Виталий Валерьевич Зыков
Под знаменем пророчества

– Дарена, сколько можно ждать?! – раздраженно вскричала Лакриста, качая в руках хнычущего малыша. – Селерею опять надо пеленки менять!

В комнату вбежала запыхавшаяся женщина необъятных форм и с порога заголосила:

– Госпожа! Лин Лакриста! Я во флигеле была, а эта бестолочь Вирва мне и словечка не передала… У-уу, гадина! – Погрозив кулаком себе за спину и посылая проклятия служанке-сопернице, Дарена тут же зачастила: – Давайте мальчика сюда, госпожа. Сейчас мы его искупаем, покормим и спать уложим. Правда, маленький?

Малыш, уже привыкший к теплым, пахнущим молоком рукам кормилицы, прекратил плакать и теперь тянулся к цветным лентам на лифе женщины.

– Сразу видно, что мальчик растет! – добродушно пояснила Насте Дарена, но, увидев недовольную гримаску на лице госпожи, торопливо развернулась и исчезла в коридоре.

– Дура, – шепнула под нос Лакриста и рухнула в кресло.

Бывшая супруга нолдского посла не пожелала сама кормить ребенка, боясь испортить фигуру, а потому наняла кормилицу. Вот только что-то щемило у нее сердце каждый раз, когда она видела, как Селерей играл с Дареной. Ну да ничего, иного пути у нее все равно нет. Пусть сегодня сын получит меньше материнского внимания и ласки, зато ни в чем не будет нуждаться завтра.

Жила Лакриста Регнар в богатом пригороде Равеста, в получасе езды от дворца короля. Новый дом ей пожаловал Гелид Ранс, решившись открыто возвысить женщину, с которой делил постель и редкие свободные от забот часы отдыха. Теперь Насте принадлежало и небольшое поместье где-то на севере Зелода, доходы от которого позволяли забыть о многих суетных проблемах мира. Наконец-то женщина смогла почувствовать вкус свободы и дурманящий аромат власти. Любовница короля, уже полгода не выпускающая Его Величество из сетей своих чар, могла многое. Тонко чувствуя настроение государя, она знала, какими словами можно пробудить его интерес к чьей-то челобитной или, наоборот, заставить взбеситься при одном только виде просителя. Она могла многое, и день за днем приучала придворных к мысли о ее всесилии. Пристроить сына в гвардию, устроить дочку в королевскую свиту… Вот и шли на поклон к ней аристократы, засылали гонцов, заискивали и просили. Примерно так же относятся к секретарю директора там, на Земле: в глаза лебезят, а за спиной именуют шлюхой. Мерзко и неприятно, но она знала, на что шла! Вот только для сына оставалось мало времени, но ведь это скоро закончится, верно?!

Тот день, когда она впервые танцевала с Его Величеством, просто перевернул ее жизнь. Взгляд молодого, привлекательного мужчины, возмужавшего на жестокой и кровавой войне, манил и притягивал к себе, будоража уснувшие чувства. Разговор с всплывшим из небытия Ярославом лишь подтолкнул ее тогда к решению бороться за будущее любыми средствами, а внешность Гелида I Ранса заставила надеяться, что выбранный путь станет хотя бы приятным. В чем-то ее надежды оправдались, в чем-то – нет.

Доля официальной любовницы короля не столь привлекательна, как кажется поначалу. Ведь настоящий властитель – это не только фигура короля, но и его свита. Гелид I Ранс окружил себя лишь преданными людьми, когда-то сделавшими ставку на молодого правителя и теперь получившими вознаграждение за преданность. Многие из них желали большего, мечтая увидеть по левую руку от Его Величества свою дочь, сестру, племянницу или даже внучку… Кому-то не нравилась сама личность Лакристы как бывшей супруги посла злокозненного Нолда. Влиятельное, неизмеримо опасное государство Истинных магов воспринималось ветеранами недавней войны как на время затаившийся хищник, выискивающий признаки слабости. Потому присутствие вблизи от их обожаемого Ранса «нолдской девки» будило в них настоящую ненависть. Лакриста часто слышала шепоток за спиной:

– У, ведьма! Околдовала Его Величество, змеюка нолдская!

