Николай Викторович Степанов
Путь к трону

– От завтрака до ужина? – поспешно уточнил начальник розыскной службы.

– Да. А что?

– С меня тоже спадают магические оковы именно в это время. – Старик быстро принялся вышагивать туда-сюда перед троном. – Так-так-так… Что можно сделать за восемь часов свободы?

– Да ничего. – Регент был несколько озадачен открытием собеседника, но не видел возможности использовать его с пользой для себя. – Разве что залезть на крышу да броситься оттуда вниз головой?

– У кого в башке нет мозгов, пусть так и поступает, а я постараюсь найти ей другое применение. В библиотеке Глошара книжки о демонах имеются?

– Должны быть.

– Твоя задача разузнать все об Эрмудаге. Пока с ним не справимся, топор палача так и будет щекотать нам шею.

– Допустим, я схожу в библиотеку. А что я потом скажу Еневре? Я ведь ничего не могу скрыть от нее, – предупредил Ярланд. – Вдруг спросит?..

– Пусть это тебя не волнует. Я нашел средство против откровенности. Используй сегодня перед ужином морханаз против себя и сможешь неделю говорить не только правду.

– Зомбировать самого себя?

– Конечно! Механизм воздействия демона на нас тот же, но морханаз вклинивается в магию Эрмудага и, похоже, сбивает некоторые настройки. Жаль только, свободу не возвращает. Противиться чужой воле все равно не получается, но скрывать собственные мысли можно.

– Хвала утреннему бризу, хоть какое-то послабление! – обрадовался Ярланд. – А как твои успехи в розыске?

– Неважно. Пытался сделать компас для Руама, но на того уже никакая магия не действует. Парня даже собственная кровь не может найти.

– А принц?

– Этого обнаружить еще сложней. Вместе с проводником он по силе что твой магистр. Да и без Руама тоже научился справляться. Помнишь, как он сцепился с Цранголом, когда в того демон влез?

– Да. Сейчас бы я многое отдал за то, чтобы тогда Тарин одолел злодея. Уж с принцем мы не сегодня-завтра справились бы, а с Эрмудагом не совладать. А самое паршивое, что, как только наследник попадет в лапы демона, нам конец.

– Не паникуй раньше времени, ваше величество. Найдем способ и с этой напастью управиться.

– Какое уж там величество! Так, прислуга одной великосветской дамы, – махнул рукой король. – Вот она действительно правительница, чтоб ей скорее хребет переломило.

– Придет и ее час, а пока… Ты абсолютно прав. Мои неудачи в розыскном деле нам же на пользу.

– Мне вряд ли. Ты бы видел, какие указы я подписываю! Скоро вся Адебгия будет мечтать о моей смерти.

– Ты о податях?

– И о них тоже. Похоже, Еневра решила выжать из подданных все соки. А кто противится – в каталажку. Казна за месяц удвоилась, но ей все мало. Скоро уже не крестьяне – дворяне голодать начнут.

– Умна, до чего же умна твоя супруга! Таких в младенчестве давить нужно, – оскалился Хиунг. – Сразу две задачки решает. Во-первых, накапливает средства, а во-вторых, готовит почву для твоего свержения. Еще месяц, и твоим именем детей путать станут. Вот тогда и наступит ее звездный час. Еневре будут аплодировать, когда она всадит нож тебе в спину. А потом, увидишь, станет доброй и справедливой. Правда, относительно тебя нынешнего.

– Ничего я не увижу. Да и ты, наверное, тоже.

– Если сидеть сложа руки, тогда конечно. Но мы просто обязаны найти средство против Эрмудага.

– Ну отыщем. Дальше что? Мы же не сможем ничего против него сделать. Разве только на словах…

– Было бы средство, а исполнитель всегда найдется. Взять того же Лутса…

– Ты о моем секретаре? – Регент опять посмотрел на дверь. – Да он еле дышит от страха при одном упоминании Еневры или Эрмудага! До сих пор не пойму, зачем моя драгоценная женушка его в живых оставила? Ведь это он, мерзавец, доносил обо всем магистру!

– Потому и оставила, что умна, – тяжело вздохнул герцог.

– Думаешь, у нее планы на этого труса?

– Естественно. Лутс расшибется в лепешку, но сделает все, что она скажет.

– Сейчас таких во дворце очень много.

– Да, ты прав. И мы с тобой в их числе. Но не забывай, секретарь не волшебник – это раз, его никто не воспринимает всерьез – два, и Еневре не нужно применять к нему магию. Мужик так напуган, что запрети она ему дышать – выполнит, не задумываясь.

– Хочешь сказать, моя супруга надеется воспользоваться тем, что демон не может управлять людьми?

– Именно. И если Лутс в нужное время окажется в нужном месте…

– А нам от этого какая польза?

– Надо подобрать ключ к твоему секретарю раньше, чем Еневра решит его использовать.

– Разве такое возможно?

– Предложи человеку надежное средство от терзающего его кошмара, и он не устоит, чтобы им не воспользоваться.

– Еневра с утра выехала за ворота, и ее ожидают только к ужину. – Переодетая дворовым мальчишкой Илинга сидела за столом и рассказывала брату о своих наблюдениях, жадно запихивая в рот куски отварного мяса.

– Ваше высочество! – протяжно произнес Тарин. – Ты же не на улице. Передо мной можно не изображать простолюдина.

Брат с сестрой расположились в доме Тантасии. Для планов наследника жилище волшебницы подходило как нельзя лучше. Оно находилось в десяти минутах ходьбы от дворцовой площади и имело потайной выход на случай опасности.

– Много ты понимаешь! Я три недели входила в образ, стараясь ничем не отличаться от мальчишек. Даже подралась пару раз, чтобы за своего приняли. Теперь отвыкать никак нельзя.

Синяк под глазом был ярким тому свидетельством, и принцесса гордилась им больше, чем любая знатная дама дорогим ожерельем. А попытки Тарина поработать над ссадинами категорически отвергла.

– Если раскусят, ты даже не подозреваешь, что со мной сделают. У нас с капризулями разговор короткий. Но самое главное – слухи о переодетой девчонке быстро поползут по городу, и кое-кто может засомневаться, что дочь Ярланда погибла.

– Понятно. А королева раньше не приедет? – Наследник вернулся к интересовавшей его теме.

– Мачеха раз в неделю навещает магистра. Гостит там до ужина и еще ни разу не нарушала свой распорядок. Но ты не волнуйся. У нас напротив ворот сегодня большой турнир в чушки. Я участвую, и если что-то пойдет не так, сообщу.

– Да, никогда не думал, что моя сестра вместо уроков танцев будет у ворот дворца драться с уличными пацанами. Если так дело и дальше пойдет, дорастешь до разбоя на больших дорогах.

– Разбойников сейчас и без меня хватает, – возразила принцесса. – В столице только и говорят о разорившихся дворянах, взявшихся за оружие. Это ж надо – за один месяц разорить всю страну!

– Не будем о грустном. Давай займемся моим преображением.

Новости
Библиотека
Обратная связь
Поиск