Сергей Сергеевич Тармашев
Неотвратимая гибель

– В смысле? – вновь не понял Майк. – Что ты имеешь в виду?

– Смотри-смотри! – скороговоркой ответил старик. – Сейчас поймешь! Запись, к сожалению, короткая, но всё самое главное видно очень отчетливо!

Изображение на экране вновь задрожало и вдруг сменилось видом на нечто меховое, закрывшее весь обзор. Спустя секунду нечто отдалилось, и стало ясно, что это облаченный в одежду из шкур человек, разгружающий грузовой контейнер. Удаляющийся от контейнера дикарь нес в руках коробку с зеркалами, следом за ним шел ещё один, он тоже что-то нес, но камера была расположена слишком низко и не позволяла разглядеть лиц. Оба быстро ушли куда-то вбок и пропали из виду.

– А чего камера им в пупок смотрит? – Майк недовольно нахмурился.

– Наверное, контейнер с камерой просел, – предположил Джеймс. – Снег глубокий. Говорю же, не рассчитал я! А ставить камеру в термокожухе прямо сверху на груз бесполезно, дикарям она почему-то не нравится! Сколько раз ставили, так они её сначала сбивали чем-то, то ли стрелой, то ли копьем, и только потом уже появлялись. И как только я не исхитрялся, подо что только не маскировал термокожух, один черт они его опознают. Может, шипит он на морозе или пар даёт…

– Хоть бы рожу рассмотреть, и то развлечение! – Майк продолжал наблюдать за обрезанными по грудь фигурами дикарей, разгружающих контейнер. – Э! Постой-ка… Это на них что надето вообще… типа, меховые футболки, что ли?!

– Вот и я о том же! – согласился Джеймс. – Сам не сразу сообразил. Они в безрукавках! Вон ручищи какие здоровенные, мускулы так и перекатываются! Хотел бы я знать, что они там едят такое, в самом сердце Холода, где ничего крупнее мха не растет.

– Во дела! – хмыкнул Майк, провожая взглядом полфигуры очередного дикаря, появившуюся в поле зрения камеры. На этот раз абориген шел в сторону контейнера, в руках он тащил охапку шкур пушного зверья. – Как у него руки не отваливаются?! Там, в снегах, тепло, что ли?

– Заступишь на вахту и сам прочувствуешь, как там тепло! – саркастически усмехнулся старик, тыкая пальцем в нижний угол изображения, где были выведены показания термометра. Температура находилась на отметке «-54» по Цельсию и продолжала медленно понижаться. Вскоре картинка начала мутнеть, и качество видео быстро упало до состояния размытых клякс, двигающихся рывками.

– Всё, ветер начался! – Джеймс недовольно вздохнул. – Камера замерзла! – Он щелкнул мышкой и поставил видеопоток воспроизводиться непрерывно. – Больше тут ничего не увидеть. Есть ещё видео с внутренней камеры трюма, но там как обычно – темно и тесно, мало что можно разобрать.

На соседнем мониторе возникла запись камеры трюма, показывающая небольшое темное пространство и ослепительно яркое, квадратное пятно открытого люка. Контраст темноты и сверкающего на солнце снега сильно засвечивал изображение, и разобрать можно было только силуэты. По этой же причине в трюме не ставили камеры ночного видения. Тем временем в люковом проеме показался дикарь с грузовым контейнером в руках. Косматая бородатая фигура в мохнатых одеждах, с голыми от самых плеч здоровенными ручищами, замерла и, поднапрягшись, одним движением запихнула контейнер в трюм. Дикарь довольно крякнул и ушел восвояси.

– Неслабо он наш контейнер тягает! – отметил Майк. – Там полцентнера веса!

– Ну, так и я мог, когда моложе был, – не без гордости заявил старик. – Когда с Реактора на подрыв ледника выезжали, я стофунтовые мешки со взрывчаткой на руках носил! А там, между прочим, метров сто тащить приходилось.

– Да помню я, Джеймс, помню! – улыбнулся Майк, ласково хлопая старика по плечу. – Ты рассказывал об этом много раз. Только в прошлом рассказе мешок весил пятьдесят фунтов.