Ей завидовали придворные дамы и ненавидели мужчины, но никто, никто пока не осмелился нанять убийц, подсыпать яда или купить проклятие у колдуна. Свое веское слово сказал первый советник короля герцог Аларийский, очертив границы ненависти к чужеземке. Гелид I Ранс вечно занят делами государственной важности, и долг его ближайших сподвижников переложить на свои плечи навалившийся на Его Величество груз забот.

Первый советник за какие-то полгода ухитрился укрепить все еще шатающийся трон Гелида, наладить жизнь в провинциях, подавить бунты черни и приглушить недовольство аристократии. Несмотря на все старания молодого Ранса, только воля и умения герцога шаг за шагом вытаскивали Зелод из бездны разрухи. Он стал для короля незаменимым учителем, к советам которого стоило прислушиваться. И не было для Лукарта Аларийского проблем, которые он собирался пускать на самотек. Особенно, если это касалось его государя. Вот только у советника оказались свои вопросы к Лакристе Регнар.

– Девочка, меня слабо волнует твоя жизнь с льером Вензором. Неинтересно мне в грязном белье копаться, совсем неинтересно. И что вы с Его Величеством по ночам в постели делаете, тоже спрашивать не буду. На то соглядатаи во дворце имеются, уж они красок в отчетах не жалеют! – Однорукий герцог перехватил однажды Лакристу в коридоре дворца, когда она возвращалась после совместного завтрака с королем, и, властно придерживая за руку, завел в небольшую комнатку для приватной беседы. – Ты мне вот что скажи, девочка, почему ты с государственными преступниками общаться изволишь, да и вообще, откуда у тебя столь опасные знакомства, а?!

– О чем вы, герцог?! – В первый миг Лакриста даже и не поняла сути вопроса. Какой-то преступник, опасные знакомства… Как все это к ней-то относится?!

– Я спрашиваю о капитане К'ирсане Кайфате, который внесен во все розыскные листы. Или скажешь, что ты не знакома с таким человеком?! – В голосе Первого советника зазвучала неприкрытая угроза, и Настя тогда по-настоящему перепугалась.

Олег, Ярик, Олеся и Наташа – четверка таких же, как и она, товарищей по несчастью остались где-то там, за зыбкой гранью полустертых воспоминаний, словно бы никак к ней и не относясь. Собственные проблемы отодвинули прежние знакомства в сторону, заставив жить днем сегодняшним и завтрашним, но никак не вчерашним. Да, она виделась с Ярославом, да он спас ей и Мелисандре жизнь, но сделало ли это их ближе? Увидев страшно изменившегося соотечественника на королевском балу, Лакриста испытала мимолетное чувство необычайного родства, но тот миг прошел, и они вновь стали чужими людьми. Их связывала лишь недостижимая Земля, а значит друг о друге можно просто забыть. Что-то говорило Насте, что спасение от вампира, пришедшее на клинках Ярика и его бойцов, вряд ли относилось именно к ней. Случай свел их вместе в одном городе и на одной улице, воля короля столкнула на балу, а больше… больше их ничто не объединяло! Даже краски на гобелене воспоминаний медленно тускнели… И тут такой опасный вопрос!

Герцог истолковал тогда ее молчание по-своему.

– Ну, милая, не стоит так пугаться. Этот талантливый прохвост оказался настолько шустр, что проще перечислить всех тех, с кем он не сталкивался за время своей бурной карьеры. Представляешь, он даже с моим собственным сыном общался! – Грасс Лукарт пытался шутить, но только глаза его были пусты, как сама Бездна. Герцог пришел получить ответ на вопрос, и он его получит!

И тогда Лакриста рассказала ему историю о нападении банды мятежников на дом халине Балтусаим, где она гостила, и как доблестные Львы разогнали толпу жаждущего крови отребья. Именно так приказала рассказывать историю нападения вампира опытная Мелисандра, именно так и никак иначе. Незачем передавать клинок правды в чужие руки, если хочешь увидеть своих внуков.

Герцог ей поверил или сделал вид, что поверил, главное лишь то, что она получила возможность и дальше оставаться при короле. Вот только вся ее тайная власть и влияние никак не могли выйти за рамки дозволенного одноруким герцогом. И об этом он тоже сказал Лакристе во время того памятного разговора.

