Александр Александрович Сущевский
Русская рыбалка по Сабанееву


Момент исчезновения поплавка самый удобный для подсечки, так как если опоздать, то окунь глубоко заглатывает насадку и крючок приходится или вырывать из желудка, или отцеплять особой железкой или медной спицей, оканчивающейся развилкой.

Подсекать сильно не следует, так как губы у окуня довольно слабы (по той же причине кончик удилища должен быть довольно гибок) и можно их оборвать; крупный окунь, кроме того, при сильной подсечке часто обрывает леску, и благоразумнее дать ему некоторое время походить на удочке и тащить только тогда, когда он утомится и выплывет на поверхность; затем его подхватывают сачком, а за неимением сачка берут рукой (с лодки) или же вытаскивают волоком на берег, подальше от воды.

Многие современные рыболовы применяют интересный способ поиска окуня на просторах больших водохранилищ и озер. Удилище кладется поперек лодки, а крупный выползок, пучок червей или небольшой живец медленно движется за лодкой на заданной поплавком глубине. После того как произойдет поклевка окуня, рыболов останавливает лодку, становится на якорь и начинает облов найденного перспективного участка.

Некоторые «окунятники» взяли такой способ поиска «полосатого» за основу ловли и, совместив таким образом элементы дорожки и поплавочной ловли, успешно ловят крупного окуня на малознакомых крупных озерах и водохранилищах плавом, где без эхолота привязка к рельефу дна всегда может быть только приблизительной, а поиск рыбы другими способами может занять много драгоценного рыбацкого времени.

Так же перспективна поплавочная ловля окуня в густом коряжнике, где применение спиннинга затруднено из-за большого количества зацепов. Ловля получается «точечная» и, наряду с ловлей в отвес, является почти единственным способом достать прячущегося в корчах крупного «горбача».

Летнее ужение в отвес

Ужение на длинное удилище в отвес мало отличается от предыдущего способа, но, само собой разумеется, может использоваться только на глубоких местах – с лодки, реже с плотин, мостов и купален. Здесь клев окуня виден по колебанию кончика удилища, и если оно держится, то также ощущается рукой. Поэтому кончик должен быть еще чувствительнее, и чем удилище тоньше и гибче, тем лучше.

В глубоких озерах и прудах это самый удобный способ ловли окуней, так как на глубине закидывание удочки с поплавком крайне затруднительно, особенно в ветер, почему озерные рыболовы и не ловят иначе как в отвес. Окунь хорошо берет под самой лодкой, а в жаркие солнечные дни даже охотнее, чем вдали, так как прячется в тень.

К этому же способу относится английское sinking and drawing, то есть опускание и поднимание, напоминающее ловлю на блесну. Насадкой служит почти всегда рыбка (редко червь), которая зацепляется за спинку и опускается в те места, где охотник рассчитывает найти окуней, – в омуты, в окна между густых зарослей трав, около коряг, печур и т. д. Дав ей дойти до дна (чтобы узнать глубину), ее передвигают короткими толчками вверх и в стороны, изредка опуская на дно, чтобы не потерять глубину. Таким образом «обуживают» данное место до тех пор, пока не будет поклевки, при которой немедля подсекают. При ужении этим способом на червя полезно изредка опускать его на дно и давать лежать там около минуты.

Наряду с живцом для ловли в отвес отлично подходят различные вертикальные блесны, пропеллеры, турбинки, балансиры, мелкие силиконовые приманки. Лучше всего использовать легкое углепластиковое удилище с длиной колена более одного метра – оно минимально утомляет руку и позволяет совершать моментальную подсечку.

Кроме того, среди любителей отвесной ловли по открытой воде популярна ловля на «балду» – специальную свинцовую оливку, подвешенную за верхнее колечко на петле из лески. В эту же петлю с двух сторон оливки вводят жалами наружу два небольших одинарных крючка с длинным цевьем.

Игра «балдой» представляет собой подъем приманки от дна и сброс с последующим ударом в него. При этом вокруг приманки образуется привлекательное облачко мути, а крючки играют вверх-вниз, как лапки водяного насекомого. На крючки «балды» можно насадить червя, мотыля, цветной кембрик или бисер.

Зимнее ужение в отвес

Самая добычливая и самая характерная ловля окуня – это ловля на блесну, или блеснение. Блесна, поддерживаемая в постоянном движении, видна в светлой воде на довольно большое расстояние; окунь, принимая ее за живую рыбку, схватывает ее и зацепляется за крючок. Преимущества этого способа ловли очевидны: он не требует насадки (живца или червя), доставать которую (кроме мотыля) поздней осенью и зимой очень трудно, если не невозможно, и сохраняет много времени, так как позволяет поймать вдвое, втрое более рыбы, чем с насадкой.

