Вадим Геннадьевич Проскурин
Звездная сеть

Обычно, придя на работу, я сразу включаю кофеварку, а потом включаю компьютер и лезу в электронную почту. Это такой ритуал, с него начинается каждый рабочий день и если обстоятельства заставляют от него отступить, я чувствую себя неуютно. Очень редко я делаю исключения по собственной воле.

Сегодня я сделал исключение. Я отпер свой кабинет, отключил сигнализацию, повесил дубленку в шкаф и сразу же направился в кабинет к Женьке.

Женька сразу понял, что произошло нечто экстраординарное.

– Что случилось? – спросил он.

Я неопределенно пожал плечами и указал взглядом на экранированную переговорную. Женька кивнул и через минуту мы сидели за длинным столом на двенадцать персон, а я вытаскивал из сумки инопланетные устройства.

Едва Женька увидел, что я притащил, его лицо вытянулось.

– Это что такое? – спросил он. – Ты… эээ…

– Со мной все в порядке, – оборвал его я. – Крыша пока не поехала. Сейчас все объясню. В этой комнате есть Что-нибудь ненужное?

Я огляделся по сторонам и не обнаружил ничего подходящего на роль мишени. Хотя нет, пластмассовая урна под столом должна подойти.

Я выставил урну на стол, навел на нее пистолет и нажал на спуск. Секунд десять ничего не происходило.

Физиономия Женьки ясно показывала, что он думает по поводу происходящего. Я заглянул в урну и увидел, что дно покрыто ровным слоем белесой трухи.

– На пластмассу почему-то не действует, – констатировал я. – Гляди, там на дне, это была бумага.

Женька состроил скептическую гримасу и ничего не сказал. Я постучал себя по карманам, выгреб пачку сигарет, положил на стол и выстрелил в нее практически в упор.

Секунды через три пачка стала проминаться, как будто на нее сверху поставили что-то тяжелое. А потом она вдруг дернулась и выпустила клуб непередаваемо вонючего удушливого дыма.

Я обнаружил, что уже не сижу за столом, а стою около кондиционера и тщетно пытаюсь прочихаться, а рядом тем же самым занимается Женька.

– Андрюха, ты сдурел? – выдавил он из себя. – Что это за фокусы?

Я начал злиться.

– Никаких фокусов! – рявкнул я. – Если не веришь, выстрели себе в голову. Или вот…

Я направил пистолет в стену, нажал на спуск и слегка повел стволом. На стене появилась проплешина. К удушливой вони добавился запах цемента.

Женька стал выглядеть чуть более осмысленно.

– Что это было? – спросил он.

– Понятия не имею, – честно признался я. – Полагаю, молекулярный деструктор. Знаешь, в фантастике…

– Где взял? – перебил меня Женька. Похоже, он снова начал соображать.

– Тебе полную историю рассказать или краткую? – спросил я.

– Вначале краткую.

– Если кратко, я отобрал этот девайс у инопланетянина, который пытался изнасиловать мою соседку.

Женька истерически заржал.

– Ты чего? – вздрогнул я.

– Так, нервное. Что за инопланетянин? Зеленый человечек?

Вместо ответа я вытащил из сумки терминал.

– Возьми его в руку, – сказал я, – и скажи ему Что-нибудь.

– Что-нибудь, – сказал Женька, и его брови удивленно взметнулись вверх. – Какие игрушки? Какие личинки? Какие еще паразиты?

Я отобрал у него терминал и спросил:

– Видишь?

– Что видишь?

– Эта штука – терминал Вселенской Сети. Что-то вроде интернета, только на общевселенском уровне. Поддерживается удаленный поиск информации, переписка, телефон и физическое перемещение.

– Телепортация, что ли?

– Не совсем, тело остается на месте… нет, не совсем остается… но к месту назначения перемещается только душа. Нет, лучше я расскажу всю историю с самого начала.

– Да уж, лучше расскажи, – согласился Женька.

И я начал рассказывать.

8

– Что скажешь? – спросил я, закончив рассказ.

Женька сделал нехилый глоток коньяка и ничего не ответил. Он начал говорить только через минуту.

– Ты эти штуки вскрывал? – спросил он. – Что там внутри?

– Много всяких проводочков, радиодеталей и тухлых молочных продуктов. Я сделал копии обоих устройств, они работают.

– Работают? Получается, кроме проводочков и всего прочего, там больше ничего нет? Никаких… как бы это сказать-то…

– Никаких инопланетных артефактов там нет. Можно хоть сейчас поехать на Митинский рынок и к завтрашнему вечеру напаять десяток таких терминалов. Я уже полазил немного по Сети, я так понимаю, этот терминал – что-то вроде маяка, он не должен быть сложным, вся сложная технология сосредоточена на серверном конце, а здесь…

– С Сетью легко научиться работать? – перебил меня Женька.

– Говорят, не очень трудно. Самое трудное – точно сформулировать запрос. У всех разумных рас разные системы понятий, ты даешь запрос «воспитание детей», а в ответ тебе объясняют, как вытаскивать гусеницу из яйца.

– Понятно… Слушай, Андрюха, ты хоть понимаешь, что за вещь ты откопал?