– Девочка, скажу тебе прямо, не чинясь, ты можешь играть во все эти придворные игры с интригами, но упаси тебя боги сделать что-либо во вред Его Величеству или государству. Если я сочту, что ты заигралась, то сделаю тебе всего одно предупреждение, а потом… потом будет поздно исправлять ошибки. Сначала умрет твой сын, а следом и ты. И никто, никто тебя не защитит. Девочка, ты меня поняла? – Грасс Лукарт говорил медленно, с расстановкой, только вот этот голос разбил в мелкое крошево последние осколки уверенности Лакристы.

Она не любила вспоминать тот жутковатый, пугающий разговор. Легкая дорога королевской любовницы оказалась полна смертельных порогов, и теперь она трижды обдумывала каждый свой шаг. Слова герцога разом отделили ее от настоящей, подлинной политики, оставив игрушечную возню с лизоблюдами, вечно ползающими у трона. Но и здесь женщина постоянно ощущала пытливый взгляд наблюдателя. А ну как ошибется, заиграется или сотворит какое зло?! Но Лакриста пока не оступалась. Заменив Гелиду I Рансу законную королеву как в постели, так и во дворце, она мало требовала взамен, и, похоже, король это ценил.

Отмахнувшись от не самых приятных размышлений, Настя присела за небольшой столик и взялась за разбор писем и газет – за седмицу их накопилось немало. Парочка приглашений на балы, четыре письма от почтенных держательниц модных в этом сезоне салонов, какие-то очередные прошения с невнятными намеками на грядущие выгоды – обычная ерунда, которую Лакриста порой даже не читала. Две равестские газеты женщина отложила в сторону, и осталось письмо: запечатанный конверт из тонкой, хорошо выделанной кожи с едва видимым рисунком крылатого дракона и переливающимся золотом оттиском печатей государственной курьерской службы Нолда. Имени отправителя не было!

«О, Бездна! – Женщина уронила конверт обратно и сжала пальцами виски. – Ну почему сейчас?! Зачем?!»

Настя уже не раз задумывалась, почему ее так легко отпустили, позволили жить своей жизнью, оставили сына. Род мужа не должен был отступить без боя, если только… если только на них не надавил льер Бримс. Но почему Магистр Наказующих пошел на это, почему позволил так легко ей уйти из тени всемогущего Нолда, которому до всего есть дело?! В жилах ее сына течет кровь двух миров, и он может стать великим магом, или его дети и внуки… Неважно! Он ценен для помешанного на магии островного государства, но их отпустили. Почему?! Из-за заступничества Гелида I Ранса, ее нового покровителя? Смешно.

Лакриста ничего не смыслила в чародействе, но знала толк в политике. Слава Оррису, уж этому в Университете учили хорошо, да и, будучи женой Вензора, она о многом слышала. Даже не представляя подлинной картины мира, ничего не ведая о секретных договорах и тайных союзах, Настя видела две силы, схлестнувшиеся в битве и замершие друг против друга. Нолд и Маллореан – вездесущий суровый надзиратель Торна и древний, а оттого еще более опасный, сосед людей. Эльфы вышли из своих лесов, поддержали Зелод в войне, и Нолд смирился. Гелид с Молотом Зелода стоял между двумя титанами, каждый миг балансируя на краю Бездны: одна ошибка и никакой древний артефакт ему не поможет, Истинные маги умели помнить обиды… как, впрочем, и Светорожденные.

Значит, ее оставили в покое лишь на время, пока уляжется буря взаимных претензий и спадет накал страстей. Пройдет год, два или десять лет, но о ней вспомнят… Страшные мысли, неприятные, вот только на задворках сознания тлела догадка еще более омерзительная. Весь ее бунт против мужа, та победа, которой она гордится, стала еще одним кирпичиком в планах Архимага и Магистра Бримса. Что, если она станет матерью королевского бастарда, и кровь обладателя Молота Зелода и прямого потомка первого владельца этого наследия древних смешается с кровью иных миров… Неужели ее исподволь используют как породистую самку, подкладывая то к одному самцу, то к другому?! От таких мыслей шумело в голове, и возникали предательские мысли о самоубийстве. Прочь, надо гнать прочь такие глупости, иначе можно и рехнуться!

