Алекс Орлов
Сезон королевской охоты

– Да, раньше заходил чаще, но теперь я семейный человек.

– Наверное, вам жена готовит?

– О да, уж готовит так готовит. Кстати, Гейне, ты не можешь мне подсказать, сколько нужно сил и времени, чтобы приготовить обед?

– Это зависит от того, какой обед, из скольких блюд.

– Ну, – Каспар начал вспоминать и загибать пальцы, – бобовая похлебка была со свининой…

– С поджаренной?

– Да.

– Горячее?

– Большой кусок говядины в соусе.

– Может быть, слоп?

– Точно, слоп это называется! Дальше, были картофельные оладьи, пирожки…

– Пирожки с чем?

– С печенкой и еще с курицей.

– Так.

– Рыба была – карп.

– Жареный, тушеный?

– Тушенный в молоке. Что еще? Яйца были фаршированные.

– Чем фаршированные?

– Зеленью и грибами. А почему ты так подробно спрашиваешь?

– Видите ли, ваша милость, каждая дополнительная мелочь отбирает у повара время и труд, здесь все важно.

– Понятно. Еще был пудинг, а пиво не считается – оно в подвале стоит.

– А сколько было еды, на сколько персон обед?

– На сколько персон? – Каспар начал высчитывать. Углука можно было посчитать за четверых, гнома – за одного, да еще сам Каспар, получалось шесть персон. – Можно считать как для шестерых гостей.

– О, довольно много!

– Так сколько же нужно времени?

– Ну, если повар хороший да четыре помощника, часов за восемь можно управиться.

– Пятеро за восемь часов?! – поразился Каспар.

– А что вы хотите, ваша милость, блюда сложные.

– Вот так дела… Ну спасибо, Гейне, ты очень мне помог.

– И вам всего хорошего, ваша милость, – ответил кабатчик и пошел прочь, недоумевая, отчего этот везунчик-проныра задавал вопросы про стряпню.

Каспар возвращался домой погруженный в мысли. Впервые ему пришло в голову провести подобное расследование, раньше все кулинарные подвиги жены он принимал как само собой разумеющееся, полагая, что это по силам любой работящей женщине.

Оказавшись дома, он чувствовал себя несколько смущенным, не зная, с чего начать разговор.

– Дорогая, я хотел бы с тобой поговорить.

Генриетта, не сидевшая без дела ни минуты, перестала вытирать пыль и недоуменно уставилась на мужа.

– О чем, дорогой? – Она подошла и присела рядом. – Что-нибудь про твой новый поход?

– Нет, я хотел поговорить о сегодняшнем обеде.

– Об обеде? Милый, ты хорошо себя чувствуешь? Что-нибудь с животом? – В голосе Генриетты послышалась тревога.

– Я здоров, и обед мне очень понравился, но вот что меня удивляет. Я сообщил тебе о том, что у нас будут гости, в половине девятого, а к часу дня ты уже наготовила угощений, да еще в таком количестве.

– А что не так, дорогой? Ты меня пугаешь этими расспросами.

– Понимаешь, – Каспар чувствовал себя полным идиотом, устраивая допрос любимой супруге, – мне показалось очень странным, что работу, которую могут сделать лишь пятеро мужчин, да еще за восемь часов, ты сделала одна вдвое быстрее.

– А откуда ты знаешь, что нужно пятеро мужчин?

– Я спрашивал у владельца кабака «Ваза», у Гейне. Он попросил перечислить, какие нужно приготовить блюда и в каком количестве, я как мог перечислил, а он сказал – пять человек за восемь часов.

– И что ты хочешь узнать?

– Я хочу узнать, как ты это делаешь.

– Руками, дорогой, это ведь дело привычки. Я и раньше умела быстро работать, когда еще была твоей служанкой.

– Да, я помню, ты всегда справлялась и поддерживала дом в идеальном состоянии, но скажи, не пользуешься ли ты…

– Колдовством?

– Да! – выдохнул Каспар, довольный, что Генриетта помогла ему задать этот вопрос.

– Я не знаю, как это назвать, меня этому мама научила.

– Чему научила?