Дмитрий Сергеевич Дягилев
Как процветать в последние времена


Писание же говорит нам об этом так:

"испытывайте самих себя, в вере ли вы; самих себя исследывайте. Или вы не знаете самих себя, что Иисус Христос в вас? Разве только вы не то, чем должны быть".

Понять, что Святой Дух (то есть вечная жизнь, состояние спасённости) у нас есть – несложно: когда мы имеем Святой Дух, мы ощущаем глубокое спокойствие и радость, ибо эти вещи являются плодами духа:

"Плод же духа: любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание. На таковых нет закона".

В тот момент наши страсти утихают, ибо вино духа наполняет сосуд наших сердец до края, и змеи страстей, напившись его, засыпают.

Загадочная книга

В процессе чтения слова Божиего, что было заповедано отцами, я периодически почитывал и книгу Откровения. Там был момент про печать зверя и про то, что все люди в тот период будут осуждены из-за того, что приняли печать. Я решил узнать, что пишут об этом святые отцы. В процессе, я наткнулся на пророчество о конце мира у преподобного Нила Мироточивого. Меня ужаснуло то, что я читал. Я прошвырнулся по интернету и наткнутся на пару информационных сайтов, которые рассказывали о том, что мы уже "в периоде", и объясняли, что такое печать дьявола. К сожалению, нигде не приводилось (кроме, как в источниках, которые, как мне казалось, избегают реального положения вещей) успокаивающих ответов или лёгких советов насчёт того, как справляться с этой печатью, и всё казалось просто бесконечно ужасным, сложным, без всяческой надежды на лёгкое, счастливое будущее, отчего просто-напросто опускались руки.

Постепенно я перестал ходить в церковь, ибо в "ресурсах" писалось, что в "последнее время" это делать не рекомендуется, ибо в церквях в то время будет "царить дух антихриста". Замкнувшись теперь на самом себе и, по дурости, разбив машину, я, больше не имея возможность ездить на работу (я жил в сельской местности, где поблизости не было работы), начал потихоньку сходить с ума. Не буду вдаваться в подробности, но дело дошло до того, что как-то раз я сел в свою сломанную машину, у которой под дверцей бензобака к тому времени успели завестись осы и решил сидеть там пока не умру, ибо посчитал, что не хочу пасть жертвой миру антихриста. Но чувство самосохранения возобладало, и я сказал себе: "может кому-то пригожусь". С этого момента всё поменялось – меня наконец отпустило.

Встреча

Я почти сразу уехал в город, где жила сестра. Этот город был полон людьми, получающими пособие по инвалидности. Здесь один за другим стояли общежития для больных людей, где им давали лекарства, кормили, и убирали постели. В этих домах жили огромное количество людей: от стариков, до молодых. Государство оплачивало их пребывание, оставляя небольшую часть на карманные расходы, которые уходили в основном на наркотики и сигареты.

Сестра со своим мужем сдавала квартиры в одном из менее благоустроенных районов этого городка, и я попросил поселить меня в одной из них. Я начал работать на неё, делая ремонт в квартирах, которые были изуродованы выгнанными за наркодилерство жильцами, при въезде оставившие залог. В знак протеста, вместо того, чтобы вернуть залог, они уродовали всё, что могли. Почти всегда полы были усеяны мышиными экскрементами и остатками семечек – жильцы, по-видимому, посыпали ковровые покрытия целыми мешками корма для домашних питомцев перед своим отъездом. Приходилось даже заделывать дыры в стенах, один раз вырванные двери, граффити.

Ранее, ещё до того как я потерял машину, я ездил работать на заводы разнорабочим. Я был оператором различного автоматизированного сварочного оборудования, штамповочных станков и прессов, работал слесарем, контролировал качество, и делал кучу всего другого, на различных заводах. Мне даже удалось поработать пекарем в ресторане быстрого питания, не говоря про один день в роли мусорщика, после которого я отлёживался пару дней в полуболезненном состоянии, надышавшись мусором.

Но теперь, когда всё казалось мне под запретом, духовно опасным, несущим в себе жало антихриста (тогда я ещё не понимал истинную суть книги Откровения), моя свобода действий была ограничена. Я как будто повсюду волочил тяжёлые гири своей приобретённой негибкости. Малейшие вещи требовали множества напряжённых внутренних действий, чтобы я мог разрешить их себе. К тому времени я уже выработал методы обойти "печать", но мне постоянно приходилось приводить себе кучу доводов из Слова Божия, чтобы разрешить себе даже минимум. Всё, казалось, несло в себе духовную угрозу, и я боялся просто "забить".

