Алекс Орлов
Сезон королевской охоты

– Сумку? Из сумки его неудобно будет доставать.

– Это будет что-то вроде ножен, ты все поймешь, когда ее увидишь.

– Хорошо, делай как считаешь нужным. Когда за ним зайти?

– Надеюсь, он нужен тебе не к завтрашнему утру?

– Нет, у тебя есть неделя.

– Приходи через четыре дня – все будет сделано.

– Хорошо, Боло, буду через четыре дня.

Проводив Фрая, Боло спустился в подвальный этаж, где находилась его мастерская.

– Кто это был, отец? – спросил мастера сын.

– Его милость Каспар Фрай.

– Принес большой заказ?

– Заказ не очень большой, но я сейчас думаю над тем, как сделать его большим, да так, чтобы господин Фрай с радостью согласился его оплатить.

14

Когда Каспар вернулся домой, из кухни по всему дому распространялись удивительные запахи. Он даже подумал, не перекусить ли ему до прихода гостей, но, словно услышав его мысли, Генриетта сказала:

– Ты без гостей за стол не садись.

– Как скажешь, дорогая.

Громыхая деревянными конем, в гостиную выбрался Хуберт. Он уже отобедал и размахивал леденцовым петушком на палочке. Нянька шла следом, кутаясь в шаль, хотя в доме было тепло.

Каспар пригрелся возле печи и задремал, а очнулся, когда услышал гулкие удары в ворота.

«Это Углук, – догадался он. – Должно быть, проголодался и уже не может ждать».

Спустившись во двор и открыв ворота, Каспар не смог сдержать улыбки – друзья-противники стояли рядом, высоченный Углук и низенький, но широкий, похожий на укороченный шкаф Фундинул. Оба сияли чистотой, и даже на расстоянии от них пахло распаренной вербой, из которой делали грубые мочалки.

– Только что из бани! – с гордость объявил Углук.

– Да ты никак в обновке? – заметил Каспар.

Под традиционной кожаной жилеткой орка была пододета льняная рубаха.

– Просто неприлично с голым пузом перед имдресс Фрай показываться.

– Он эту рубаху в лавке за так забрал, – тут же наябедничал гном.

– А вот и нет! Все ты врешь, гном, вы ему не верьте, ваша милость, лавочник сам разрешил взять товар, какой приглянется, а он за это мною воров стращать будет, дескать, если обидят его, я приду, найду и покалечу.

– Ну, значит, все по-честному. Проходите.

Орк вошел во двор налегке, у гнома была котомка и топор в чехле, с ним Фундинул не расставался ни при каких обстоятельствах.

– Зачем вы его за мной послали, ваш милость? – спросил Углук, едва они оказались в доме. – Он к каждому прохожему приставал с вопросом: где здесь прячется беглый орк? Столько народу перепугал, скандалист, одно слово.

– Потом я назвал твое имя, и мне сразу указали этот хлев.

– А что, ты сразу не мог имя назвать?

– Откуда я знал, под каким именем ты тут обитаешь? Вот и начал с простого – где живет беглый орк. Рожу-то твою всякий запомнит, а скажи – Углук, сразу и не разберешься. Мало ли на свете Углуков.

– Я в Ливене единственный Углук! – начал закипать орк. – И в моей деревне тоже не было больше ни одного Углука!

– Ладно, успокойся, – вмешался Каспар. – Проходите на кухню, думаю, обед уже готов.

– Подождите с обедом, ваша милость, – вмешался гном скорее для того, чтобы позлить Углука. – Хотелось бы взглянуть на вашего сынишку, он же совсем крохотный был, а теперь небось подрос.

– Конечно, подрос! – ухватился за эту тему орк. – Небось побольше тебя вырос, недомерка бородатого!

– Ничего, что подрос, главное – чтобы не вымахал в огромного пожирателя свинины, а то родителям такого не прокормить!

– Проходите в детскую, гости дорогие! – прервал обоих Каспар, подталкивая их вперед.

– А где тут маленький мальчик? – просюсюкал Фундинул и вошел в детскую, таща с собой топор и котомку.

Перебиравшая пеленки тетка Каролина так и села.

– Мамочка моя, да что же это такое!

– Хуберт, парень, привет! – сказал появившийся следом орк. Каролина икнула и закрыла глаза.

– Не обращайте внимания, тетя, – попытался успокоить ее Каспар. – Это наши гости, господин Углук и господин Фундинул.

В отличие от няньки, Хуберт гостей не испугался. Отшвырнув деревянные шарики, он самостоятельно поднялся на ножки и потопал навстречу гостям.

– Шустрый мальчонка, ваша милость! – восхитился Углук.

– А вот чего мы ему сейчас подарим! – сказал гном, доставая серебряный медальончик в виде рыбки.

– Ой, больно ему нужны эти твои подарки, – проворчал орк. Он явился без гостинца и теперь чувствовал себя уязвленным. – Он мальчик, ему нужно дарить лук и стрелы! Или кинжал!

– Вот ты и дари кинжал, а я подарю рыбку, ведь серебро – это, знаешь ли, капитал. Если каждый год я буду дарить ему по серебряной рыбке, то к восемнадцати годам у него скопится серебра на пятнадцать рилли, а это – половина золотого дуката.

– Ну и что?

– А то! Много ты видел восемнадцатилетних юнцов, юторых есть половина дуката?