– Сто! – обиженно вскинулся Джеймс. – Ты, видать, уши плохо мыл, сынок! Сто фунтов в тех мешках было!

– Ладно, сто так сто, – не стал спорить Майк. – Слушай, Джеймс, а что такого эксклюзивного в этом новом видео-то было?

– В этом?! Конечно же ничего! – Старик посмотрел на него, как на законченного дебила. – Не считая того, что я вижу, как дикари расхаживают в безрукавочках по пятидесятиградусному морозу! И это не какой-нибудь особенный ритуал, в тот раз челнок пришел к ним в обычный день, это я точно могу утверждать! Ты так ничего и не понял, сынок?! Они порождения Холода, вот в чем эксклюзив! Если б я так мог, то не хромал бы сейчас на куске пластмассы! – Он красноречиво постучал кулаком по протезу ноги. – И множество парней не вернулось бы с Реактора обмороженными до черноты, а то и в заиндевевших гробах!

Майк просидел в офисе Джеймса еще полтора часа, после чего вновь поздравил старика с Рождеством и оставил его один на один с компьютером. Пора было возвращаться домой, стоило приехать хотя бы за час до полуночи, не то Хилари будет волноваться. На обратном пути в вагоне монорельса было точно так же пусто, и всю дорогу Майк думал о том, каково ему придется там, у Реактора. После пяти лет рассказов Джеймса и зрелища его протеза, иллюзий он не питал и легкой прогулки не ожидал. Но всё-таки не до такой степени должно быть всё плохо! Майк не собирается проторчать на Холоде всю жизнь, чтобы потом вот так же вернуться с одной ногой или рукой вместо двух и оставшиеся годы зависать у компа в рождественские ночи. Например, где-нибудь в забытом господом офисе аэропортового комплекса, и тихо фанатеть от каких-то укутанных в шкуры дикарей, что пляшут вокруг деревянных идолов и скачут через костер. Даже если они ходят с голыми руками и лазают в воду при стоящем вокруг диком Холоде. До такой степени промерзнуть мозгами Майк не планирует! Он будет делать свою работу исправно, как полагается, и при первом же удачном случае совершит подвиг ради их с Лив счастливого будущего. После этого они навсегда будут вместе.

Глава 2

Снабженец что-то пометил у себя на планшетном компьютере в стандартном бланке и вновь растянул портняжный сантиметр, окидывая фигуру Майка сосредоточенным взглядом.

– Так, парень, а ну-ка разведи руки немного! – потребовал он и принялся снимать с него мерку объема груди. – Хорошо, теперь опусти! Так… и вот так… – Его руки ловко орудовали сантиметром, измеряя то длину руки, то ширину плеч, то что-то ещё в спине. – Сейчас выдвини ногу на полшага вперед, я хочу получить объем бедра! Угу… Угу… О’кей! Теперь проверим размер ноги!

– Сэр, можно спросить? – Майк стоял замерев, словно манекен, и старался четко выполнять требования снабженца. Шутка ли, с него снимают мерки на персональное арктическое снаряжение, и от того, насколько точно всё изготовят, будет зависеть его жизнь за Полярным Кругом.

– Спрашивай. – Снабженец снова потянулся за планшетником и застучал пальцами по сенсорному дисплею, вводя в графы результаты обмеров. – Наверное, хочешь узнать, когда будет готово снаряжение?

– Да, сэр, – подтвердил Майк. – Дело в том, что мне заступать на вахту через четыре недели…

– Все новички задают этот вопрос! – ухмыльнулся тот. – Не волнуйся, парень, всё будет о’кей! Через неделю придешь на примерку, ещё неделю техническая станция провозится с подводкой шин внутреннего обогрева, потом пройдешь подгонку. Итого за три недели закончим. Далее, согласно инструкции, получишь снаряжение на руки, и у тебя будет четыре занятия по четыре часа каждое для того, чтобы разносить всё это барахло в тестовом режиме. Если что-то где-то будет натирать – обращайся, поправим. Только учти, на тестовом режиме халтурить очень не рекомендую. Там, у Реактора, жаловаться будет некому, Холод оплошностей не прощает. Откажет обогрев ступни или кисти – вернешься назад с протезом в лучшем случае! А ты ещё и темнокожий, вашему брату за Полярным Кругом приходится нелегко, так что будь осторожнее. Ты понял, приятель?