Как то раз, одним свежим августовским вечером, я шёл по ночной улице мимо высокого, полного человека с длинными тёмными волосами и бородой, в чёрной, рокерской, кожаной куртке. Он дружелюбно, с какой-то даже нежностью спросил меня, есть ли у меня сигарета. Я сказал, что нет, но что он, если хочет, может прогуляться со мной по улице до магазина неподалёку, где продавались сигареты поштучно. Магазин был во владении предприимчивых арабов и они были не прочь сделать лишние деньги продавая сигареты единично "под столом". Он согласился, и мы разговорились, шагая к магазинчику.

Как оказалось, он был христианином, как и я и причём таким же фанатиком. Мне показалось в тот момент, что эта встреча может стать началом чего-то большего. После того, как мы вышли из магазина, мы зашли за здание, в котором находился магазинчик арабов. Позади него была небольшая площадка. Когда мы сели на высокий кирпичный бордюр возвышенного газона, он предложил помолиться. Я согласился. Помню только что он просил Святого Духа снизойти на нас. В тот момент я почувствовал удивительное умиротворение.

Это был первый из нескольких людей, которые помогли мне поправиться. Они говорили на языке своего верования, только разогревая во мне желание научить их правильному пути, но порой я сдавал позиции, возможно потому что когда-то я, имея желание получше понять один из моментов веры, зашел в Интернет и наткнулся на вещи, которые буквально заставили меня визжать от радости, но в которых я быстро разуверился, ибо они были не из православного сорта, и я не смог их увязать со своей верой.

Не так долго после нашей первой встречи он дал мне брошюрку. Возможно потому что что-то во мне не забыло те эмоции, которые я испытал, найдя тот неправославный контент на Интернете. Эта часть меня как будто знала, чувствовала, что та находка не была лживой. Я помню я сидел на коленях в своей квартире с выключенным светом и молился как было указано в той брошюрке. Было сказано раскаяться в своих грехах и попросить Христа войти в моё сердце и "крестить" меня Святым Духом. Я сделал всё по инструкции, и вдруг внутренним взором я увидел свет, который начал разрастаться перед моими глазами, расширяясь и заполняя меня изнутри. Он наполнил меня глубоким умиротворением, но также и силой. Я так оживился, что резко встал на ноги. Я знал, что это был Бог, и меня как будто что-то сильно толкало на то, чтобы идти и рассказывать о Боге. Я вышел из квартиры. Пройдясь по улице до магазинчика арабов, я зашёл вовнутрь, набрался сил и, подойдя к стойке, сказал продавцу "Христос тебя любит, попроси его войти в твоё сердце!". Выйдя из магазина, я начал подходить ко всем прохожим, к кому мог, повторяя эту же фразу. Через какое-то время напор выветрился, и я вернулся домой.

Дни проходили, и постепенно я вернулся к обычному образу духовной жизни. Я просто не был уверен этих вещах – я не понимал их механику, а если и понимал, то, возможно, не верил.

Переломный момент

Городок был довольно большим. Он был построен вокруг огромного, чистого озера и летом можно было долго идти вдоль красивого, песчаного пляжа, в какой-то момент превращавшегося в галечный, а точнее, булыжный. У городка было два уровня: нижний и верхний. Причём забраться на верхний уровень можно было только по специально отведённым лестницам с несколькими сотнями ступенек или же на автобусе, восходящим по высеченной в скале дороге наверх.

Как-то зимним вечером я решил навестить знакомого, в тот момент проходящего курс лечения в психбольнице нестрогого режима, которая находилась на верхней части города. Я помню, как я очутился на благоустроенной, неогороженной территории покрытой снегом. Вскоре я наткнулся на группу людей, сидящих неподалёку от одного из располагающихся там зданий, куря и разговаривая. Мой знакомый был среди них. Они сидели на скамьях, на небольшой площадке, усеянной клумбами. В кармане у меня была заготовка из солёных огурцов. Я предложил группе отведать их, и несколько человек согласились. Одним из принявших угощение оказался на вид молодой мужчина. Позже я встретил его в нижней части города, и мы подружились.


Конец ознакомительного фрагмента
Купить и скачать всю книгу
this