Алекс Орлов
Сезон королевской охоты

– А почему не занимаетесь? Я слышал, за него бешеные деньги предлагают.

– Так-то оно так, только убьют за него, если только узнают, что такой груз на дороге появился. С шоколадом не пройти.

– Нет, не пройти, – подтвердили остальные негоцианты. – Лорд Кремптон возы собаками проверяет, если найдет шоколад, отберет, а перевозчиков в замок уводит, поговаривают, у него там калхинуда живет – демон с нижнего мира и он его человечиной кормит.

– Это вряд ли, – усмехнулся Каспар, хотя видел эту калхинуду собственными глазами. – Значит, шоколад возить самое выгодное?

– Именно так, ваша милость, в золоте купаться будете, если, конечно, голову в дороге не сложите.

Не ограничившись единственной беседой с купцами, Каспар еще раз пришел в Собрание вечером. Теперь он вел разговоры уже с местными ливенскими барышниками, с которыми был знаком. Всем им, с напускной грустью в голосе, он признавался, что устал от своей работы и хотел бы уйти в торговлю.

Про свои дела купцы молчали, не хотели выдавать секретов, когда же Каспар спросил, что лучше возить в Харнлон с юга, они осмелели и стали давать советы – сколько брать, как везти да где лучше продавать, от каких разбойников можно откупиться, а с которыми нужно в сечу вступать.

С женой по поводу нового задания Каспару тоже пришлось объясняться, и он честно соврал, что герцог поручил ему создать в Харнлоне торговое представительство.

– Его светлость изрядно поиздержался во время недавних беспорядков, вот и решил восстановить казну за счет своего неприятеля – короля Ордоса.

Генриетта не очень-то верила россказням мужа, однако возразить ей было нечего, ведь Каспар заказывал портным новую одежду, никак не связанную с военными походами – ни новых лат, ни стрел, ни мечей. Только зимние плащи да валяные шерстяные шляпы, что носили люди купеческого сословия.

«Неужто и правда за ум взялся?» – не могла поверить Генриетта.

11

Утром четвертого дня после возвращения Каспара из замка Ангулем в его ворота громко постучали.

Распахнув окно, он выглянул на улицу, и каково же было его удивление, когда он увидел у ворот потряхивающего ушами Шустрика – бравого мула гнома Фундинула. Сам Фундинул стоял у ворот и лупил по ним изо всех сил.

– Кто там еще? – спросила мужа Генриетта.

– Гости, – со вздохом ответил он и, накинув плащ, пошел открывать.

Отперев ворота, Каспар сделал радостную мину и воскликнул:

– Фундинул, какими судьбами? Как ты тут оказался?

– Я по письму приехал! – не менее радостно ответил гном, втаскивая во двор Шустрика.

– По какому письму?

– А вот. – Гном протянул засаленный клочок бумаги.

Каспар развернул его и прочел: «Дорогой братец Фундинул пишу тебе чтобы сообщит что его милость Каспар Фрай…»

Все стало ясно, письмо было послано Углуком, он звал гнома поучаствовать в очередном деле «его милости», которое обещало быть бескровным – все заработают много денег и не прольют ни капли крови. Разумеется, гном не мог пропустить такой поход.

Удивляла Каспара только одно: Углук с Фундинулом уживались плохо, дня не проходило, чтобы они не устроили пару скандалов, а тут орк сам вызывал гнома в поход. С тем, что Углук сделал это самовольно, Каспар уже смирился, ведь орк был уверен, что помогает его милости. Каспар действительно собирался связаться с Фундинулом и Аркуэноном да еще попросить его светлость отпустить с ним Бертрана фон Марингера, однако прежде он намеревался закончить подготовку к необычной экспедиции, чтобы его не отвлекали бойцы, томящиеся без дела в «Коте и Ботинке».

– Ну, все правильно? – спросил гном.

– Правильно, – согласился Каспар.

– И вы действительно собираетесь торговать в Харнлоне?

– Собираюсь.

– Значит, я верно сделал, что приехал, этот зеленый монстр ничего не напутал?

– Не напутал, Фундинул, только письма эти должен был рассылать я, а не Углук.

– Ничего страшного, ваша милость, впервые это чудовище сделало что-то правильно – не стоит его за это упрекать.

– Согласен. Постой, а на кого ты оставил мастерскую в Коттоне?

– На двух подмастерьев – один гном, другой – человек. Парень справляется со всеми заданиями, умеет тонко чеканить серебро, глядя на него, я начинаю менять свое мнение об этих варварах.

Каспар молчал.

Тут до Фундинула дошло, что он разговаривает с человеком.

– Извините, ваша милость. Ну так мы едем в Харнлон?

– Едем, но не так скоро.

– Жаль. – Гном вздохнул.

– А ты надеялся по-быстрому добыть золота? – пряча усмешку, спросил Каспар.

– Вот именно. Мастерскую я открыл, однако она не та, что была прежде – станки, что я покупал в королевстве, были испорчены безвозвратно, вот я и подумал: заработаю дукатов да прямо в Харнлоне их и потрачу, возможно, даже дешевле получится. Как вы думаете, ваша милость?

– Уверен, что дешевле, но чтобы получить дукаты, нам придется поработать.

– Я всегда рад поработать, ваша милость, это только орку лишь бы подраться.

– Ну хорошо, до отправления поживешь в гостинице.

– «Кот и Ботинок»?

– Конечно.

– Тогда я сначала пристрою Шустрика к лошаднику господину Табрицию, и сразу к вам.

– А зачем ко мне?

– Ну как же, разве вы не пригласите меня на обед, ваша милость? – На лице гнома читалось удивление.

– Конечно, приглашу, только сейчас время завтрака, да и нехорошо тебе одному приходить, позабыв Углука.

– Где же я его найду?