Алекс Орлов
Сезон королевской охоты

– Смени шелковое белье на шерстяное, у нас его полвоза.

– Да, Бертран, – поддержал Каспара гном. – У тебя еще нет наследника, поэтому побереги известное место.

С этими словами Фундинул по примеру Углука отправился за деревья.

– Ну, если гном советует, тогда конечно, – усмехнулся Бертран, прихлебывая обжигающий отвар. – Сейчас не время блюсти традиции дворянской крови.

– Желаете краюху хлеба, ваше сиятельство? – спросил Каспар.

– Нет, благодарю вас, – в тон ему ответил Бертран, – пойду переоденусь к завтраку… Как ты думаешь, может, мне вообще выбросить расшитые штаны, камзол, плащ с гербом? А то как бы чего не вышло.

– Ну… – Каспар пожал плечами. – Повремени пока, все равно под этой хламидой твоих гербов не видно, а немного отрастет борода, станешь мужик мужиком.

– Вы что-то говорили о бороде? – спросил гном, возвращаясь.

– Ну у тебя и слух.

– Не жалуюсь, ваша милость.

– Да, мы говорили о том, что нужно отращивать бороды, чтобы больше походить на негоциантов.

– Значит, я уже похож?

– Конечно, Фундинул, – поддержал его Бертран. – Ты похож на негоцианта куда больше, чем любой из нас.

– Вот здорово! – Фундинул даже подпрыгнул на месте. – Пойду Шустрику расскажу, он обрадуется.

– Неужто он понимает человеческую речь?

– Конечно, ответить не может, а выслушать – пожалуйста. Кстати! – Фундинул поднял кверху палец. – А ведь у орков бороды не растут! Значит, прогоним зеленого варвара в Ливен?

– Нет, и Углук, и Аркуэнон, у которого тоже бороды нет, нам очень пригодятся, поэтому мы их не прогоним, они сойдут за охрану.

– Правильно, – согласился Фундинул. – Сойдут за охрану.

Решив таким образом эту проблему, гном побежал к своему мулу.

29

Когда совсем рассвело, появился эльф. При нем были лук и колчан со стрелами.

– Будешь пить травяной отвар?

– Что за трава?

– Не знаю, та, которую мы обычно пьем.

– Тогда не нужно. Дай мне горячей воды и кусочек сахара.

– У нас только кленовый…

– Мне подойдет.

Эльф принял кружку с кипятком и небольшой кусок желтоватого сахара, затем осторожно опустил его в воду.

– Помешай, а то несладко получится.

– Мне не нужно, чтобы он становился сладкий – главное, чтобы в воду перешла сила сахара.

– Это как? – удивился Каспар.

– Вот сейчас он растворится и осядет на дно, а вся сила останется в кипятке, который я выпью.

– А почему не выпить с сахаром, это же намного вкуснее?

– Вкуснее, – согласился Аркуэнон. – Но сладкое отягощает движения и притупляет глаз.

– Ну-ну, – только и сказал Каспар, так ничего и не поняв.

Пока готовился завтрак, лошадок покормили, напоили талой водой, запрягли и заседлали. Ломовые покорно ждали отправления обоза, а мардиганцев Бертрану и Углуку пришлось прогулять, лошади были дорогие и требовали особого ухода.

Поев густой похлебки, большая часть которой, как всегда, досталась Углуку, отряд выступил.

Примерно через час пути ландшафт изменился, лес поредел и дорога стала виться между холмами, сплошь заросшими кривыми деревцами и густыми кустиками липняка. Все разговоры прекратились, путешественники угрюмо поглядывали по сторонам, понимая, что здесь наилучшее место для засады.

Каспар держал лук под рукой и приказал Углуку сесть на заднюю телегу, чтобы зарядить оба арбалета.

– Сделал, ваша милость! – сообщил орк через какое-то время.

– Хорошо, возвращайся в седло.

– А арбалеты?

– Пусть лежат среди тюков. Пройдем холмы – можно будет убрать их, а пока…

Каспар не договорил, он вдруг увидел следы. Снег на склонах холмов был потревожен, – не сегодня, но вчера до снегопада здесь кто-то был, и не один. Цепочки следов тянулись от куста к кусту, от дерева к дереву, словно кто-то примерялся и выискивал место, откуда дорога виднее.

Аркуэнон поднял руку, гном натянул поводья, и обоз встал. Каспар вложил в лук стрелу.

– Фрай, я вижу там какое-то движение, – сообщил эльф.

Каспар пригляделся: ярдах в пятнадцати выше по склону, напуганные приближением людей, промелькнули два горностая.

– Будьте внимательны! – приказал Каспар и, обогнав обоз, спешился. – Бертран, иди за мной!

– Иду!

Бертран спрыгнул с лошади и, выхватив меч, побежал догонять Каспара.