Виталий Валерьевич Зыков
Под знаменем пророчества

Капитан помолчал, задумавшись, но через минуту вновь заговорил:

– На самом деле мне плевать на этих ничтожеств, ненавидящих любого, кто хоть чем-то отличается от них самих. И, сложись все чуть иначе, я положил бы их всех, не давая даже подняться из-за стола, но жестокость без смысла, без цели, ради удовлетворения одной только жажды всемогущества… Это омерзительно и глупо! Жесткость необходима в нашей с тобой жизни как, впрочем, и жестокость, вот только последней злоупотреблять совсем не стоит.

– Когда морализируют добрые, они вызывают отвращение… Когда морализируют злые, они вызывают страх, – внезапно серьезно произнес Терн, а Кайфат с удивлением уставился на друга.

– Тебе знакомо это изречение?![1 - Вообще-то так говорил Фридрих Ницше (прим. автора).]

– Ну да, не совсем же я темный! И меня в детстве пичкали всякими древними мудростями, – даже с некоторой обидой протянул Согнар. – Ренор Гельшар, «Измышления о природе морали». Как он мне не нравился!

Дальше друзья шли уже молча, пока К'ирсан не завернул в сторону старой заросшей аллеи. Присев на бортик обветшалого фонтана, он подозвал потерянно молчащего гоблина и принялся ощупывать его разбитый нос.

– Перелом, как и следовало ожидать, – прикрыв для удобства глаза, прошептал капитан, а затем, чуть громче, потребовал у раба: – Потерпи. Сейчас будет немного больно!

Нос урга неестественно громко хрустнул под пальцами Кайфата, и малыш громко застонал:

– Страшно жжется!

– Потерпи пару минут, – спокойно посоветовал ему хозяин и сполоснул руки в позеленевшей воде из чаши фонтана. – Сейчас уже должно быть лучше…

Гхол прислушался к ощущениям и неуверенно кивнул. У него остановилось кровотечение, начала стремительно спадать опухоль вокруг глаз.

– Терн, с завтрашнего дня займись тренировками этого зеленого недоразумения, – приказал К'ирсан и обжег взглядом засопевшего было гоблина. Тот сник, попытался вжать голову в плечи. – Если его всякая пьянь по морде будет бить, то так, глядишь, и помрет раньше отмеренного срока!

– И чему прикажешь его учить… И, главное, когда?! – застонал Согнар, мысленно помянув многих демонов Тьмы. – Тут не знаешь, где завтра окажешься, что делать будешь, а ты еще нелюдь всякую учить требуешь!.. Погоди, или ты что-то дельное придумал?

– Что придумал, то на потом отложим, а сейчас послушаем одного интересного господина, – с усмешкой произнес К'ирсан и уставился куда-то в сторону входа в аллею. – Думаю, он нам явно желает сообщить нечто достойное внимания… Я прав, уважаемый?!

Привыкший доверять Кайфату если не во всем, то во многом, Терн огляделся и, не обнаружив никого чужого, с сомнением осторожно поинтересовался:

– Ты это к кому обращаешься, капитан?

Вот только ответил ему совсем незнакомый голос.

– Думаю, что речь идет обо мне.

В том месте, куда с иронией смотрел К'ирсан, дрогнул воздух, и из возникшего марева появился человек. Светловолосый, с наглым, оценивающим прищуром глаз, так и пышущий силой и задором, он казался молодым аристократом, решившимся на прогулку по чужому, безлюдному кварталу в поисках приключений. Вот только вблизи становилось понятно, что это уже зрелый муж, сохранивший в душе огонь юности.

Раздосадованный Терн выхватил меч и встал в стойку, но после приказа капитана тут же спрятал оружие в ножны. Стараясь сохранить лицо, сержант забормотал нечто неприличное о всяких колдунишках, которых нынче развелось, что грязи, и о мерзопакостных богопротивных амулетах, подходящих только злобным убийцам.

