Владимир Германович Корешков
Свой среди чужих, или Гауптман с Олерона II

Свой среди чужих, или Гауптман с Олерона II
Владимир Германович Корешков

Твой жребий брошен. На войне у каждого свой путь и своя судьба. Твоя фамилия попадает в гигантский дьявольский барабан, наподобие того, в котором разыгрывают лотерею. Раскручивает его сама старуха-смерть. Запуская свою костлявую руку, она вытаскивает бумажку с твоим именем. Эта старуха никогда не проигрывает, в жуткой лотерее у нее постоянный фарт.Содержит нецензурную брань.

/ КНИГА №2

После того как ушел дядя Роланд, ой простите обергруппенфюрер СД, а по совместительству борец сопротивления, причем я так понимаю играющий в сопротивлении далеко не самую последнюю роль человек от которого очень много что зависит и чьи приказы для многих должны никоим образом не обсуждаться, а выполняться беспрекословно и безоговорочно. Я крепко задумался. Моя жизнь опять делает новый виток. Удивительно, но я как будто каждый раз заново крест на крест перечеркиваю свою бывшую жизнь, начиная с нового листа, оставляя все что у меня было хорошего и плохого в прошлом и делаю новый шаг в неизвестность. Дядя Роланд позвонил мне сегодня с утра его голограмма появилась ровно тогда когда я разбивал второе яйцо на скворчащую от уже хорошо прожаренного бекона сковородку готовя себе нехитрый холостяцкий завтрак – яйца с беконом и тостами.

– Что то поздно ты завтракаешь, – вместо приветствия строго сказал дядя Роланд.

В черном эсэсовском мундире, перетянутый кожаными ремнями. Вид у него как всегда был грозный, а с другой стороны как еще должен выглядеть генерал СД обличенный почти неограниченной властью. Сразу захотелось вытянуться по стойке смирно и щелкнуть каблуками. Что я в общем то и сделал, привычка мать ее выработанная за время службы что тут скажешь. Правда в трусах, майке и в домашних тапочках наверняка со стороны это выглядело более чем комично и нелепо. Но дядя Роланд даже не улыбнулся. Вместо этого опять очень сурово посмотрел на меня и спросил:

– Яр, сынок, то о чем мы с тобой вчера говорили. Ты готов?

Я чуть не сказал так точно мой группенфюрер. Но в последней момент сдержался и просто ответил :

– Да, очень жду сегодняшней нашей встречи.

– Хорошо, значит буду у тебя в четырнадцать тридцать. Жди.

И отключился. Я слегка вошел в ступор от столь раннего визита, но вовремя спохватился яичница не успела сгореть. Позавтракал я быстро, хотя спешить было некуда, проглатывая большие куски, совсем не ощущая вкуса еды. После завтрака я бесцельно слонялся по квартире в ожидании означенной встречи, никак не мог найти себе хоть какое то занятие, что бы убить время. Мысленно пытаясь все время подогнать это самое время, но от этого оно как назло становилось еще более медленным, тягучем и стрелка хронометра совсем не двигалась с места. Наконец долгожданный звонок в дверь. На пороге стоял дядя Роланд.

– Я надеюсь ты один? – поинтересовался он.

– Так точно, -бодро ответил я.

Он отодвинул меня в сторону, прошел в коридор, притворил за собой дверь, снял фуражку, повесил ее на вешалку, провел ладонью по короткому седому ежику. Далее достал из кармана галифе небольшую серебристую коробочку, прошелся с ней по всем комнатам, даже в туалет заглянул, отключил все электроприборы, затем открыл электрощиток, щелкнул центральным переключателем, тем самым отрубив во всей квартире свет.

– Давай сюда свой индивидуальный голографон, -тоном не терпящим возражений потребовал он.

Я протянул ему свою трубку. Он деловито отключил ее, после чего распотрошил его самым варварским способом. Затем присел на диван, положив свою коробочку на журнальный столик жестом показал мне мол присаживайся в кресло напротив меня. На мой немой удивленный взгляд -вопрос, коротко ответил :

– Жучков у тебя дома нет, а если нас вдруг кто то попытается подслушать, то этот аппаратик заглушит все сканеры в радиусе пяти метров, – кивнул он на свою серебристую коробочку уютно расположившуюся у меня на столе.

– Может быть чаю? -пытаясь быть гостеприимным, неуверенно спросил я, хотя какой нафиг чай, если все электроприборы отрублены. Водичку не вскипятишь.

– Нет, Яр, спасибо. У меня очень мало времени. Чаи распивать будем в другой раз. Сейчас о деле: Первое, если вдруг кто то будет интересоваться, я пришел к тебе как близкий друг твоей семьи и мы все время трепались о твоей службе на Олероне, здесь особо выдумывать нечего потому что я про тебя почти все знаю, поэтому если что разночтений о чем велась наша беседа у нас с тобой не будет. Второе ты вчера не пил?

– Нет, дядя Роланд, хотя если честно желание было.

– Ну это понятно. Что ты решил?

– Я буду продолжать дело родителей.

– Ты уверен? -он вперился в меня тяжеленным взглядом.

– Да, уверен.