– Да, сэр, – закивал Майк, – спасибо! Я обязательно учту ваш совет и сделаю всё, как положено!

– Отлично! – одобрил снабженец. – А теперь двигай в класс, я с тобой закончил.

В аудиторию, где проходили обучающие занятия, Майк успел попасть за секунду до начала урока. Совсем не старый эксперт, читающий лекции, смерил его суровым взглядом и молча указал на свободный стол протезом руки. Майк поспешил занять своё место, внутренне поежившись. За три дня занятий в центральном офисе Полярного Бюро он повстречал людей с протезами больше, чем за всю свою жизнь, раз в двадцать. Это вызывало у него легкий страх, но всякий раз он немедленно отгонял его мыслями о Лив и о том, что задуманный план есть единственный шанс для них обоих.

– Господа! – Эксперт постучал металлическим карандашом лазерной указки по столешнице. – Попрошу всех встать и подойти к макету Реактора! – Он поднялся с кресла и включил лазерный лучик. – Сегодня я покажу, где вам предстоит провести пять месяцев вахты. Поэтому настоятельно советую слушать очень внимательно, в электронных буклетах Бюро содержится только общая информация!

Присутствующие в классе люди покинули учебные места и столпились у стоящего посреди класса большого круглого стола, всю поверхность которого занимал рельефный макет Реактора, выполненный из цветного пластика.

– Я хочу, чтобы вы разошлись вокруг стола так, чтобы всем было видно! – потребовал эксперт и занял лекторское место возле пульта управления подсветкой макета. – Итак, перед вами комплекс сооружений, традиционно именующийся Реактором, вернее, его точная копия в масштабе один к двадцати пяти, что означает, что вот это здание резервной электроподстанции, – луч указки уперся в приземистую белую коробку, – высотой в двадцать сантиметров, в действительности имеет пятиметровую высоту! Это всем понятно?

Он окинул слушателей вопросительным взглядом, но не увидел в их глазах вопросов и продолжил, обводя лучом указки основную площадь макета, заставленную копиями конструкций скелетного типа, раскрепленных длинными штангами и растяжками.

– Основную часть Реактора площадью в сто квадратных километров занимают мощные радиопередатчики, составляющие единую фазированную решетку. Таким образом, господа, перед вами одна гигантская антенна! Именно она формирует погоду над Новой Америкой. В результате её работы в ионосфере над нами возникают плазмоиды огромных размеров, о которых мы говорили на вчерашней лекции. Плазмоиды, подобно зеркалам, концентрируют солнечную энергию особым образом и направляют её на Новую Америку. Данный участок Реактора имеет исторически сложившееся название – сектор ХААРП! Как видите, кроме непосредственно антенн там ничего нет, за исключением пункта аварийного ручного управления, зарытого в землю заподлицо с поверхностью и законсервированного, так что надолго останавливаться на нем не имеет смысла. Конструкцию стандартной антенны вам объяснят позже, на следующих лекциях. Итак, ХААРП.

Он коснулся сенсора, и поле радиопередатчиков вспыхнуло светодиодной подсветкой.

– Помимо концентрации солнечной энергии, ХААРП поддерживает и регулирует силу ураганов, составляющих Полярный Круг, который является для Новой Америки надежным барьером, непреодолимым для Холода и адаптировавшихся к нему мутантов всевозможных видов. Направления движения ураганов Полярного Круга контролируются спутниковой группировкой Полярного Бюро, включающей в себя три специальных метеорологических спутника с уникальными возможностями, являющихся единым целым с сектором ХААРП, два основных и один запасной. На случай поломок и прочих непредвиденных обстоятельств. Средний срок службы такого спутника в режиме рабочей нагрузки составляет три года. Национальное Космическое Агентство строго следит за своевременным изготовлением и выводом на орбиту новых спутников взамен пришедших в негодность.