От хорошей блесны, кроме блеска, требуется еще, чтобы она опускалась в воду не камнем, а более или менее плашмя и притом быстро колебалась с боку на бок – «играла». С этою целью блесны или делаются плоские с выгибом, или же имеют трехгранную форму, причем весьма важно определение центра тяжести всей блесны. Прежде чем ловить на блесну, необходимо ее предварительно попробовать дома, в кадке.

Вообще можно принять за правило, что для осеннего блеснения оловянные, более тяжелые и быстро падающие блесны лучше медных, которые, в свою очередь, пригоднее для блеснения подо льдом зимой, когда окунь становится очень вялым. По этой же причине зимняя блесна имеет обыкновенно только один крючок без бородки, тем более что и пойманная рыба снимается тогда легче и скорее. Крючок очень часто прикрывается кусочком красного сукна, что делает его еще более заметным в воде.

Блесна обычно непосредственно привязывается к леске, но так как при этом способе прикрепления блесна не может очень быстро колебаться, то лучше вставлять в отверстие небольшое медное колечко, края которого спаиваются. На случай задевов блесневщику необходимо иметь с собой свинцовую отцепку. Леска удилища складывается в разрез медной трубочки, трубку затем переворачивают, и гирька, опускаясь на блесну, отцепляет ее.

Окунь хватает блесну большей частью, особенно зимой, в тот момент, когда она, остановившись недалеко от дна, продолжает колебаться, почему надо выждать несколько мгновений и потом резким толчком поднять блесну. Голодный окунь хватает блесну широко разинутым ртом, но когда он сыт или блесна очень велика для него, то только толкает ее, как бы играя с нею – «стучит», но не попадается, а если и зацепляется крючком, то чаще под нижнюю губу, между грудными плавниками, за брюхо, даже за хвост.

На многих блеснах для зимнего отвесного блеснения рыболовы используют свободно подвешенные тройнички с ярким «глазом» в основании крючка. Во время слабого клева окунь не хватает блесну целиком, а лишь пытается втянуть ее в рот с потоком воды. В этом случае тройной крючок беспрепятственно влетает рыбе в рот (см. рис. 2 вклейки).

Когда клев окуня нестабилен и слаб, рыболовы также монтируют оснастку с дополнительным крючком. Выглядит она следующим образом: выше блесны на 5–10 сантиметров привязывается короткий 2–3-сантиметровый поводок. К нему привязывается тонкий крючок с длинным цевьем. Во время работы блесной крючок соблазнительно играет в толще воды в нескольких сантиметрах над ней.

Если рыболову необходимо усилить подвижность дополнительного крючка, то перед привязыванием блесны, на леске вяжут небольшую петлю, по которой крючок скользит свободно, еще больше привлекая рыбу.

Иногда на этот крючок насаживается мотыль, но чаще всего вяжется муха или имитация мотыля из красных ниток, часто покрытых лаком. Большинство поклевок вялого и пассивного окуня происходит именно на дополнительный крючок и ощущается как легкий удар.

Самое добычливое блеснение начинается спустя несколько дней после того, как замерзнут пруды, озера и глубокие речные затоны, когда рыба уже снова осядет на дно. Производится оно, разумеется, из прорубей-лунок, в известных глубоких ямах, на короткие удильники такими же резкими, но более короткими толчками. Если в продолжение нескольких минут ни один окунь не стукнул, переходят к соседней лунке и т. д., пока не найдут стаю или не убедятся по «стучанию», что окунь, хотя и есть, но не берет. Зимой же это случается едва ли не чаще, чем осенью, и часто бывает, что окунь ловится с утра отлично и вдруг перестает брать к вечеру, или же наоборот – утром не берет, а с 3 часов дня не успеваешь его вытаскивать.

Зимнее блеснение у нас, в средних губерниях становится уже менее добычливым в середине, в более южных местностях, в конце декабря, в январе почти прекращается, а возобновляется с первыми февральскими оттепелями; в марте, перед вскрытием, ловят на блесну еще больше, чем по первому льду, иногда до тысячи штук, то есть несколько пудов (см. часть 4 «Словарь рыболова»).

В современной рыбалке все большую популярность приобретает ультралегкий спиннинг (см. главу «Голавль»). Длина удилища для ловли этим способом редко превышает 2,4 метра, чаще всего – от 1,8 до 2,1 метра, а тест по приманкам – от 1 до 5–7 граммов. Приманки используются также ультралегкие: миниатюрные силиконовые микроджиговые приманки с груз-головками весом в 1–3 грамма, микровертушки и микротурбинки с мухами, мелкие воблеры длиной 3–4 сантиметра и т. д.