Тогда к чему это письмо? Лакриста тряхнула головой и, взяв костяной нож, ловко поддела печать на конверте. Хватит трястись от каждой тени, не одним мужикам опасность лицом к лицу встречать!

Со слабой вспышкой печать исчезла, и лин Регнар достала почти невесомый листок бумаги, благоухающий дорогими ароматами. Взгляд запрыгал по почему-то расплывающимся строчкам, выхватывая слова. «Дорогая Настя! Думаем, для тебя стало достаточным сюрпризом отсутствие всяких имен на конверте, а потому сразу представимся… Олисия и Талоя Луази! Ну, как, уже догадалась? Нет?! А имена Олеся и Наташа тебе о чем-то говорят?…»

– Тьма побери этих дур! – со злостью простонала Лакриста и с облегчением откинулась на спинку кресла. Она тут успела перепугаться до смерти, а это две соотечественницы развлекаются!

«…Муж наш, капитан Бернар Луази, не так давно сильно пострадал, защищая семью от злобных убийц. Лучшие лекари и маги сражались за его здоровье, и вот теперь силы к нему возвращаются. Травники советуют больше путешествовать, чаще менять обстановку, искать новых впечатлений, в общем – отдыхать. Так что, не будешь ли ты против, если мы заедем к тебе в гости к началу весны? Знаешь ли, хотелось бы побывать сначала в Скарте, а уже потом посетить столь возвысившуюся особу. Ведь говорят, ты вхожа во дворец молодого Ранса?…»

– Стервы! Как завернули, а? Вхожа во дворец! – желчно проговорила Лакриста и задумчиво куснула ноготь на пальце.

Впрочем, она будет не против встретиться со своими потерявшимися соплеменницами. Это может быть интересно, да и первый советник, герцог Лукарт должен все воспринять вполне благосклонно. Ведь желание встретиться вполне может стать не капризом двух женщин, а первым шагом к примирению со стороны Архимага. Это точно заинтересует герцога, вот только стоит подумать, как ему это подать?

Еще раз перечитав письмо, пропуская поздравления с рождением сына и соболезнования по поводу развода, Лакриста задумчиво отчеркнула ногтем обратный адрес в конце листа. Еще немного подумав, женщина отложила в сторону весточку из Нолда и позвонила в колокольчик.

– Передай, пусть готовят карету, и сразу возвращайся: поможешь мне с платьем! – потребовала от вбежавшей служанки Лакриста. Соглядатаи уже наверняка доложили советнику о письме с острова, так что стоило поспешить и развеять его страхи. Не хватало еще, чтобы он Гелиду про нее что-нибудь этакое нашептал.

* * *

Нолд для остального Торна всегда был страной жутковатых тайн и опасных загадок. Истинные маги с целями, непонятными прочим смертным, одновременно отталкивали и манили, множа легенды и сплетни, в которых истина теряется за нагромождениями домыслов. Все, для чего разум не в состоянии подобрать достойного объяснения, тут же превращается в нечто невообразимое, едва ли не божественного происхождения. Дворец Закона в Семи Башнях, главный храм Орриса в Гаррасе, здание Университета Культур в Муаре – их называли драгоценными бриллиантами в короне Торна, волшебным наследием богоподобных предков.

Но были, пусть и менее красивые, но не менее известные диковины Нолда, прочно вросшие в фольклор моряков со всего света – Глаза Тюра. Высокие белокаменные башни, построенные в скалах на побережье, недремлющими стражами оберегали границы Нолда. На самом верхнем ярусе каждой из них неугасимыми маяками день и ночь полыхали огненно-белые косматые шары магии – смертоносные Глаза, нагоняющие леденящую жуть на экипажи проходящих мимо судов.

Надо сказать, что и в самом Нолде мало кто знал истинное предназначение Глаз Тюра. Бытовало мнение, что это просто очередное чародейское оружие, призванное топить вражеские суда на подходах к берегам. Грозное оружие, и только! Но они все ошибались.

