалось бы, у нас на Самуи самые дешевые рестораны, которые мне только приходилось видеть, для курортника самое то. Но нет, Виталий закупил в супермаркете рыбные консервы, лапшу быстрого приготовления, картошку и муку, и теперь жена на вилле целыми днями блинчики стряпает да картошку жарит. Правда, мука с картошкой здесь страшно дорогие, и блины выходят золотые, но Виталий ни в чем себе не отказывает!

Виталий очень общительный. Если мы проходим мимо, то непременно зависнем у его домика минут на сорок – у земляка полно вопросов и еще больше интересных историй в тему, типа «Разве здесь рыба? Вот у нас в Приморье рыба так рыба! Помню, как-то раз…» И так далее. Не дай Бог повстречаться с ним с сумками в руках – все руки отсохнут, пока Виталий наболтается.

В результате интенсивного общения Виталий пригласил Сашу «на дело».

Есть у мужика одно хобби – искать клады по всему миру. Оказывается, Виталий даже привез с собой специальную «металлошукачку»:

– Настраиваешь ее на золото и серебро – считай, что клад в кармане!

Но на Самуи вместо драгоценных металлов в основном попадаются современные мелкие монеты.

– Зато за раз выходит бат по сто! – хвастается Виталий.

– А сколько стоит сам прибор? – интересуется Саша.

– Шестьдесят, – улыбается хозяин.

– Бат? – удивляюсь я.

– Тысяч, – говорит Саша.

– Долларов? – пугаюсь я.

– Рублей, – успокаивает Виталий. – Между прочим, вчера ходил я на берег – серебряное колечко из-под лежака вырыл, завтра опять пойду. Короче, Саня, встречаемся «с ранья» – часов в шесть. Лопату в руки – и вперед.

Охота пуще неволи: Саша даже завел себе будильник, чтобы не проспать поиски клада…

Пришел часов в десять, уставший, как собака, и тут же завалился спать.

– Расскажи хоть, как успехи, кладоискатель, – спрашиваю я его, когда он проснулся. – Нашли клад?

– Нарыли бат сто двадцать, ржавых-прержавых, – ответил муж. – Виталий хотел поделиться, но я отказался: прибор, говорю, твой, значит, и добыча твоя.

– Да, не скоро он «оправдает» свой прибор, – прикинула я.