Правильно используя возможности снасти, рыболов практически никогда не остается без улова: найденный стайный окунь на мелкие приманки обычно ловится очень хорошо. Но здесь важно помнить, что этот хищник как никакой другой привередлив в выборе цвета приманки и ее проводки.

Проводку окунь любит волнистую, с замедлениями и ускорениями и на джиговую ступеньку, или простую, равномерную проводку чаще всего ловится немного хуже, чем на волнообразную проводку. В предпочтениях по цвету бывает очень непредсказуем, хотя стабильно ловится на силикон коричневого цвета, цвета машинного масла, «под пиявку», на темных силиконовых червей и различные варианты темных приманок с блестками.

Попутно попадается практически любая рыба. Часто на ультралегкий спиннинг можно поймать даже вполне мирную уклейку, плотву, леща. Поклевки же красноперки, язя, голавля и жереха случаются периодически.

Щука

Почти цилиндрическое туловище оканчивается огромной длинной и плоской головой, имеющей вид челнока, с выдающейся нижней челюстью; широкая пасть ее усеяна сверху и снизу сплошными острыми скрестившимися зубами. Длинная и плоская голова, напоминающая крокодилью, и далеко отодвинутый назад спинной плавник отличают ее от всех других пресноводных рыб. Глаза у щуки сравнительно очень подвижные: она почти так же хорошо видит над собой, как и сбоку. Чешуя щуки мелкая, гладкая; спина у нее темная, бока туловища серые или серовато-зеленые с более или менее значительными желтоватыми пятнами и полосками; беловатое брюхо обыкновенно усеяно сероватыми крапинками; непарные плавники буроватые с черными крапинками или извилистыми каемками, парные – оранжевого цвета.

Ихтиология

Щука обладает большим проворством движений, что, конечно, обусловливается удлиненной формой ее тела. Редкой рыбе удается избегнуть зубастой пасти погнавшегося за ней хищника, тем более что последний преследует ее не только в воде, но даже и в воздухе. Прыжки щуки изумительны: в этом отношении она уступает разве только язю, жереху и лососям. Несмотря, однако, на быстроту свою, щука все-таки большей частью хватает свою добычу из засады.

Места обитания

Щука имеет весьма обширное распространение. Хотя щука всюду принадлежит к числу наиболее обыкновенных рыб, но она, видимо, избегает холодных, быстро текущих и каменистых рек и предпочитает спокойное течение. Реки и проточные озера с камышистыми и травянистыми берегами и заливами составляют ее любимое местопребывание, что объясняет, почему она так редка в некоторых горных реках, куда большей частью заходит только случайно из протоков.

Но, кроме рек и проточных озер, щука водится в изобилии и во многих стоячих водах, в не вымерзающих зимой прудах, даже болотах, дающих начало рекам, наконец, в глубоких ямах от кирпичных заводов и плитных ломок. На севере нередко можно встретить ее в озерах, почти совершенно затянутых трясиной, в которой остались лишь немногие так называемые «окошки». Весной щука встречается даже в неглубоких ямах и в лужах заливных лугов, куда заходит во время нереста.

Всюду, как в реках, так и озерах, щука выбирает своим местопребыванием места не очень глубокие, травянистые и обыкновенно держится около берегов. Только очень большие живут на глубине, в ямах и под крутоярами, где держится и крупная рыба, которой они питаются. Мелкая же и средняя щука живет постоянно в камышах, в траве и, за неимением того или другого, на севере зарывается в мох или прячется за корягами, под кустами, нависшим берегом, большими камнями и т. п. убежищами, в которых подстерегает свою добычу.

Повадки

Кроме рыбы, щука не дает пощады никакой живой твари, и жадность ее не знает пределов: во время так называемого «жора», когда она всего голоднее, щука бросается на крупных птиц, например гусей, с которыми, конечно, не может сладить, и на рыб одинакового с нею роста. Крупные щуки беспрепятственно глотают утят, даже взрослых уток, почему местами и называются утятницами. Точно так же щуки пожирают водяных крыс, землероек, в Сибири мышей и белок на переправах во время их переселений. Лягушки и головастики составляют лакомую пищу прудовых щук.

Вообще щука хватает свою добычу как придется, но заглатывает непременно с головы. Крупные щуки глотают рыб целиком, почти без повреждений. Пищеварение у щук очень слабое, и через два дня можно еще найти в желудке непереваренных рыб. Этот факт несколько объясняет периодичность жора щуки. Она ест до тех пор, пока не будет набита битком рыбой, буквально по горло, затем переваривает проглоченную пищу в течение многих дней, даже неделями.