Вторя ему, вздохнул маленький ург. Гоблин, боготворивший К'ирсана и все еще считавший того если не Рыргой, то уж его родственником точно, всячески старался заслужить одобрение или даже похвалу господина. Ведь и в трактире, быть может, все обошлось мирно, без мордобоя, если бы он тогда не назвал цеплявшихся к нему пьяных вояк мархузовыми выкидышами. И ведь если бы не хозяин, то стычка в трактире могла окончиться совсем иначе! Вот и сейчас, на глазах гоблина аж слезы навернулись: он, ученик шамана, проворонил скрытого невидимостью человека, не смог помочь Рырге. Как стыдно! К'ирсан, точно прочитав мысли корда, успокаивающе похлопал его по плечу.

– Это все-таки амулет, господин Терн. Из меня получился слишком посредственный маг, чтобы укрыться под Пологом Невидимости самостоятельно. – Разоблаченный неизвестный подошел ближе и представился: – Беор, барон Орианг… Ну, а с вами тремя я уже знаком, и пусть особенности встречи не покажутся вам оскорбительными.

Способность этого Беора иронизировать над самим собой и незнакомцами понравилась К'ирсану, и он поприветствовал барона кивком.

– Как давно вы меня заметили? – Барон вел себя непринужденно, словно они старые приятели, один из которых внезапно раскусил шутку другого.

– От самого трактира. Ваш полог, грасс Беор, полон изъянов, но и будь он идеален, разглядеть вас несложно. Несмотря на все предосторожности, вы забыли укрыть разум в самых глубинных закромах души и оттого заметны, – с учтивой улыбкой сообщил Кайфат. – Все просто.

– Ну, для кого-то просто, а для кого услышанное и за сказку сойдет. Впрочем, непонимание и одиночество – удел всех идущих забытыми путями… Прежними путями! – За рассеянной улыбкой барона прятался стальной блеск клыков насторожившегося хищника. Демонстрируя мирные намерения, он намекал, что не так уж и бессилен. Мол, мир сложнее, чем кажется, и слабость в одном сменяется силой в другом.

– Верно, – односложно ответил К'ирсан и замолчал, выдерживая паузу. В старой аллее сгустилось напряжение, грозящее взорваться смертельной схваткой. Терн сделал шаг в сторону, намереваясь перехватить Беора, пожелай тот сбежать, а гоблин замер рядом с Кайфатом, готовый выполнить любой приказ. Один лишь Руал непринужденно гонял какую-то зверюшку в корнях деревьев. Угрозы жизни любимому хозяину он не ощущал, а потому нашел развлечение на свой вкус.

– Как я понимаю, нападки на урга устроили вы? – внезапно спросил К'ирсан, прислушиваясь к чувствам барона Орианга, и тут же удовлетворенно усмехнулся. – Ну что ж, я прав, и вам придется нам многое разъяснить…

Напрягшийся было Беор после этих слов капитана ощутимо расслабился и даже поинтересовался:

– Этот ваш зверек случайно не из Запретных земель? Хоть и похож на своего собрата из ханьских джунглей, но ведь только похож… Впрочем, не так это и важно!.. Я прибыл в город больше седмицы назад для найма нового командира гарнизона в моем замке. Времена нынче неспокойные, а у прежнего капитана возникли некоторые неприятности…

– Как я понимаю, речь идет о смерти? – насмешливо вздернув бровь уточнил Кайфат.

– Ну, разумеется, самая последняя, необратимая неприятность! Он погиб во время… – барон немного замялся и беспомощно шевельнул пальцами, подбирая слова. – Скажем так: выяснения некоторых спорных вопросов с соседом… Так вот, будучи человеком разносторонним, я жаждал найти не просто опытного, честного вояку, но и единомышленника, способного понять мою страсть к знаниям…

Так уж складывался этот разговор, но К'ирсан вновь прервал Беора, вставив замечание.

– Назовем вещи своими именами: вам потребовался офицер, не чурающийся магии и готовый кое-где преступить установленные запреты. Или, иначе говоря, во главе своей маленькой армии вы захотели поставить не просто воина, но чародея!

