Алексей Павлович Бобрик
Ошибка «Прометея». Сборник фэнтези и фантастики

Ошибка «Прометея». Сборник фэнтези и фантастики
Алексей Павлович Бобрик

Путешествия во времени, гибель цивилизаций, тайные заговоры и любовь в Междумирье. Вашему вниманию сборник из пяти небольших разноплановых рассказов жанра фэнтези и фантастики.Содержит нецензурную брань.

Ошибка Прометея

Отшельник жил на востоке от города. Уже никто не вспомнит, когда и зачем он поселился в этом продуваемом всеми ветрами сарае.

Аскет был нелюдим, но помощь принимал с искренней благодарностью. От прочих бродяг и попрошаек он отличался тем, что, не пользуясь благами цивилизации, всегда выглядел прилично, даже несколько элегантно.

Поговаривали, что раньше этот человек был большой шишкой в Академии Наук, но в один момент всё бросил и купил эту лачужку на крошечном куске муниципальной земли. Так и живёт с той поры в гармонии с природой, питается подаяниями добрых людей и часами смотрит на звёзды.

Одни считали его блаженным, другие называли гуру, а некоторые даже ходили за советом.

Бывало, находясь в благостном расположении духа, отшельник общался с детьми из младших классов ближайшей школы. Они любили его сказки, которых он знал бесконечное количество. А может, и придумывал на ходу. Кто ж его поймёт?

– Дедушка! Расскажи сказку! – после этого гвалта раздалось нарочитое ворчание и долгожданный благосклонный ответ:

– Хм… – суровый взгляд обвёл малышню. – Уроки сделали?

– Да! Да!

– Тогда ладно. Расскажу, так и быть. Что хотите послушать в этот раз?

– Дед Коля, скажи, – рыжая девчонка с косичками подняла руку, как на уроке, – это правда, что сначала было Слово?

Отшельник закрыл глаза. Прошло несколько томительных минут. Казалось, что он заснул. Ребятня стала перешёптываться, особо смелые даже попытались дёрнуть деда за рукав.

Он заговорил тихо, почти шёпотом, но от этого шёпота аж мурашки пробежали.

Все поняли, что сегодняшняя сказка будет особенной.

– Нет, Веснушка. Сначала было Время. Оно породило Оазис. Оазис породил Прометея. И когда они устали, то превратились в звезду и упали с неба.

– Упали с неба? А они разбились?

– Да. Разбились… Так на Земле появились Вестники…

Пролог

Мелкая рябь тронула хрустальную поверхность озера. Волны, сначала едва заметные, всё более настойчиво выплясывали свой танец на кварцевом песке. Затем прилетел ветер. Пока ещё тёплый, но осенние нотки уже давали о себе знать.

На берегу тлел костёр, над которым возвышалась тренога с подвешенным походным котелком. Трое пили чай. Двое мужчин и девушка.

– Предупреждаю, от шафрана язык становится рыжим. Не советую прямо сейчас идти на публику. И ещё, всё хотел спросить, да из головы вылетало. Этот ваш Шбали действительно так хорош? В наше время это настоящий раритет, почище Хааканских свитков, – поинтересовался один из мужчин.

– Но-но. Попрошу. Это великое произведение матушки-природы имеет иное название – Шабли! Кроме того, скажу вам по секрету, что лет двадцать назад мне удалось попробовать глоточек, – второй мужчина обвёл спутников лукавым взглядом, следя за их реакцией.

– Вот как? – удивился первый. – Делитесь ощущениями!

– Ммм… Дайте-ка вспомнить… – деланно задумался собеседник. – Ведь это было почитай что вечность назад. Тогда мы отмечали доклад академика Пилле об экспериментальном подтверждении его переломной теории полей сверхпроводимого сдвига. Это было божественно.

– Что на вас произвело большее впечатление? Живая легенда или дегустация вина?

– И Он, и вино! Земля и небо. Такие разные, но бесконечно притягательные. Как сейчас помню тот глоток надежды, что удержал нашу цивилизацию от окончательного краха. Как бы пафосно это ни прозвучало.

– У вас сегодня лирический настрой? Это так ново. Я давно не наблюдал за таким счастливым человеком.

– А вы сейчас совсем не похожи на учёных, – улыбнулась девушка, томно потягиваясь, и так удачно, что из-под коротенькой юбочки показалось то, что обычно тщательно скрывается.