Несомненно, что периоды жора не имеют правильности и обусловливаются главным образом состоянием погоды. Она ест периодически, и большей частью клев ее, или «жор», бывает 3–4 раза в год: перед нерестом, еще по льду, затем в апреле или мае–июле и особенно осенью – в сентябре–октябре. При высоком стоянии барометра, то есть при установившейся хорошей летней погоде, щука «стоит», не двигается, по целым часам, даже днем, находясь в каком-то полусонном состоянии. Эта «стойка» прекращается, как только барометр начинает падать, и чем дольше продолжалась хорошая погода и дольше стояла щука, тем сильнее бывает ее жор, тем жаднее она хватает рыбу. Кормится щука по утрам и под вечер, в полдень же и ночью почти всегда отдыхает – спит, нередко на глубине нескольких вершков; желудок ее переваривает проглоченную пищу.

Первый жор щуки начинается в феврале или в начале марта, когда она, истощенная продолжительным постом, изнуренная и исхудалая, подходит к закраинам, к устьям впадающих рек и жадно хватает всякую рыбу, которая только может поместиться в ее ненасытную утробу. Этот февральский или мартовский лов щуки многим рыболовам вовсе неизвестен и бывает всего удачнее на озерах. Стаи щук выходят из ям, рассеиваются и начинают плавать около закраин. Вслед за этим периодом еды щука уже не уходит на глубину и не прячется в укромные места, как обыкновенно, а подымается вверх по реке, идет в речки и ручьи, заходит в полой и через неделю-две, вообще с разливом рек начинает свой нерест.

Нерест

В средней России нерест ее имеет место в марте, редко в начале или средине апреля, как это обыкновенно бывает на севере. В озерах щука вообще играет позднее, нежели в реках, что обусловливается их поздним вскрытием. В противоположность большинству рыб щука играет не рунами, а весьма небольшими артелями – штуки по три-четыре, в числе коих находится обыкновенно одна самка, так что молочников гораздо более икряников. Щука мечет икру обыкновенно по третьему году, когда уже бывает более 1/2 аршина. Прежде всех играет не самая крупная, как у других озерных рыб, а самая мелкая, потом средняя и, наконец, самая большая, иногда даже с небольшими промежутками, отчего нерест продолжается чрезвычайно долго, дольше, чем у всех других рыб, нередко недели две[4 - Сходную особенность поведения щука проявляет и во время питания. Утренний жор ее начинается с восходом солнца. Но первые поклевки чаще всего приносят небольших щурят, которые первыми вышли на охоту. И лишь через некоторое время, часто – к 8–9 часам утра, кормиться выходят самые крупные особи.].

Развитие икры щуки идет сравнительно быстро; для этого достаточна температура в +8–10 °С. На солнце и в мелкой воде молодые рыбки выклевываются в 1 1/2 недели, даже в 8 дней, в тени и на более глубоких местах – в две недели и долее. Первое время молоденькие щурята держатся на самых мелких местах, мало пугливы, питаются больше насекомыми, червями и другими мелкими беспозвоночными и редко ловят молодь других рыб ранее июля, когда переходят в более глубокую воду. Но в августе и сентябре щурята кормятся исключительно мелкой рыбой и быстро увеличиваются в росте.

Ловля щуки

Что касается времени клева, то весной щука берет почти в течение целого дня, кроме времени около полудня и полуночи; летом – только по утрам, вечером и иногда (именно в начале лета) – среди ночи; осенью и особенно зимой щука ловится всего лучше среди дня и начинает кормиться довольно поздно.

Приманкой служит живая или, если не живая, то движущаяся, хотя бы искусственная, рыба или ее подобие. На мертвую рыбу, в особенности перевернувшуюся вверх брюхом, щука берет только в редких случаях, когда очень голодна.

Современные рыболовы с успехом ловят щуку и на неподвижную мертвую рыбу. В определенные периоды, когда щука пассивна или экономит энергию, она охотно хватает и снулую рыбу. Затраты энергии для хищника при этом сводятся до минимума. Особенно перспективна такая ловля в жаркие летние дни и поздней осенью на входах в ямы. По наблюдениям многих рыболовов, мертвую рыбу по большей части хватает щука большего размера.

Для того чтобы мертвая рыба, посаженная на крючок, не всплывала в толще воды вверх брюшком, рыболовы прокалывают тонкой иглой воздушный пузырь рыбы, а в тело, в районе брюшка, вводят кусочек свинца.

В результате проводимых в разных странах экспериментов доказано, что эффективность неподвижной мертвой рыбы бывает даже выше, чем живого и активного живца. И даже на кусочки морской рыбы пресноводная щука берет вполне прилично. Скорее всего, ее привлекает сильный запах мойвы, тунца и т. д. Многие рыболовы убеждены, что щуку можно приманивать к месту ловли рыбным фаршем или нарезкой из мелких рыбешек.