На столь прямолинейное, не скрытое замысловатыми экивоками, заявление барон досадливо поморщился, но пояснил:

– Прямо-таки армии! Чуть больше роты латников, половина из которых – это молодые лоботрясы, не прослужившие и года. Да и насчет чародея уважаемый К'ирсан Кайфат погорячился. Просто нужен человек, разбирающийся в некоторых забытых областях Искусства и готовый не только помочь мне в изысканиях, но и применить кое-что на практике.

Терн, замерший молчаливым призраком, покосился на друга и раздраженно сплюнул. Как же он не любил всю эту колдовскую кухню! Аккурат, со времен боя около Сестер, когда их полк схлестнулся в том числе и с чародеями из Братства Отрекшихся.

– Я вас понял, барон, но к сути разговора мы пока так и не приблизились! – Сторонний человек, несомненно, страшно удивился бы тону, с которым бывший капитан, дезертир, совсем даже не дворянин, разговаривает с аристократом.

– Согласен, капитан… Надеюсь, вы не возражаете, если я буду вас так называть? – Барон Орианг теперь был предельно серьезен, полностью сосредоточившись на разговоре, важном разговоре! – Знающие люди сообщили, что все подходящие кандидатуры либо уже имеют контракт, либо отсутствуют в городе… Моему разочарованию не было предела, когда вдруг назвали вас. Скрывающийся от зелодского правосудия капитан Львов, карающая длань Гелида I Ранса, герой войны, обвиняемый в убийстве эльфов и применении Запретной магии… Ну как пройти мимо такого искушения?!

Последняя фраза даже гоблина заставила фыркнуть, чем тот привлек внимание Беора. Окинув маленького урга задумчивым взглядом, барон вновь повернулся к К'ирсану.

– И кого же я обнаружил? Не изможденного беглеца, а загадочного странника, приобретшего корда в черном ошейнике… Это ведь ученик шамана, правильно?… Капитан оказался достойным претендентом! Осталось лишь проверить его на излом…

– И как проверка? – наконец, не выдержал поигрывающий желваками Согнар. Ему все это очень не нравилось, заставляя выискивать в чужих словах подвох.

– Впечатляет, – не отрывая взгляда от отрешенного лица К'ирсана, уронил барон и тут же, без паузы, выдал: – Я предлагаю вам место начальника гарнизона, двойной капитанский оклад с возможностью пользования моей лабораторией и библиотекой в любое время. Должность для вашего товарища подберете сами, а гоблин будет поставлен на довольствие…

Грасс Беор с каким-то нетерпением облизал губы и, не выдержав молчания Кайфата, потребовал:

– Ну?! Ваш ответ, капитан?!

К'ирсан подмигнул раздраженному Согнару и с ироничной усмешкой ответил уже Беору:

– Думаю, мы примем ваше предложение, барон.

Глава 4

Появление в жизни женщины маленького ребенка всегда чревато как большой радостью, так и большими проблемами. Ответственность, которая ранее обходила даму стороной, вдруг наваливается на плечи тяжким грузом. Ты уже не свободна и не можешь идти вперед без оглядки, преодолевая трудности и радуясь жизни. Долг перед крохой опутывает незримыми цепями, заставляя каждый шаг воспринимать как бой со всем миром. Кого-то эти цепи душат, и нерадивая мать бросает малыша на произвол судьбы, а кто-то продолжает трепыхаться, черпая силы в теплом огоньке любви новорожденной души. Но как не ошибиться, как выбрать правильное будущее на развилке судьбы?

Лакриста Регнар, оставившая после развода имя рода мужа, иногда с ужасом оглядывала свою сегодняшнюю жизнь. Кто она, зачем так безоглядно сунулась в это безумие интриг и круговорот придворных страстей? Надо ли было идти на такие жертвы? Правда, стоило взять на руки ее малыша, ее кроху Селерея, просто услышать его смех или жизнеутверждающее агуканье, как все сомнения отступали прочь. Надо было, еще как надо! У ее мальчика есть будущее, и, когда он вырастет и окрепнет, никто не сможет сделать его разменной картой в своих грязных играх за власть. Никто!

Новости
Библиотека
Обратная связь
Поиск