– Кххм… Кхх… – поперхнулся тот, кто минуту назад с величайшим почтением в голосе вспоминал про какого-то академика и его доклад. – Ирис, ты моей смерти хочешь? У меня сердце не юнца! Как, по твоему мнению, должны выглядеть учёные? Сидеть с умным видом и изъясняться формулами мюонной физики?

– Это не совсем то, что… – начала отвечать Ирис, когда «Оазис» вновь тряхнуло. Да так сильно, что тренога над костром накренилась, а часть содержимого вылилась прямо на угли, породив облачко ароматного пара.

– Похоже, в этот раз метров на пятьсот провалились. Не меньше, – побледнел «дегустатор», протирая лоб и шею шёлковым платочком.

– Да, Виктор Иванович, вы оказались правы. Такой ямы давно не было, – мужчина глянул на тусклый экран маленького планшета. – Похоже, что резервные «котлы» себя исчерпали. Полюбуйтесь на диаграмму. Вся энергия от термоядерных «Сапфиров» на поддержание «Прометея» уходит, и гироскопы курсовой устойчивости уже совсем неважно функционируют. К тому же, меня начинает мутить, – продолжил он и, подскочив как мячик, быстрым шагом направился в сторону кустов.

– Не переживайте. Меня тоже подташнивает. Это морская болезнь, – произнёс Виктор Иванович, когда второй учёный вернулся обратно.

И только девушка сидела как ни в чём не бывало и улыбалась.

– Что, простите? Какая болезнь?

– Однажды я прочитал в одной старинной книге, что так себя чувствовали люди, отправлявшиеся в кругосветное путешествие по морю. Корабли в те времена строили из дерева, а вместо термоядерных реакторов использовалась сила ветра. В это трудно поверить, но…

– Ах, море. Зелёная безбрежная пустыня. Соль и ветер в лицо. Шум прибоя и крики чаек над волной. Как много раз я видела это во сне, – мечтательно произнесла Ирис, перебив рассказчика. – И дельфины… Вы слышали про дельфинов?

– Ладно, не до лирики. Рыбы такие были. И что с того? – грубо отрезал профессор. – Степан. Выключай Ириску и идём в НЦ. Чувствую, что всё начинается несколько раньше, чем мы планировали. Ощущаешь нарастающий гул и вибрацию?

Учёные синхронно поднялись и направились прямо в озеро, вдруг ставшее белым куполообразным зданием без окон.

Девушка, оказавшаяся голограммой, как и всё окружающее пространство, тоже растворилась в воздухе.

Глава 1

Шел 2157 год. С момента техногенной катастрофы, уничтожившей всё живое на планете Земля, прошло более семидесяти лет.

Парившая в стратосфере научная станция «Оазис» из-за своих огромных размеров была построена прямо на орбите. Буквально за несколько месяцев до катастрофы.

В те времена миром начинал править «Альянс Свидетелей». Своей деятельностью он неминуемо и планомерно приближал грядущий апокалипсис. Эта организация всего за несколько лет образовала огромный конгломерат своих адептов, окончательно превратившихся в свору безумных фанатиков. Что ими руководило и почему так произошло, никто из оставшихся в живых так и не смог чётко сформулировать.

Альянс делал всё, чтобы помешать осуществлению проекта по выводу всего самого ценного, что было на планете, на околоземную орбиту. К счастью, благодаря самопожертвованию многих неравнодушных людей, все попытки сорвать научную миссию завершились неудачей. «Новый ковчег» по сей день продолжал парить в безвоздушном пространстве некогда голубой планеты.

И вот сейчас, после десятков лет относительного спокойствия, вновь случилось что-то странное. «Оазис» в очередной раз содрогнулся и ещё ниже спустился со своей орбиты. В белоснежном нутре бесконечных залов, коридоров и лабораторий в эти минуты происходило то, что должно было повернуть ход истории вспять.

В «сердце» станции наконец-то был активирован аппарат сдвига временных континуумов «Прометей». Он работал по полной, сжирая почти всю энергию не только основных термоядерных, но и всех дублирующих реакторов. И всё это себя полностью оправдывало: между собой учёные называли эту систему не иначе как «Машина времени».

В круглом зале был установлен огромный мерцающий экран. Все до единого сотрудники станции наблюдали за группой «Зеро». Наблюдали, не смея даже лишний раз пошевелиться.