Вадим Геннадьевич Проскурин
Звездная сеть

Ирочка растерянно помотала головой.

– Как я сюда попала? – спросила она.

– Ничего не помнишь? – уточнил Женька.

Ирочка снова помотала головой.

– Ничего страшного, – Женька попытался состроить максимально добрую улыбку. – Все нормально. Иди обратно в приемную, посиди там.

Ирочка снова затеребила мочку уха.

– Со мной что-то не так, – выдала она потрясающе глубокую и неожиданную мысль.

– Наверное, переутомилась, – предположил Женька. – Езжай домой, отдохни, завтра будет лучше.

– Да, я, пожалуй, поеду, – согласилась Ирочка и встала. – А что я здесь делала?

– Ничего, – сказал Женька с честными глазами. – Зашла, села, пару минут сидела неподвижно, а потом как будто очнулась. Езжай домой, отдохни. Если хочешь, можешь завтра не приезжать, отдохни как следует.

Ирочка ушла. Женька убедился, что звуконепроницаемая дверь заперта, повернулся ко мне, и витиевато выругался.

– Ага, – подтвердил я. – Оно самое.

– И что теперь делать? – задал Женька риторический вопрос.

Я задумался. И в самом деле, что делать?

– Для начала полазить по этой Сети как следует, – сказал я. – Разобраться, что там к чему. А то еще припрется очередной Джеймс Бонд и приговорит к десяти смертным казням.

– А с этим что делать? – Женька кивнул в сторону валяющегося на столе деструктора.

– Понятия не имею. Как оружие он неплох, да и под категорию огнестрельного явно не подпадает, но, с другой стороны, на хрена он нам с тобой? Разве что для самообороны.

– Можно запатентовать, – предложил Женька.

– Представляешь, сколько ФСБшников набежит?

Женька состроил презрительную гримасу. До того, как основать охранную фирму, он четырнадцать лет проработал в ФСБ, и традиционного для России страха перед спецслужбами не испытывал.

– Думаешь, они поверят, что мы с тобой эту конструкцию сами придумали? – продолжал я.

Женька отрицательно помотал головой.

– Можно сказать, что ты нашел его на улице или, там, в подъезде на лестнице. Подобрал из любопытства, прицелился в потолок, нажал на спуск, удивился, решил разобрать, ну и так далее.

– Думаешь, поверят?

– А куда они денутся? В такую историю проще поверить, чем в инопланетян.

И тут я вспомнил кое-что важное.

– Знаешь, Жень, – сказал я, – та амеба на Триларе говорила, что Земля уже давно подключена к Сети.

– И что?

– Ты уверен, что ФСБ не знает про Сеть?

Женька задумался.

– Если бы они знали, – сказал он, – мы бы сейчас ездили в отпуск не в Анталью, а на Марс. Сколько времени нужно копаться в Сети, чтобы наткнуться на полезную технологию?

– Долго. Представь себе, что ты папуас, подключившийся к интернету. Допустим, ты нашел чертежи винтовки. Но ты не сможешь сделать винтовку, потому что тебе потребуется металл, станки, пироксилин, капсюли и еще сотня других вещей. Или, допустим, ты узнал, что самая лучшая тетива для лука получается из пластиковой лески. Но где ты леску возьмешь?

– А если я найду инструкцию, как сделать арбалет?

– Ну…

– Разве этого мало? В средневековой Европе изобретение арбалета очень многое поменяло. И учти еще, что не всякое революционное открытие связано с техникой. Например, папуас всю жизнь думал, что коровье бешенство – наказание богов, и вдруг узнал, что оно передается через каннибализм.

– А когда он поделился этим откровением, все подумали, что он нарушает заветы предков, и съели его, чтобы не смущал молодежь.

– Тоже не исключено. Но я не к тому говорю. Сделать простейший электрогенератор может даже папуас, главное, чтобы в наличии было железо или хотя бы медь. А как только в стране появляется электричество… А ведь есть еще всякие гуманитарные науки… И вообще, неужели ты собираешься засунуть эти штуки в сейф и никогда ими не пользоваться?

– Я еще сам не знаю, что собираюсь делать. Меня смущает то, что Земля давно подключена к Сети, но об этом никто не знает. Почему?

– Понятия не имею. Может, мы в их формат не вписываемся, слишком агрессивные или, там, слишком тупые.

– Если так, неужели другим мирам понравится, что Земля получит неограниченный доступ к Сети?

– Неограниченный? Разве в Сети нет участков ограниченного доступа?

– Не цепляйся к словам. Ограниченный доступ.

– Думаешь, это они нас не пускают, а не мы не лезем?

– Без понятия. Надо в Сети посмотреть.

– Попробуй, но только вряд ли что-то получится.

– Почему?

– Вряд ли эта информация лежит в открытом доступе.

– Попробовать стоит.

– Попробуй. А пистолет все—таки надо запатентовать, хуже не будет.

– А если будет?