Алекс Орлов
Сезон королевской охоты

– Пройдешь через Рыночную площадь, потом выйдешь на Угольную улицу, а там тебе любой подскажет, – других орков в городе нет.

– Хорошо, тогда я его найду.

– Только сделай еще одно доброе дело.

– Какое же?

– Своди орка в баню, как в прошлый раз вы ходили, помнишь?

– Конечно, помню, ваша милость, я помню о всех походах в баню, такое не забывается.

– Вот и отлично, а потом милости просим ко мне на обед.

12

Гном ушел, а Каспар поднялся в дом.

– Кто там был? – спросила Генриетта.

– Сегодня в обед у нас будут гости.

– Кто такие?

– Гном и твой любимец – орк-обжора.

– Вот как! Значит, нужно побольше наготовить!

– Да, можешь прямо сейчас и начинать.

Генриетта считала стряпню своим призванием и очень огорчалась, что муж кушает не так много, как бы ей хотелось.

Отдав распоряжения об обеде, Каспар решил не терять времени даром. Он спустился в арсенальный чулан, где хранил доспехи, мечи, арбалеты, коллекцию стрел из разных земель и Трехглавого дракона – удивительное оружие, которое сконструировал по его просьбе гном-оружейник Боло.

Трехглавый дракон представлял собой скрепленные вместе три медные трубки, заряжавшиеся стальными дротиками. Стоило нажать пальцем спусковую скобу – и дротики выталкивались из трубок тугими пружинами. Каспар не раз применял это оружие в решающие моменты.

Положив в сумку деревянный ящичек, в котором хранилось это оружие, Каспар сказал:

– Я пойду на Оружейную улицу, к Боло. К обеду вернусь.

– Иди! – ответила Генриетта, грохоча на кухне медными кастрюлями.

На улице Каспар столкнулся со старшиной городских стражников Виршмундом.

– Здравствуйте, сосед! – поздоровался тот.

– Здравствуйте, старшина.

– Ой, чую, недолго мне занимать эту должность, – проскрипел Виршмунд с деланой грустью.

– На пенсию уходите?

– Нет, господин Фрай, полагаю, против меня интриги плетутся – герцогу наговаривают, будто я стражников распустил, будто пьянствуют они у меня. А вы, я слышал, решили покинуть герцогство?

Быстрая смена темы не удивила Каспара, он знал, что Виршмунд любопытен, как базарная торговка.

– Нет, мой дом и семья остаются в Ливене.

– Но вы ведь собрались заняться торговлей?

– Была такая мысль, но уж очень это непривычно для меня, нужно еше раз все хорошенько взвесить.

– Ага, – кивнул Виршмунд, делая свои выводы. – Ну, не буду вас задерживать, всего хорошего.

И они разошлись.

Решив не толкаться на Рыночной площади, Каспар проулком вышел на Ткацкую улицу и поразился царившему на ней оживлению. У домов стояли телеги, а из подвалов выносили и складывали на них пропахшие едким тимьяном – от прожорливой моли – тюки с шерстяными одеялами, одеждой и валяными вещами. Не один год ткачи и валяльщики откладывали излишки товара и вот наконец дождались спроса. Пользуясь тем, что снег не таял, а с каждым днем его все прибавлялось, они вывозили вещи за город, чтобы, поваляв их в чистом снегу, придать шерсти мягкость.

– Здравствуйте, ваша милость! – поздоровался какой-то пожилой ткач.

– Здравствуй, – ответил Каспар, пытаясь вспомнить, кто это. И лишь когда дошел до Оружейной улицы, в его памяти всплыл случай, когда в лавку этого бедняги вломились грабители. Каспару даже не пришлось вынимать меч, увидев, кто перед ними, злодеи тут же разбежались. О нем ходили страшные легенды, будто, когда он дрался, у него отрастали еще две руки и на одну стрелу он мог нанизать троих. Разумеется, это было преувеличение, но в прежние времена Каспару с городскими подонками приходилось сталкиваться довольно часто.

13

На Оружейной улице было необычно тихо. Прежде здесь допоздна стучали молотки и жужжали точила, но, видимо, с приходом зимы уменьшилось и количество заказов.

Стоило Каспару открыть двери в мастерскую Боло, как он услышал привычный шум работы.

На скрип двери в просторную прихожую выглянул Боло.

– Каспар Фрай, сожри меня огры! Как же давно мы не виделись, наверное, целый год! Как жаль, что ты редко у нас бываешь.

«Конечно, – подумал Каспар. – Мое золото вы любите».

– Здравствуй, Боло. – Он пожал маленькую ручку. – Давно не был, потому что мирными делами занимался.

– А теперь что, снова война? – встревожился гном.

– Нет, просто собрался в дальнюю дорогу и решил перебрать Трехглавого дракона. – Каспар стал вынимать из сумки шкатулку.

– Ах, вон оно что. Как работает, не ломался?

– Не ломался, я его иногда смазываю.

– Это правильно, за такой сложной машиной нужно следить, это тебе не меч. Да, кстати, ты ведь хотел приделать к нему рукоять – помнишь, мы с тобой говорили?

– Да, хотя я привык носить его на шнуре.

– Забудь про шнур, я придумал, как приспособить к нему арбалетную рукоять и какую сшить сумку.