Эксперт вновь окинул слушателей взглядом:

– С данной информацией проблем ни у кого быть не должно, почти всё это известно вам со школьной скамьи. Поэтому двигаемся дальше! – Он тронул ещё один сенсор, и на макете загорелась подсветка небольшой группы строений, плотно стоящих рядом друг с другом. – Этот сектор называется Эксмот, это также исторически сложившееся название. Именно здесь вы будете проводить большую часть времени во время вахты. Тут расположены: командный центр, жилые помещения, ангары для техники, радары и резервная электроподстанция! – Лазерное пятнышко указки заскользило от одного макета к другому.

– Так много всего и только несколько строений? – не выдержал Майк. – И как там умещается две сотни человек, да ещё с техникой? Места же совсем мало!

– Хороший вопрос! – одобрительно воскликнул эксперт. – В действительности вы видите лишь надземную часть сектора. Вот это и это – радары, тут, как я уже сказал, резервная электроподстанция, предназначенная для обеспечения питанием секторов ХААРП и Эксмот в случае отключения основной электростанции, остальное – ангары для техники. Двести двадцать три человека, составляющие вахту, живут под землей, там же находится и центр управления Реактором. Сектор Эксмот создавался более двухсот лет назад, до климатической катастрофы, и Новая Америка сделала всё, чтобы встретить её во всеоружии! Три подземных уровня, по комфорту не уступающих хорошему отелю, тренажерный зал с бассейном, три ресторана, восемь баров, киноцентр и медицинский пункт, оборудованный самой современной аппаратурой. Вам будет чем заняться долгими холодными вечерами! Подробности узнаете на месте, а пока следуем дальше.

Эксперт машинально почесал протез, чем напомнил Майку старого Джеймса, при каждом дожде жалующегося на зуд в отсутствующей ноге, и подсветил указкой отдельно стоящий макет строения:

– Господа, вы видите сектор Пауэр! Впрочем, между собой мы называем его Барбекю. Это атомная электростанция, снабжающая энергией все объекты Реактора, кроме Могильника, которому питание не требуется. АЭС была построена незадолго до наступления Холода и рассчитана на эксплуатацию именно в условиях запредельно низких температур. Её устройство поистине революционно, в нем использовано воздушное охлаждение, благо чего-чего, а охлаждения у нас достаточно!

Слушатели засмеялись, оценив шутку, и один из них, судя по внешности, ровесник Майка, даже вставил свою реплику:

– Моя кузина работает на обогатительной фабрике! Они делают топливо для сектора Пауэр. Наша семья гордится тем, что имеет отношение к сохранению жизни в Новой Америке! Поэтому я решил стать полярником, сэр!

– Это очень похвальное и героическое решение! – немедленно согласился эксперт. – Ты настоящий патриот, парень, только будь предельно осторожен и внимателен, когда попадешь к Реактору. – Он многозначительно поднял руку с протезом и с механическим жужжанием повертел искусственной кистью: – Холод ошибок не прощает!

Парень аж побледнел, не ожидая такого ответа, и Майк усмехнулся про себя. Этот точно конкуренции не составит, один на двоих подвиг делить не придется. К тому же он белый.

– Извините, сэр! – Майк обратился к инструктору. – Если это не является конфиденциальной информацией, сэр! Как случилось, что вы получили травму?

– Ты хотел сказать «остался без ладони», парень? – иронично усмехнулся эксперт. – Это корпоративная тайна. Но я вам её раскрою, мы же теперь коллеги! Я работал в Могильнике, когда на нас напали мутанты. Какая-то зубастая тварь вцепилась мне в руку. Я забил её насмерть ледорубом, но она повредила тепловую шину, и у меня отказал обогрев перчатки. Пока я добрался до Реактора, кисть превратилась в ледышку, и врачи ампутировали её, чтобы спасти всё остальное. Ты хочешь узнать что-то ещё или мы можем продолжить?

– Нет, сэр! – От полученного объяснения Майк опешил, но вида не подал. Будущему герою испуг не к лицу, и выглядеть ошарашенным, как этот белый пацан рядом, он не собирался. – Спасибо за ответ, сэр! Извините, сэр!


Конец ознакомительного фрагмента
Купить и скачать всю книгу