– Предупреждаю -это тяжелый, адский и крайне опасный труд. Причем ты в любую минуту можешь быть разоблачен, схвачен и приговорен к смерти.

– Я сделал свой выбор и определил свой путь, сворачивать с него я не собираюсь, – очень четко по слогам произнес я.

Получилось немного высокопарно и пафосно. Но я действительно за вчерашний день и прошедшую ночь много думал, времени было более чем достаточно и все для себя окончательно решил.

– Что я должен делать и чем заниматься?

– Хм… что делать и чем заниматься, – как эхо, задумчиво повторил за мной Дядя Роланд.

Опять знакомый жест– провел рукой по волосам.

– Все не так просто, что бы с наскоку ответить на твой вопрос. Заниматься тебе, Яр, придется очень, очень многим -от разведки и собирания секретной информации и материала до вербовки, а иногда и физическом устранении отдельных лиц. В общем работенка будет непростая, требующая определенных навыков и знаний. А значит тебе придется кое чему подучится.

– Не понял.

– Что тут не понятного. Да согласен ты опытный воин, много повидавший на своем веку и побывавший в самом пекле, но в нашем непростом ремесле подпольщика ты еще дитя желторотый. Поэтому все таки в начале придется учиться, учиться и еще раз учиться.

– Это что школа или колледж какой то? – ядовито заметил я.

– Ты зря ерничаешь сынок. Становясь подпольщиком ты обрекаешь на постоянную опасность не только себя, но и еще много других прекрасных людей с которыми ты будешь связан. От того как вовремя ты почувствуешь за собой слежку, от твоих возможностей уйти от слежки, от твоих навыков конспирации и умении молниеносно реагировать и принимать правильные решения в любой непредвиденной ситуации зависит не только твоя, но и их жизнь и тебе это надо четко понимать и постоянно об этом помнить. Еще раз повторяю, любая даже самая малая оплошность с твоей стороны может привести к очень катастрофическим последствиям. Поэтому слушай меня внимательно и запоминай, ты отправляешься на месяц на Олерон в секретную разведшколу, где подготавливают агентуру для последующей заброски в Рейх, для борьбы с действующем режимом. Школа действует на стороне повстанцев, в их глубоком тылу.

Я вскинул брови.

– Не перебивай. Летишь ты туда инкогнито. Через лунную базу СТК 3. На луне тебе придется лечь на операционный стол и сделать легкую операцию: из тебя вытащат твой индефикационный чип и вместо него поставят чип другого человека, он очень похож на тебя, почти как брат близнец, то есть ты поменяешь личность– это не насовсем, лишь на время, – предупредил он мой вопрос.– Твой чип будет тебя дожидаться на луне пока ты отсутствуешь. Сделано это будет для того что бы даже случайно, мало ли что может случиться никто не догадался, что Яр Ковалефф отсутствует в Рейхе.

– А мой чип вставят ему? – предположил я.

– Нет, -поморщился дядя Роланд.

– А как же этот парень будет жить без индефикационного чипа?

– Этого парня на свете больше нет. Он умер – несчастный случай. Слава богу этот парень оставил очень много своих воспоминаний и переживаний на коррале памяти, так что тебе всю эту информацию сольют в твою черепную коробку для полного, так сказать твоего перевоплощения и вхождения в его личность. Далее с луны тебя подхватит звездолет контрабандистов, который доставляет грузы на Олерон повстанцам в обход эмбарго.

– В обход эмбарго? Как это возможно? – не выдержав поинтересовался я.

Дядя Роланд посмотрел на меня как на несмышленыша, тяжело вздохнул и принялся мне как первокласснику объяснять.

– Видишь ли на Олероне уж очень много полезных ископаемых, некоторые абсолютно незаменимы в различных отраслях и многие земные корпорации очень остро в них нуждаются, без них просто жить не могут, поэтому некоторые особенно шустрые корпорации организовали мощный теневой бизнес, они получают полезные ископаемые от повстанцев взамен поставляют повстанцам новейшие виды вооружения, медицинское оборудование медикаменты ну и так далее по списку. Всем выгодно.

– А как же боевое охранение Олерона звездолетами Рейха?

– Звездолеты Рейха блокирующие Олерон давно на приличной подкормке у корпораций. Каждому командиру звездолета уйдя в отставку хочется иметь хороший домик и безбедную старость, что бы было на что побаловать внуков, поэтому они за очень щедрое вознаграждение на все закрывают глаза. Ничего не видим. Ничего не слышим и все. Коррупция называется, слышал такое слово?

Я молча кивнул.

– Ну вот. Пойдем дальше, я думаю ты человек взрослый и очень хорошо понимаешь, о том что ты служил в звездной пехоте, в разведшколе распространяться не стоит не в коим случае, ни одна живая душа там даже догадываться об этом не должна. На время о своем прошлом придется забыть. Преподаватели в основном местные, Олеронцы, имеющие боевой опыт. Зведпехов, даже бывших по вполне понятным причинам не жалуют. Они не должны знать кого обучают. Отчасти еще и поэтому тебе дается новая личность и чужая память.

– А дальше? спросил я.

– Дальше -ты возвращаешься через месяц на луну и вновь становишься Яром Ковалеффом, звездным пилотом и героем Рейха и получаешь свое первое задание.