Алекс Орлов
Сезон королевской охоты

Появилась Генриетта.

– Здравствуйте, госпожа Фрай, – поклонился Бертран. – Как поживаете, здоров ли сынишка?

– Здоров, ваше сиятельство, благодарю, – так же вежливо ответила Генриетта. – Не хотите ли отобедать с нами?

– Не откажусь, госпожа Фрай. Наслышан о ваших кулинарных чудесах.

При слове «чудеса» Каспар закашлялся.

Сняв шляпу и перчатки, Бертран вместе за Каспаром прошел на кухню – от предложения накрыть стол в гостиной он отказался.

– Мне с детства нравилось есть на кухне, – возле горячей плиты, кастрюль и склянок со специями. А вот мои братья не разделяли этого пристрастия.

Утолив голод, Бертран выпил пшенного пива. Они с Каспаром поговорили о погоде, а потом снова перешли на дела.

– Ты спрашивал, почему его светлость решился отправить меня и взвалить на себя заботы об армии… Так вот, он возлагает на этот поход большие надежды. Когда он посылал тебя за артефактами, им руководило любопытство или желание получит в коллекцию очередную диковину, сейчас же от результатов похода напрямую зависит судьба герцогства Ангулемского. Есть сведения, что весной король предпримет новую атаку, – в Харнлоне все только и говорят о будущей войне…

После сытного раннего обеда Каспар и Бертран отправились навестить Фундинула. Гном, как и советовал ему Каспар, безвылазно сидел в своих апартаментах и, коротая время, мастерил из медных проволочек дешевые брошки.

Увидев Бертрана, он ужасно обрадовался, вскочил, побросав свои щипчики и молоточки, и бросился к боевому товарищу.

– Ну и каково чувствовать себя настоящим графом? – спросил Фундинул, пожимая Бертрану руку.

– Поначалу было немного непривычно.

– Почему же непривычно? Ты ведь рожден повелевать, как я рожден, чтобы работать по серебру.

– Нет, я был рожден скорее для безделья: младшие братья не получают должностей, им не достается имущества и даже жениться им нежелательно – нет смысла плодить бесправных претендентов на графские регалии, которые могут затеять внутрисемейную свару.

Каспар озадаченно покачал головой, он мало знал о традициях дворянских родов.

– Как ты здесь поживаешь, Фундинул?

– Хорошо, ваша милость, правда, скучно, вот, делаю брошки из проволоки, пять штук уже продал.

– Где же ты их продаешь?

– А здешнему лавочнику, что торгует мелочью на площади. По три рилли за штуку.

– Молодец, ты нигде не пропадешь.

– А еще я хозяину гостиницы часы починил, на целый рилли наработал. И кое-что услышал…

Гном покосился на неплотно прикрытую дверь.

– И что же ты услышал?

– Какой-то человек приходил и спрашивал у хозяйского работника, живут ли в гостинице друзья Каспара Фрая, и если да, то сколько их.

– Что за человек?

– Я не видел, он быстро ушел.

– Ну что ж, шпионов короля в Ливене достаточно, хотя, может, это просто старые знакомые – воры что-то замышляют. Что ответил работник?

– Сказал как есть – в гостинице, мол, имеется только приведенный Фраем гном.

Под дверью послышалась какая-то возня. Стоявший ближе Бертран быстро распахнул ее. В коридоре, нагнувшись, стоял какой-то бородач и поправлял сапоги. Увидев благородного господина, бородатый раскрыл рот, хотел что-то сказать, но не смог, видимо от неожиданности.

– Ступай отсюда, – велел ему Бертран.

– Благодарю, ваша милость!

– Это местные жильцы – коновалы, – пояснил Фундинул. – На три дня в город приехали, между прочим, и к господину Табрицию званы для работы.

– Понятно, – кивнул Каспар.

– Бертран, ты знаешь, что в этот раз мы едем не воевать, а налаживать торговлю? – спросил Фундинул. Было заметно, что он соскучился по живому общению.

– А если придется схватиться с какими-нибудь разбойниками?

– Ну разве что с разбойниками, но это не считается.

– Ладно, Фундинул, нам пора, нужно еще Углука навестить, – вмешался Каспар.

– Углука? Это ходячее брюхо? Вот уж кого бы я ни за что не стал навещать. Чего вы только в нем нашли?

– Но ведь он такой же наш товарищ, как и ты.

– Да? – Гном почесал макушку. – Ну, раз товарищ, может, и меня с собой возьмете?

Каспар и Бертран переглянулись.

– Почему бы нет, возьмем.

23

Они вышли втроем из гостиницы и сразу погрузились в шум Рыночной площади.

– Эх, до чего же хорошо! – сказал гном, сшибая башмаками кучки перемешанного снега.

– Ты о чем? – спросил Бертран.

– Ну как же? Мы опять вместе. Нас трое да обжора, остается найти эльфа и мессира Маноло, тогда мы снова будем сила, никакой враг перед нами не устоит.

– Ты ведь, кажется, торговать собирался, – напомнил Каспар.

– А-а… это я по привычке.