Айрунга не переставала восхищать гениальная задумка поистине Великого Мастера – мага Тюра. Прошло уже две тысячи лет, как он погиб от яда, а его творение продолжает жить. С годами сотни ученых привнесли множество улучшений в первоначальный проект, но основа осталась прежней. Именно Глазами Тюра Нолд следил за десятимильной полосой прибрежных вод и никто, ни один корабль-нарушитель не мог проскользнуть незамеченным. Нетконечно же в любой миг с башни могли сорваться десятки гигантских молний, разбив в щепы чужие суда, но прежде всего башни служили гигантскими следящими артефактами.

После выздоровления льера Айрунга распределили в часть на западном побережье Нолда. Что поделаешь, но о небе и полетах на драконах ему посоветовали пока забыть. Ранения не прошли даром, и теперь лишь время должно было окончательно исцелить все раны. Услышав поначалу о месте будущей службы, Айрунг пришел в ужас. Рота береговой охраны! Прочно забытый всеми гарнизон, в котором место проштрафившимся неудачникам и впавшим в опалу офицерам. Или, может, он действительно разочаровал Архимага и Магистра Наказующих?! Но как же тогда их старые, уже полузабытые договоренности?! Для молодого мага третьего ранга, переполненного честолюбивыми планами, отправка в эти забытые всеми богами места, казалась верхом несправедливости.

Он ошибался. Нет, это действительно была охранная рота при одном из Глаз Тюра на побережье Суудского океана, вот только задачи перед частью стояли несколько более широкие, чем это рассказывалось остальным. Совсем рядом от их части располагался неприметный, скрытый в узком ущелье и защищенный магией, городок исследователей. Именно здесь жили чародеи, которые шаг за шагом вгрызались в тайны основ бытия, разрабатывая новые системы заклятий, драгоценные эликсиры и боевые артефакты. Маги из охранной роты призваны были учиться, совершенствоваться в прикладных аспектах Искусства, направленных на одно – на войну. Немногие избранные попадали сюда, чтобы стать еще чуть более опасным оружием в ножнах Нолда, не привлекая к себе при том пристального внимания.

Каждое утро, после короткой, трехчасовой вахты в башне Глаза, где от мага требовалось следить за артефактом, ожидая сигнала тревоги, Айрунг направлялся по узкой тропинке в потайной город без названия. Пройдя через пару пропускных пунктов, где злые от безделья охранники донельзя въедливо проверяли его на предмет всевозможных колдовских воздействий, маг попадал на окраину поселения и, обойдя дома по широкой дуге, выходил к небольшому полигону. Обычно, там его уже ждал Наставник Хикл, который следил за тем, как ученик осваивает боевые артефакты и крошит в пыль мишени новыми заклятиями.

Странно и где-то даже неприятно вновь ощущать себя учеником. Ты, сам уже будучи Наставником, словно возвращаешься во времена учебы в Академии! Ничего не скажешь, досадно, но ощущения меркнут перед осознанием правильности всего происходящего. Когда-то давно он сетовал Олегу на слабость нынешнего поколения чародеев, на их неготовность к войне, и теперь видит, что властители Нолда озабочены той же проблемой.

Но в этот раз Наставника на полигоне не было. Там скучал холеный аристократ, задумчиво рассматривающий заготовленные к занятиям муляжи разнообразных существ. К Айрунгу он стоял спиной, опираясь на элегантную трость с хрустальным навершием. В столице новая мода?

– Прошу прощения, вы кого-то ждете? – Появлению гостя Айрунг удивился: все-таки они не в том месте, где возможны случайные встречи.

Услышав голос молодого чародея, гость не спеша повернулся, и Айрунг подчеркнуто уважительно склонил голову:

– Мои приветствия Мастеру Дитриму!

– А, не стоит разводить все эти пустые формальности! Только время зря потеряем, льер Айрунг! – лениво отмахнулся глава рода Чимир и, махнув рукой в сторону полигона, поинтересовался: – Вот, значит, чем занимается подрастающее поколение магов? Их заставляют дробить в щебень камни и, точно дрессированных зверей, натаскивают применять без раздумий, пусть и новые, но все же стандартные боевые формулы? И ведь подобной ерундой увлечен едва ли не наследник Архимага! Забавно, забавно…

Новости
Библиотека
Обратная связь
Поиск