Николай Викторович Степанов
Путь к трону

После долгого обсуждения с сестрой принц решил проникнуть во дворец вместо учителя танцев. Придворный танцмейстер был примерно такого же телосложения, что и наследник, и обладал некоторыми магическими способностями, что было очень важно. Полностью загасить свой источник Тарин не мог, сторожевое заклинание при входе сразу распознало бы в нем чародея. Поэтому пробираться решили через ворота для волшебников. Из всех колдунов, проживающих в городе, лишь учитель танцев Росгун да смотритель за конюшнями не попали под влияние Эрмудага. Оба так и не продвинулись дальше пасов низкой волны, а потому интереса для Еневры не представляли.

Тантасия, стараниями которой ловелас Росгун оказался в ее доме, принесла Илинге одежду учителя, доложила кратко:

– Этот хлыщ до ночи будет спать, как ребенок.

– Он не очень приставал? – поинтересовалась принцесса.

– Пытался, – усмехнулась подруга Фергура. – Но меня слащавыми речами не проймешь, а силенок у него маловато. И физических, и магических.

Пока волшебницы разговаривали, Тарин переоделся и вышел показаться в новом наряде. По лицам строгого жюри принц понял, что маскировка никуда не годится.

– Неужели все так плохо?

– Гораздо хуже, чем я ожидала, – цокнув языком, произнесла Илинга.

– Ты же сама просила не использовать магию, а с помощью маски большего не добиться, – пожал плечами наследник. – Это максимум моих возможностей.

– К лицу как раз претензий нет, – кивнула Тантасия, – но Росгун никогда не выглядит таким неряшливым. На нем одежда сидит как влитая, и каждая рюша на строго определенном месте.

– У него этих рюш – как у ежа иголок. Мне ни за что не выстроить их все по порядку.

– И пусть, – улыбнулась принцесса. – Мы немного упростим задачку. Пару раз я видела учителя после хорошей пьянки. Выглядел он ненамного лучше, чем мой братик сейчас.

– Но все-таки лучше? – округлил глаза Тарин.

– Да, – кивнула девушка и поспешила продолжить: – Будем считать, что балетмейстер вдрызг упился. Тантасия, у тебя найдется что-нибудь спиртное с сильным запахом?

– Есть джин и дешевый бренди. Если их смешать, запах разносится за пять шагов.

– То, что надо!

– Дамы, вы что задумали? Я не собираюсь напиваться!

– Никто тебя спаивать не собирается, – успокоила брата Илинга. – Перед воротами прополощешь этой дрянью рот – и вперед. Только походку не забудь отработать соответствующую. И главное – в разговоре побольше его словечек. Не забудешь?

– Постараюсь.

– И еще, пообещай мне, пожалуйста, что во дворце не будешь демонстрировать свои настоящие силы. Только в самом крайнем случае.

– Сестра, кто из нас старший? Сам разберусь, когда и что предпринимать.

– Ну чего ты сразу злишься? – На лице принцессы отразилась обида.

– Только не плачь. Я обещаю.

Через полчаса наследник, пошатываясь, проходил через ворота.

– Росгун, где это ты нализался? – К учителю танцев вышел боевой маг городской стражи. – В таком состоянии лучше сидеть дома.

– Я нализался, мозоль мне на обе пятки? Быть не может!

– Тебя шатает сильнее, чем в пятибалльный шторм.

– Любезнейший Шугр! Человек, который способен выполнить пируэты тирсуанского вальса, трезв как стеклышко.

– Где же найти такого человека? – усмехнулся чародей.

Подкрутив тонкие усы, «учитель танцев» кашлянул в кулак. Охранника обдало ароматом спиртного.

– Он перед тобой, дружище! – бодро ответил «танцмейстер».

– Я не вижу.

– Любезный Шугр, у тебя проблемы с глазами? Смотри!

Принц давно не занимался танцами, но в свое время проходил науку Росгуна и пируэты сложного вальса освоил до тонкостей. Он поднялся на носки и…

– Да! – Боевой маг разинул рот от удивления. – Недаром говорят – мастерство не пропьешь. На ногах еле стоит, а такое вытворяет! Проходи.

Парень миновал первый барьер. Дальше нужно было пройти в свои апартаменты, осторожно прошмыгнуть рядом с тронным залом и попасть в рабочий кабинет отца.

Небольшая комната, в которой обычно работал Глошар, находилась чуть дальше по коридору от входа в тронный зал. С момента исчезновения короля помещение пустовало, хотя Тарин неоднократно видел выходившую оттуда чету регента. Каждый раз они были чем-то недовольны. Теперь наследник понимал почему. Правители безуспешно пытались найти монарший жезл.

Принц забрал собственный ключ от кабинета отца, хранившийся у него в спальне. Затем той же нетвердой походкой, сопровождаемый недоуменными взглядами стражников, он прошел мимо нескольких постов и оказался возле нужной двери. Внутри царил беспорядок.

«Похоже, Ярланд все тут перевернул, а надо было лишь коснуться ладонью конской морды. Моей ладонью».

Тарин отчетливо вспомнил слова отца, словно тот лишь вчера рассказывал, как найти монарший жезл. Наследник закрыл за собой дверь и осторожно подобрался к стене, украшенной бронзовым литьем. На нем в полный рост был изображен всадник богатырского телосложения на фоне усеянного трупами поля битвы. Отец не любил эту картину. Он считал победу, добытую ценой бесчисленных жертв, равносильной проигрышу и часто говорил, что никогда не желал бы оказаться на месте этого богатыря.

Вместе с исчезновением барьера к принцу полностью вернулось воспоминание о единственном визите к магистру. В тот день мальчик впервые увидел жезл и его действие: магический артефакт нейтрализовал магию охранных рун особняка Црангола.

Отец тогда еще похвастался:

– Видишь, сынок, благодаря этой вещице мы, короли, можем посещать магистра в любое время. Хочет он того или нет.

Король еще задал довольно странный вопрос: что именно видит наследник, глядя на символ власти? Мальчик удивился. Но ответил, что это серебряные четки на руке монарха. Глошар почему-то загадочно улыбнулся, туманно намекнув на странности магического восприятия этого артефакта у разных людей.

Правда, о других особенностях жезла парень так и не сумел ничего вспомнить, наверное, просто не знал о них.

Прикосновение к бронзовому носу лошади запустило в действие опознавательное заклинание. Левый глаз рысака засветился, и принц уже собрался надавить на око, чтобы заработал механизм отпирания тайника. Как вдруг…

– Тарин?

Голос, прозвучавший в тишине комнаты, показался очень странным: для мужского он был слишком высоким, а для женского, наоборот, низким. К тому же он сопровождался непонятно откуда взявшимся эхом. Брат Илинги ответил не сразу:

– Это я.

– Зачем пожаловал?

Новости
Библиотека
Обратная связь
Поиск